290

Литаврист Геннадий Третьяков - об интригах, звёздах в Иркутске и зарубежных гастролях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ в Восточной Сибири» 27/03/2013
Фото Ларисы ГУЛЛ

Иркутск, 27 марта – АиФ-ВС. Не так давно Геннадию Прокопьевичу исполнилось 70 лет. 52 года из них - ещё со студенческих времён - он работает в симфоническом оркестре: играет на литаврах - ударном музыкальном инструменте с определённой высотой звучания, который представляет собой систему двух и более (до семи) металлических котлообразных чаш.

Мы встретились с заслуженным артистом России, который, по мнению музыкальных критиков, обладает уникальным тремоло (приёмом игры на ударных инструментах. - Ред.), в перерыве между репетициями музыкального коллектива накануне Дня работника культуры.

АиФ-ВС: - 52 года в одном оркестре! Геннадий Прокопьевич - это не скучно?

Геннадий Третьяков: - Нет, не скучно. Если бы я все эти годы играл одну и ту же программу, тогда, наверное, было бы именно так. А здесь и разные программы, и разные дирижёры, разные встречи, гастроли.

АиФ-ВС: - Вы своё первое выступление помните?

Г.Т.: - Как будто бы вчера играл. Дирижёр тогда был Игорь Соколов, который и организовал в Иркутске симфонический оркестр. Моё первое произведение - симфония № 7 Прокофьева. На её репетиции у меня даже эксцесс с дирижёром вышел. Надо было ударить в литавры так, чтобы звук был округлённым, а я - человек неопытный. Раз ударил - не так, другой раз, третий - всё не так. Вот из-за этого удара - одного единственного через десять тактов - произведение мне и запомнилось на всю жизнь.

АиФ-ВС: - А любимое произведение у вас есть?

Г.Т.: - Вы знаете, я столько наигрался в своей жизни, что не могу ответить на этот вопрос. За полвека с лишним проиграл все симфонии Бетховена, все симфонии Шостаковича, Чайковского и других классиков. И все они мне милы.

Без интриг

АиФ-ВС: - Сейчас вся страна внимательно следит за историей, которая разворачивается в Большом театре. А в вашем оркестре интриги случаются? Например, молодёжь вас не подсиживает?

Г.Т.: - Какие интриги? В нашем деле самое главное - уметь играть. Но я, наверное, работаю последний год, не из-за интриг - просто уже тяжело. Сейчас уже не играю на литаврах, но всё ещё состою в группе ударных инструментов. А на моём месте работает мой ученик - прекрасный музыкант, и я этим очень доволен.

АиФ-ВС: - Каким нужно быть музыкантом, чтобы попасть в губернаторский симфонический оркестр?

Г.Т.: - Надо выдержать конкурс, ведь в наш коллектив просто так с улицы не берут. Музыкант приходит после вуза, и здесь на художественном совете его проверяют: сначала он играет какую-то сольную определённую программу, потом ему дают оркестровую программу. Бывает и так, что соискатели проверку не проходят.

АиФ-ВС: - А конкурс большой?

Г.Т.: - Да, нет, мы же не столица. Плохо то, что в Иркутске нет консерватории. Вот тогда и конкурс был бы больше, и выбор музыкантов.

АиФ-ВС: - Чего ещё, на ваш взгляд, не хватает в культурной жизни Иркутска?

Г.Т.: - Вы меня этим вопросом поставили в тупик. Здесь хорошие театры, симфонический оркестр. Много прекрасных музыкантов приезжает. На мой взгляд, насыщение полное. Один только Денис Мацуев и его фестиваль «Звёзды на Байкале» чего стоят. Для иркутской публики это большое уважение от выдающегося музыканта.

АиФ-ВС: - Геннадий Прокопьевич, вы всех дирижёров в оркестре переиграли… Есть среди них такой, которого вы запомнили особо, при котором, на ваш взгляд оркестр сделал какой-то прорыв?

Г.Т.: - Дирижёров, действительно было много: Соколов, Певцев, Барсов, Цирлин… Я уже даже запутался в них, особенно во вторых, то есть сменных… А запомнился больше всех предпоследний - Олег Зверев. Он очень много сделал для оркестра: расширил его, при нём коллектив получил звание губернаторского. Были замечательные и успешные зарубежные гастроли, в частности в Германии. И сейчас у нас тоже прекрасный дирижёр Илмар Лапиньш. Очень грамотный человек, владеющий абсолютнейшим слухом: даже если дверь скрипнет, он скажет, какая это нота. И оркестр при нём растёт, очень много талантливой молодёжи сейчас играет. Например, из Новосибирска приехал кларнетист, лауреат международных конкурсов, пришли замечательные скрипачи, трубачи, тромбонисты…

АиФ-ВС: - Дирижёр способен развалить оркестр?

Г.Т.: - Ещё как, запросто. Правда, они учатся очень долго, практически как врачи, - сначала заканчивают консерваторию по какой-нибудь специальности: как скрипачи, пианисты, и только после пяти лет поступают на дирижёрский факультет. Так что потом им совсем непросто развалить оркестр. Но и объединить людей нужно тоже суметь - в коллективе всё-таки играют 80 человек, каждый со своим характером. Надо быть и жёстким, и требовательным. И правильно говорить, чтобы каждому музыканту было понятно, что от них дирижёр требует.

АиФ-ВС: - Как вы тогда находите общий язык с иностранными дирижёрами, которые очень часто приезжают в Иркутск?

Г.Т.: - В течение репетиций, к тому же у нас есть один общий язык - музыкальный. Вот сейчас мы играем с дирижёром сербом и всё у нас получается.

Культурная миссия

АиФ-ВС: - Что даёт оркестру звание симфонического?

Г.Т.: - Ответственность за область. Губернаторский оркестр просто обязан расширять географию своих концертов и пропагандировать классическое искусство в глубинке. Мы много ездим по региону: Усть-Илимск, Братск, Усть-Кут, Ангарск, Черемхово, Шелехов, Саянск.

АиФ-ВС: - Публика отличается в областном центре и на территории?

Г.Т.: - Вспоминаю наше выступление на открытии Братской ГЭС - тогда народ там был всякий. Сейчас люди стали больше в музыке разбираться. Например, в том же Братске всегда полный зал, сколько бы концертов мы ни давали: пять - на всех пяти будет аншлаг. Также и в других городах. Значит, публика растёт в музыкальной грамоте.

АиФ-ВС: - А за границей? Как там относятся к музыкантам из Сибири?

Г.Т.: - А как к гостям относятся? Вежливо. Там все концерты расписаны на год-два вперёд, так что проблем с публикой нет. Если вы вдруг захотите попасть на чьё-то выступление, вряд ли у вас это получится, потому что все билеты раскуплены. И на наших концертах аншлаги были полные.

АиФ-ВС: - Вы для каждой страны специальный репертуар подбираете?

Г.Т.: - В Германии, например, где я был не один раз, иногда просят, чтобы мы подготовили что-то определённое, и практически всегда это - произведения Чайковского. Свою музыку - ни Бетховена, ни Малера - исполнять не просят. Они считают, что российским музыкантам Чайковский ближе, чем немцам: размах исполнения другой, более широкий. А у них - сплошная педантичность, даже в музыке: всё чётко, выверено. Исполнение должно быть точным, с немецкой пунктуальностью.

АиФ-ВС: - Интересно, каким образом и кто принимает решение, что играть?

Г.Т.: - У нас есть художественный совет и главный дирижёр, он же и художественный руководитель оркестра. Все программы, нами исполняемые, зависят от них. Они выбирают произведения, которые пойдут в настоящем сезоне. И утверждается это всё на худсовете. Музыканты могут предложить что-то своё, но они не решают. Правда, в составе худсовета - все первые голоса оркестра, поэтому можно сказать, что мнение «народа» учитывается. И влияет на творчество.

Кстати, коллеги Геннадия Прокопьевича отмечают, что сам он, будучи концертмейстером группы ударных инструментов и членом художественного совета, внёс много интересных и перспективных предложений в репертуар коллектива.

АиФ-ВС: - В вашем оркестре есть традиции, как, например, в кино? Разбить тарелку перед фильмом? Посидеть на партитуре?

Г.Т.: - Нет, мы же не театр. Здесь люди серьёзные и к музыке относятся очень серьёзно.

Досье

Геннадий ТРЕТЬЯКОВ родился в Иркутске, закончил школу военно-музыкантских воспитанников. После службы в рядах Советской Армии закончил Иркутское училище искусств. С 1961 года играет в симфоническом оркестре Иркутской филармонии, который к репетициям своей первой концертной программы приступил в 1958 году.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах