aif.ru counter
112

Сибирской губернией управляли регенты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ - В Восточной Сибири» 10/11/2010

Поэтому в инструкции московским назначенцам в Сибирь предписывалось вершить государственные дела «по-тамошнему, по своему усмот­рению и как Бог вразумит».

Их власть была почти царской. Помимо управления войсками, судом в их единоличном ведении находились промышленные и казённые монополии: торговля водкой, табаком, драгоценными мехами, ревенем и мамонтовой костью.

В Москве, конечно, догадывались о положении дел в Сибири. Царю часто доносили о вопиющих фактах сибирских злоупотреблений, он «шибко серчал» и принимал крутые меры в отношении своих нерадивых слуг. Их хватали, заковывали в цепи, бросали в темницы, а там били кнутом, рвали ноздри и пытали калёным железом. Но воровство на самом высоком уровне в Сибири по-прежнему процветало.

Иркутский кремль

В 1661 году Иван Похабов отстроил Яндашский острог, вскоре переименованный в Иркутский, который через несколько лет состоял из двух деревянных крепостей. Одна находилась на берегу Ангары против Богоявленского собора - она называлась кремлём и имела три по углам и одну в середине башни, палисад, ров с рогатинами. Другая крепостная стена окружала тогдашний городок также с палисадом и рвом. Окружность кремля составляла 288 сажень (сажень чуть больше двух метров).

Через два десятилетия после основания в Иркутске было учреждено самостоятельное воеводство. Грамотой Сибирского приказа от 20 апреля 1686 года Иркутск получил статус города, и к его ведомству причислены остроги Верхоленский, Балаганский, Идинский и слобода Бирюльская.

Резиденция воеводы находилась в кремле. Жил он в государевом дворе, а делопроизводство велось в приказной избе. Внутри избы стоял стол, покрытый английским красным сукном, сидел воевода на красных же суконных тюбиках. На столе стояли: медная чернильница, короб и подголовок, окованный железом. В них хранились деньги и важнейшие бумаги.

В другой комнате размещались подьячие, ведавшие делами. Очень долгое время иркутские воеводы имели в своем подчинении всего лишь трёх чиновников. Но с образованием в 1708 году Сибирской губернии их количество начало расти.

Регентство

В 1695 году вновь назначенный воевода Семён Полтев, не доехав до Иркутска, умер в Идинском остроге. Жена его с малолетним сыном на следующий год приехали в Иркутск. Недовольные прежним воеводой - вором и мошенником Афанасием Савеловым иркутские казаки порешили заменить его малолетним Полтевым и, сообщив о том по начальству, стали ждать указа. Ввиду же малолетства Полтева «придать ему для управления делами сына боярского Ивана Перфильева».

При сдаче дел Савеловым Перфильеву в канцелярию принесён был на руках и трёхлетний воевода Николай Полтев. В первый год управления этого малолетнего воеводы Иркутску пришлось выдержать осаду бурят, сделавших набег из ближайшего к городу кочевья. Попытка эта осталась без успеха, и с тех пор Иркутск никаким более нападениям извне не подвергался.

В 1696 году из Москвы прибыл в Иркутск новый воевода Иван Николаев, а воевода-младенец был отпущен с матерью в Москву.

Заговорщики и интриганы

В 1731 году Иркутску был дан статус провинциального города, которому подчинялась административная территория с названием «Иркутская провинция». Должность воеводы заменялась на должность вице-губернатора, первым из которых был статский советник Алексей Жолобов. Непомерное лихоимство Жолобова весьма скоро заставило правительство сменить его и послать в качестве следователя и его преемника статского советника Кирилла Сытина.

Сытин приехал в Иркутск 5 января 1733 года и, не успев вступить в должность, 2 февраля того же года умер от «огорчений», как говорит летопись, причинённых ему Жолобовым. Тогда дворянин Иван Литвинцев, подьячий Пётр Татаринов и казачий голова Лисовский, пригласив к себе многих дворян и детей боярских, решили не оставлять Жолобова вице-губернатором, а передать правление пятилетнему сыну умершего Сытина, определить к нему советником и опекуном полковника Ивана Бухгольца.

В заговоре самое деятельное участие принял наместник отец Паисий, который после смерти святителя Иннокентия и до прибытия нового епископа правил архиерейскими делами. Недовольный Жолобовым, он собрал иркутское духовенство и заставил их подписать составленную Татариновым челобитную и отправил её в провинциальную канцелярию.

От Жолобова немедленно полетел гонец в Тобольск (тогда столица Сибири) с донесением о заговорщиках и с жалобой на Паисия. На стороне Жолобова оказались бургомистр и купцы. Тобольское начальство дозволило ему выполнять вице-губернаторскую должность до приезда в Иркутск командированного следователя Алексея Сухарева. Это время Жолобов употребил исключительно на расправу со своими противниками. Всего более досталось Татаринову и Литвинцеву, которых он ежедневно бил палками и пытал. Лисовского же, заковав в цепи, отправил в Тобольск. Этот произвол закончился только с прибытием в ноябре 1732 года следователя Сухарева.

При аресте Жолобов пытался оказать вооружённое сопротивление, но был обезоружен. Наконец в октябре 1734 года приехал из Санкт-Петербурга поручик Андрей Пущин и забрал с собой и Жолобова, и Сытина, и Литвинцева с несколькими другими лицами. 1 июля 1735 года Жолобов был казнён в Петербурге.

Досталось и Паисию. Прибыв на место своего служения, новый иркутский епископ Иннокентий Нерунович немедленно потребовал объяснений от всех духовных лиц, подписавших петицию о назначении вице-губернатором малолетнего Сытина. Епископ грозно изрёк, что духовным людям в это дело вмешиваться не следует, и пригрозил виновным «повырывать бороды и отдуть дубиной».

Все объяснения сводились к тому, что делалось это по требованию наместника Паисия. Сам Паисий на допросе показал, что основывался на бывшем в Иркутске примере: «Бывал-де здесь воеводой и судьёй сын господина Полтева и трёхлетний». Но отговорка эта не помогла, и Паисий был приговорён к наказанию плетьми.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах