aif.ru counter
346

«Болевые» точки. Проблемы медицины можно решить за год?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. «АиФ в Восточной Сибири» 11/06/2014
Всё чаще мы слышим о том, что на здравоохранение выделили очередной миллиард, и всё реже попадаем к врачу сразу после того, как нам понадобилась помощь.
Всё чаще мы слышим о том, что на здравоохранение выделили очередной миллиард, и всё реже попадаем к врачу сразу после того, как нам понадобилась помощь. © / Александр Фирсов / АиФ

На первый взгляд, во всём виноваты именно люди в белых халатах. Если и принимают пациента, то «бегом»: за пять минут торопливо осматривают и отправляют в «путешествие» по больнице к своим узкопрофильным коллегам, у кабинета каждого из которых мучительно ждёт такая же трёхнедельная очередь. В итоге получается не здравоохранение, а здравоожидание, которым недовольны все: и больные, и доктора.

В преддверии Дня медицинского работника хирург-эндокринолог с полувековым стажем Семён Пинский поделился своими рассуждениями о том, как сложившуюся в российской медицине ситуацию можно выправить всего за несколько лет.

Семен Пинский. Фото: Из личного архива

Чтобы перечислить все достижения Семёна Борисовича, не хватит газетной полосы. Из своих 78 лет 52 года он отдал операциям, провёл их более 4 тысяч. Стал доктором медицинских наук, заслуженным врачом и деятелем науки РФ, почётным профессором родного Иркутского мединститута и почётным гражданином самого Иркутска, 18 лет был проректором меда, трижды - депутатом. А недавно получил знак «Легенда здравоохранения Иркутской области». Но на вопрос о том, что из перечисленного для него самое ценное, отвечает не задумываясь:

- Лечебная работа. Если бы мне пришлось заново выбирать - всё равно пошёл бы в медицину. Единственное, что исправил бы, - оперировал ещё больше. Вы не представляете, какой это кайф - вернуться после операции в кабинет, зная: ты только что сделал что-то доброе для человека. Я уже два года не оперирую - подвело здоровье. Из-за этого чувствую настоящий комплекс неполноценности, ведь истинное счастье для врача - связь с больными.

Средняя зарплата по больнице

- Складывается впечатление, что со временем эта связь доктора и пациента становится всё слабее. Можно ли сказать, что нынешние пациенты уже не доверяют медикам как раньше?

- Говорят, что первый признак старости - когда начинаешь рассуждать о том, как было раньше и как стало сейчас, но думаю, мой опыт даёт мне право сравнивать. Бесспорно, за последние 20-30 лет невероятно улучшилась материальная база здравоохранения. И, казалось бы, такой прогресс должен обрадовать не только врачей, получивших возможность улучшить и диагностическую, и лечебную работу, но и пациентов.

Однако при этом есть такие недочёты, которые сегодня свели авторитет медиков практически на нет. Люди всё чаще сомневаются в профессионализме докторов, меньше доверяют им. Я считаю, что наполовину в этом виноваты сами врачи, которые подчас относятся к больным невнимательно и недоброжелательно.

Медицина теряет довоерие пациентов. Коллаж АиФ / Олеся Тугутова

- То есть сейчас в медицину идут чёрствые люди?

- Совсем нет, просто докторов ставят в такие условия, в которых работать по-другому они не могут. В прошлом веке, в 60-х годах, Всемирная организация здравоохранения очень любила публиковать рейтинги. Два из них всё время крутятся у меня в голове, потому что представляются чрезвычайно важными. Один назывался «Самые опасные специальности для человека», где на первое место поставили лётчиков, на второе - врачей. И другой - «Самые высокооплачиваемые профессии», там во главе списка оказались юристы, а сразу за ними - медики. Если спустя 50 лет в опасности мы продолжаем конкурировать с лётчиками, то в отношении второго исследования случился перекос. Да, сегодня нам часто говорят, что средняя зарплата врача по стране - 40 тысяч рублей. Но это чистейшая ложь. Нужно говорить о базовом окладе профессионала, а не об усреднённой зарплате, которая ещё хуже, чем средняя температура по больнице. Ведь считают доходы не только бюджетников, но и работников платных клиник, которые получают в два, а то и в  три раза больше.

Конечно, даже в нашей Иркутской клинической больнице есть специалисты, которые получают и 30, и 40 тысяч, но почему-то все молчат о том, что для этого им приходится работать на три ставки. Знаете, что это значит? Доктор приходит утром, отрабатывает день, остаётся на ночное дежурство, а с утра - снова за работу. И таких дежурств у него по 8 за месяц! Это привело к тому, что 30-40% выпускников медицинских вузов страны после окончания не занимаются тем, чему учились, а просто убегают в различные коммерческие структуры.

Останемся без докторов?

- Так мы рискуем оставаться совсем без врачей. Региональный минздрав говорит, что исправить ситуацию с дефицитом кадров в Приангарье можно за 10 лет. Вы с этим согласны?

- Если ничего не будем делать, то эту проблему мы за всю жизнь не решим! А ведь решение очень простое: дайте достойную базовую зарплату врачам и - готов голову на плаху положить - в этом случае не надо будет ждать целое десятилетие. За 3-4 года медики вернутся из частных клиник и с рынков.

Я знаю большинство докторов, которые проработали в Иркутске 10-15 лет. Многие из них - мои ученики, и мне больно, когда иду по рынку и вижу некоторых за прилавком. Спрашиваю: «Что ты здесь делаешь? Ты же профессионал с опытом?» Отвечает: «Семён Борисович, зачем мне работать за 8-10 тысяч в месяц и нести ответ за жизнь людей, если я здесь свою тысячу рублей в день получаю спокойно?»

Времена меняются, ещё несколько десятков лет назад зарабатываение не было идеей фикс. Мы жили своей специальностью, были одухотворённые тем, что мы делаем.

- Неужели энтузиасты совсем перевелись? Молодые люди идут за рублём, а значит, обходят медвузы стороной?

- Смотрю на нынешних студентов и вижу: желание учиться у них ниже, чем было в наше время. Наверное, это связано с тем, что у них больше внешних соблазнов: вечеринки, тусовки, компьютеры. Хотя все молодые люди разные. Это я вижу и по своим внучкам.

У меня вообще врачебная семья: жена - акушер-гинеколог, сын 10 лет отработал хирургом, пока не ушёл в коммерцию. Дочь только не пошла по моей линии, зато две внучки поступили в «мед»: одна на лечебный факультет, вторая - на стоматологический. Для меня это как елей на сердце, хотя я ничего не предпринимал, чтобы они сделали такой выбор, наоборот - говорил им: «Будете нищие, а потом, может быть, и вовсе убежите из профессии. Хотя, возможно, государство когда-нибудь и о вас, врачах, позаботится».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах