aif.ru counter
217

МИМОЛЁТная встреча с Валерием Шевченко.

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. "АиФ - В Восточной Сибири" 22/07/2009

 Его мечтали увидеть близкие друзья. Стремились залучить "на рюмочку чая" многочисленные ученики.

И даже нахальная пресса - в моём лице - не желала ничего слышать и упрашивала об интервью. Валерий Вадимович с присущей ему энергией везде успел, со всеми пообщался и дал эксклюзивное интервью "АиФ в Восточной Сибири", выкроив для этого полчасика между отдыхом на Ольхоне и поездкой в посёлок Никола. 

   - Вы покинули Иркутск в 2001 году. Обиды забылись?

   - Когда у художника отбирают краски, холст, кисти, а потом спрашивают: "Вам обидно?" - что тут можно ответить... Какие могут быть обиды? То, что театр перестал существовать, обидно и грустно. 

   - Но тот конфликт провинциальных нравов и таланта стал спасительным для вас? 

   - Дело не в провинции и не в таланте. Если твои взгляды не совпадают с другими, - это всегда конфликт. Правда, спорить, доказывать надо своей жизнью, творчеством и не более того. Я не считаю себя обиженным или ущербным. Когда уезжал, было много сомнений. Спрашивал совета друга, стоит ли мне срываться с места. И он мне сказал: "Уезжай, Валера, ты всегда можешь сюда вернуться". Очень правильные слова. Помогает ощущение, что я могу вернуться, и здесь у меня есть друзья, любимая мама и Байкал, который меня всегда примет. Я в этом нынче убедился. 

Во время разговора со мной Валерий Шевченко проводил стремительную ревизию сумки, привезённой с Байкала. Вынимал вещи, что-то перекладывал. Передавал своей маме Елизавете Васильевне травы, собранные собственноручно на Ольхоне. Категорически отказывался брать груши, зато охотно укладывал в сумку заботливо испечённые домашние пирожки. И при этом ни на секунду не прерывался, отвечая на вопросы. 

   - С погодой на Ольхоне повезло, было тепло. И Байкал... я подошёл к нему и сказал: "Привет, деда, привет", и он в ответ мне волной: "Ш-ш-ш-ш-ш-ш". Потом я сел и попросил: "Давай волны побольше". И вдруг накатывает мощная волна. Можно посчитать, что это всё - так, неважно, фантазии. А на самом деле, чего большего нам нужно в этой жизни? 

   - Какова судьба фестиваля "Мимолёт"? Он родился в Иркутске, затем переехал в Тюмень, потом в Санкт-Петербург. Что с ним сейчас? 

   - Сама идеология "Мимолёта" состоит в том, что это кочующий фестиваль. Когда нам в Тюмени пошли навстречу, проявили интерес, мы провели там наш праздник. Потом были Питер, Москва. Наш фестиваль живёт, можно сказать, по прин­ципу Высоцкого: "Лечу туда, где принимают". Кстати, в Москве на фестивале присутствовали молодые коллективы как из России, так и с Украины. Мне вообще любопытно работать с молодёжью, она менее интересуется материальной стороной. 

   А вообще, есть идея провести фестиваль в необычном формате, организовать этакий караван мира, и название уже придумано "Ожерелье Востока". Суть этого грандиозного проекта: проехать на поезде от Москвы через Монголию, Китай и добраться до Японии. В каждом крупном городе совершать остановки. Набирать мест­ные театральные коллективы. А в Японии устроить большой фестиваль. Пока это сделать не удаётся. Что же до возрождения "Мимолёта" в Иркутске, может быть, новый губернатор Иркутской области проявит интерес и будет способствовать возрождению в Иркутске фестиваля. 

   - Кроме театральной деятельности вы ещё были замечены в ряде кинематографических работ. 

   - Мне часто говорят: "Шевченко, ты что - сдурел, кино занялся?" А я убеждён, пантомима и кино связаны очень серьёзно и давно. Можно назвать лишь несколько имён - Чарли Чаплин, Бастер Китон, Жан-Луи Барро, Марсель Марсо. Все - гениальные люди, подтвердившие, как важна пантомима в кино. Хотя если просмотреть, то фильмов с участием Марселя Марсо крайне мало. Он сам почему-то считал себя нефотогеничным и полагал, что кино его не принимает. Мне же как зрителю видно, насколько он хорош. 

   Что касается моего участия в художественных фильмах, то ничего не остаётся, как стараться соединить пантомиму и кино. Когда ты остаёшься в Москве без театра, сцены, зрителей, то творческая энергия находит выход в кинематографе. И кино - это не какое-то моё спонтанное решение. Я пошёл учиться во ВГИК, причём в достаточно зрелом возрасте. Кстати, когда выбирал кафедру, то увидел имя "Владимир Фокин", далее было написано: "Родился 8 сентября". Думаю: "О, отлично, и я родился в этот же день". Читаю дальше: "Занимался пантомимой в Харькове". Ну тут уж без комментариев, для меня тоже пантомима - родное. Я пошёл в его мастерскую, и мы с Владимиром Петровичем сразу нашли общий язык. 

   Каждый спектакль для меня - часть жизни. И я пытаюсь эту часть зафиксировать с помощью кино. Кое-что уже получается. Так, одна из моих притч получила гран-при на фестивале однокадрового кино, проводимого Rambler. Кроме кино я соглашаюсь на театральные постановки в разных городах.

   - Что привело на преподавательскую ниву? 

   - Один мудрый человек мне сказал: "Преподавать надо начинать после пятидесяти лет, имея за плечами большой актёрский и режиссёрский опыт". Мне кажется, глупо всё повторять за Станиславским, хотя я его очень люблю, но своим ученикам нужно действительно передавать опыт. 

   - Но вы стали учить пантомиме задолго до своего пятидесятилетия. Говорят, что средства на организацию собственного театра вы в 90-е годы заработали в Бельгии, где давали уроки пластики? 

   - Да. Полученные тогда деньги тратились на костюмы, аппаратуру, даже фильмы везли оттуда. Но справедливости ради нужно сказать, театр существовал ещё до своего организационного оформления, просто он был самодеятельным. 

   - 90-е годы воспринимаете как трудное время? 

   - Скорее, как одно из самых лучших... К примеру, когда все граждане нашей страны пострадали в знаменитый "чёрный вторник"(1994 год, обвальное падение курса рубля по отношению к доллару. - Ред.), жили с ощущением разразившейся катастрофы, мы в тот же период работали спектакль "Женщина с витрины" в Ленкоме, в театре Эрмитаж. 

   - Вы во многих странах гастролировали, не было желания остаться там навсегда? Там же комфортнее? 

   - Тупо взять и уехать - такого желания не было и нет. Для меня. Как бы пафосно это ни прозвучало, есть понятие Родины, любимой части земли, где твои корни. Знаю многих, кто поехал за комфортной жизнью и вернулся, потому что не смог жить в чужой стране. Ведь там мы все "э-ми-гран-ты". Правда, есть и те, кто, покинув Россию, не жалеет.

    - Какую награду вы считаете самой важной в вашей жизни? 

   - Я только-только вернулся с Ольхона. Там было замечательно. Иду, и мне кричат: "Шевченко - это ты? Что ты тут делаешь?" И так несколько раз за мой короткий отпуск. Приятно, когда тебя помнят, узнают. Или иду по Иркутску, слышу визг тормозов, останавливается такси, высовывается водитель и орёт: "Пушкин, привет!" Он забыл, как меня зовут, но помнит образ из спектакля. Да, у меня есть награды, медали, дипломы, но это не главное, признание зрителя значительно дороже. 

   - В прошлом году вы поставили в Братском театре "Алые паруса", а не чувствуете себя в Иркутске, как Ассоль в родной деревушке, где обыденность поглотила людей и лишила их души? 

   - Любимая тема журналистов - про маленький серенький провинциальный городок. Я с таким мнением не согласен. Наш город можно легко обидеть, внешнее сравнение с Красноярском, Омском, Новосибирском будет не в пользу Иркутска. Конечно, неприятно, когда ты едешь по колдобинам, за что отдельное "спасибо" мэру города. Но ведь важен не только внешний лоск. Иркутск - место, где рождаются звёзды. Пусть потом они и покидают родной город.

   - Вы религиозный человек?

   - Я редко бываю в храме, но внутренне я с Богом. Нынче на Ольхоне у меня была интересная встреча, удалось пообщаться с буддийским ламой и даже поучаствовать в некоторых ритуалах. 

   - В вашем творчестве часто поднимается проблема искушения, а каким соблазнам приходилось противостоять вам?

   - Соблазны - на каждом шагу. Выпить, съесть, плюнуть, бросить. Хотя вот искушение богатством меня не коснулось, как и медными трубами. Может, Бог отводит. Я даже рад, что такие испытания мне не выпали.

   - О чём вы мечтаете?

   - Хотелось бы, чтобы мои дети были счастливы, чтобы мама как можно дольше жила и у меня хватало сил заниматься любимым делом.

   - В прошлом году вы стали дважды дедушкой?

   - Да, дочка родила внучек-двойняшек: Еву и Николь.

   - Экзотические имена. А как зовут ваших дочерей?

   - София и Алиса.

   - Алиса, это как в стране чудес?

   - Почти. Я стараюсь, чтобы мир вокруг моих девочек был чудесным.

Досье

   Валерий Вадимович Шевченко - российский режиссёр и актёр. Родился 8 сентября 1958 года.

   Высшее образование - ГИТИС, мастерская Вячеслава Шалевича и Валерия Гаркалина. ВГИК - мастерская Владимир Фокина. 

   Как режиссёр поставил спектакли: "Ревизор" - Братский театр кукол (2009 год), "Алые паруса" - Братский драматический театр (2008 год), "Искушение" - Братский драматический театр (2006 год), "Кукла для невесты" - театр "Табакерка" (режиссёр по пластике) г. Москва (2005 год), "Зайкина квартира" - Новый Московский драматический театр (2001 год) и т.д. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах