В Приангарье пациенты не могут получить положенные по закону лекарства

Таисия Мерчанская / АиФ

Иркутянину Андрею Рыбкину 30 лет, с раннего детства он живёт с диагнозом «первичный иммунодефицит». У Андрея не вырабатываются иммуноглобулины (антитела), и чтобы не умереть, он должен регулярно получать инъекции специальных препаратов. Но с апреля 2021 года в городской больнице № 8, к которой прикреплён пациент, этих лекарств нет.

   
   

- Андрею ставили шведский препарат. Сейчас ни его, ни других зарубежных либо российских иммуноглобулинов нет. Сыну умирать теперь? - задаёт риторический вопрос мама молодого человека Наталья Рыбкина.

Куда пропал иммуноглобулин?

Иммуноглобулины должна закупать больница за счёт средств фонда ОМС, однако, как пояснили «АиФ в ВС» в областном министерстве здравоохранения, сделать этого она не может.

- Перебои с иммуноглобулинами могут встречаться в связи с временным отсутствием препаратов на фармацевтическом рынке России, - говорит первый заместитель министра Анна Данилова. - На объявленные 8-й больницей торги не поступило ни одной заявки от поставщиков лекарств. Медучреждение проведёт торги повторно.

Сколько всего в Иркутской области пациентов с аналогичным диагнозом и какова ситуация у них, в ответе на наш официальный запрос минздрав не сообщил. Насколько известно Наталье Рыбкиной, у пациентов с первичным иммунодефицитом, которые прикреплены к другим больницам по региону, таких проблем, как у её сына, не возникает.

Но случай Андрея точно не единичный. С нехваткой иммуноглобулина в последние два года сталкиваются по всей стране. Причины этому называют две. Во-первых, в связи с пандемией снизилось число людей, сдающих кровь, а иммуноглобулины делают из плазмы донорской крови. Во-вторых, на наш рынок неохотно заходят западные производители лекарств. Дело в том, что российские препараты втрое дешевле западных, к тому же в нашей стране действует правило «третий лишний» (иностранные товары не могут участвовать в госзакупке при наличии как минимум двух отечественных предложений). Всё это отпугивает иностранных производителей от российского рынка.

   
   

В ситуации Андрея Рыбкина после обращения в минздрав был найден временный выход. 29 июля ему прокапали остатки имеющегося в больнице № 8 иммуноглобулина (в ответе минздрава говорится о половине требуемой дозы, по словам его мамы, поставили только треть), на август выдали направление в Областную больницу, но дальше по-прежнему неизвестность…

«Узкий» список льготников

Аналогичные проблемы с обеспечением бесплатными лекарствами существуют и у пациентов с другими диагнозами.

В конце июля в Иркутске прошёл круглый стол, организованный обществом пациентов с болезнью Бехтерева (хроническое воспалительное заболевание, при котором поражаются суставы или позвоночник). Его участники говорили как раз о сложностях с получением необходимых препаратов по ОМС.

- В феврале-марте 2021 года мы опросили пациентов с ревматическими заболеваниями из 50 регионов РФ, - рассказала руководитель общественной организации Наталья Шаталова. - 38% испытывают трудности с получением лекарств по основному заболеванию, 51% - с доступом в медицинские учреждения, 41% не получают регулярно медпомощь по месту жительства.

Фото: Общество пациентов с болезнью Бехтерева

Росздравнадзор по Иркутской области тоже даёт нерадостную статистику. По словам руководителя ведомства Ольги Лебедь, в 2020 году число жалоб выросло, при этом 68% из них касаются обеспечения лекарствами.

Областной закон № 106, устанавливающий перечень заболеваний, при которых гражданина обеспечивают бесплатными либо льготными лекарствами, включает более узкую группу граждан, чем указано в аналогичном постановлении Правительства РФ № 890.

 Приангарье сложность ещё и в том, что областной закон № 106, устанавливающий перечень заболеваний, при которых гражданина обеспечивают бесплатными либо льготными лекарствами, включает более узкую группу граждан, чем указано в аналогичном постановлении правительства РФ № 890. Например, в отличие от той же Томской области, у нас остаются «за бортом» больные псориатическим артритом, псориазом.

- В результате пациенты, которые лечатся в федеральных медучреждениях, боятся начинать лечение препаратами, отсутствующими в региональном перечне, потому что, вернувшись домой, они не смогут продолжить терапию, - поясняет Наталья Шаталова.

Сначала оформи инвалидность

Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Светлана Семёнова также разделяет обеспокоенность общественников.

- Территориальная программа госгарантий сформирована и реализуется в Приангарье с существенным нарушением прав граждан, - говорит она.

Помимо «зауженного» перечня льготных лекарств омбудсмен видит нарушение прав пациентов в приказе областного минздрава № 37-мпр. Чтобы получить право на льготное обеспечение лекарствами, гражданин должен помимо других документов предоставить заключение ведущего специалиста по его заболеванию, причём выданное максимум три месяца назад.

- Это избыточная административная процедура, - уверена Светлана Семёнова, - в законодательстве нигде не сказано, что люди должны предоставлять такое заключение.

Уполномоченный по правам человека обратилась к министру здравоохранения с письмом, в котором предлагает отменить данное требование к пациентам.

- Полностью согласен, это абсолютно избыточная норма, - поддерживает омбудсмена сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов. - Она тормозит лечение, бывали случаи, что и на год дело затягивалось. А ведь за это время здоровье человека может ещё больше ухудшиться. Это вообще-то можно квалифицировать как оставление в опасности, статья 124 УК РФ.

Фото: Общество пациентов с болезнью Бехтерева

Другая проблема: ряд федеральных препаратов, которые стоят миллионы рублей, пациенты вроде и на руки получают, но не могут ими воспользоваться, из-за того что на местах фонд ОМС не прописал для таких препаратов КСГ (клинико-статистические группы). Например, препарат нужно ставить в спинно-мозговой канал или разводить его должен специалист. Но человек приходит в отделение, а ему там говорят: «Со своим нельзя». И препарат либо «скисает», либо его ставят неправильно. Вроде бы и деньги государство потратило, а доступность лечения не увеличилась.

А пациенты, например, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, прежде чем получить бесплатные лекарства, должны оформить инвалидность. То же касается и людей с болезнью Бехтерева, которые из-за такой законодательной коллизии практически не могут получать терапию генноинженерными биологическими препаратами.

- От такой практики давно уже пора отходить, - уверен Ян Власов.

кстати
По словам замминистра здравоохранения области Алексея Шелехова, для расширения перечня лекарств, которые выдаются пациентам бесплатно, потребуется около 2 миллиардов рублей из областного бюджета.

Похожие материалы:


Иркутская область получит 59 миллионов на бесплатные лекарства от COVID-19

Суд оштрафовал фармкомпанию из Иркутска за выпуск некачественных лекарств

Партия препарата для лечения СМА поступит в Иркутскую область 20 января