aif.ru counter
26

Иркутск - город разорившегося аристократа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. «АиФ - В Восточной Сибири» 23/06/2010

Такой тезис озвучил академический директор центра социологического и политического образования РАН, профессор Александр Согомонов, который на прошлой неделе посетил Иркутск, чтобы принять участие в стратегическом форуме «Философия развития Иркутска: вторая сессия - 350 лет в авангарде региональной политики». Организаторами меро­приятия выступили Московская школа политических исследований, мэрия областного центра, городская дума, Иркутская школа публичной политики и Московская коллегия адвокатов «Курин и коллеги».

Продуманные чудачества

По мнению столичного эксперта, универсальных критериев успешности городов не существует. Если в советские времена городская политика должна была отвечать только двум основополагающим принципам: «тепло» и «светло» (этого было в принципе достаточно, чтобы удержать рабочее население), то в XXI веке на первый план выходит индивидуализация муниципалитетов, поиск неповторимого и запоминающегося образа.

Вместе с тем, уверен Александр Согомонов, в настоящее время ни один из российских городов нельзя отнести к категории счастливых обладателей устойчивого имиджа и чёткой стратегии социально-экономического развития.

Более яркими и внятными имиджами территорий московский профессор считает те, которые ориентированы, прежде всего, на приезжих, а не на мест­ное население:

- Обычный город, как товар, - это то, что продают. А город как бренд - это то, что покупают. В современной глобальной цивилизации мы можем насчитать максимум десятки городов, которым удалось найти свой образ.

При этом Александр Согомонов чётко разделяет понятия «брендовый город» и «брендинговый город». Под первым подразумевается территория, обладающая хорошим имиджевым наследством: богатой историей, ценнейшими памятниками архитектуры, как, например, Суздаль. Под вторым - не менее привлекательное с туристической точки зрения место, возникшее буквально из ничего. Взять, к примеру, город Прохладный в Кабардино-Балкарии. Широкую известность он получил благодаря одному из своих жителей, который считает себя потомком барона Мюнхгаузена (он даже по паспорту - Владимир Наговицын-Мюнхгаузен). В заброшенной водонапорной башне города этот чудак устроил музей своего «предка», где собрал ядро, на котором барон летал на Луну, брюки, сшитые из кожи убитой змеи, и другие «семейные реликвии». А небольшой райцентр Козьмодемьянск (Республика Марий Эл) обрёл популярность, после того как местные власти в своё время объявили его Васюками, куда Остап Ибрагимович и Ипполит Матвеевич приезжали играть в шахматы. Городскую пристань там украсило утверждение «Киса и Ося здесь были», на стенах домов нарисовали большие шахматные доски, а центральным местом паломничества сделали вновь созданный музей Остапа Бендера. Классическим же примером города, который вырос на пустом месте, является Мышкин в Ярославской области, где работает единственный в мире Музей мыши и проходит международный фестиваль, посвящённый этому зверьку.

Кризис иркутской идентичности

Вдохновенный рассказ столичного гостя сменила дискуссия об имидже Иркутска. Поскольку конкретного бренда у областного центра всё ещё нет (по мнению директора иркутского Центра независимых социальных исследований и образования Михаила Рожанского, налицо - кризис идентичности), участники разговора пытались найти его, перечисляя уже сложившиеся или только что придуманные городские образы. К сожалению, некоторые из них имеют негативную окраску, как то: город падающих самолётов.

В числе реальных брендовых характеристик: город Сперанского и Ермака, город-интеллект, город многонациональный, деловой центр Востока России, форпост европейской культуры (Париж в Сибири), город сибирской вольности. Что касается эмоционального восприятия Иркутска, то, в частности, у профессора ИГУ Виктора Дятлова столица Восточной Сибири ассоциируется с образом разорившегося аристократа.

Особенно рьяно эксперты форума обсуждали туристическую стратегию развития города, которая основана, естественно, на прелестях и уникальности Байкала. Вместе с тем, самое чистое в мире озеро является ресурсным проклятием региона, ведь областной центр, как правило, служит для туристов только воротами на Байкал. Его достопримечательности по большому счёту мало кого интересуют. В ходе дискуссии прозвучало оригинальное предложение по поводу того, как переломить такую тенденцию - просто сократить число рейсов из города на Байкал, скажем, до одного в неделю. Тогда волей-неволей иностранцы узнают о существовании Иркутска на карте России.

- Озеро вам не принадлежит, это федеральная собственность, - напомнил Александр Согомонов. - Если вы будете развивать модель «Иркутск - ворота на Байкал», центр вас будет просто использовать…

В итоге подобрать подходящий образ для Иркутска так и не удалось. Зато были сформулированы препятствия на пути к его динамичному развитию: работающий БЦБК, частая смена губернаторов, неверная городская политика, большой отток населения (48% выпускников школ не желают получать высшее образование в областном центре), низкая конкурентная среда, свойственное городу высокомерие и самолюбование.

Комментарии:

Марк Меерович, иркутский архитектор:

«Проблема в том, что власти ведут себя по отношению к городам очень своеобразно: не хотят инвестиций, боятся самоуправления, не разрабатывают долгосрочных программ, так как чувствуют себя временщиками».

Виталий Барышников, руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области:

«Если 300 лет назад Иркутск управлял процессами от Урала до Калифорнии, то что мешает сегодня, используя уже современные технологии, делать то же самое? Я убеждён, что люди едут исключительно за географией и историей - посмотреть на другой образ жизни и среду обитания. Иркутск может в этом смысле быть самодостаточным центром».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах