253

Хищники держат в страхе северные деревни Приангарья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. «АиФ в Восточной Сибири» 08/08/2012
Фото: www.russianlook.com
Кстати
Наиболее остро проблема увеличения популяции волков стоит в сельскохозяйственных районах региона – Качугском, Баяндаевском, Черемховском и Усольском.

А поначалу думали, что лисенка погубили. Тогда-то и вспомнили, что всего дорогу переходили семеро животных.

Жители именно этой деревни обратились к депутату Законодательного собрания Иркутской области Ольге Саидовой с просьбой помочь сократить численность волков в их районе. Депутат занялась вопросом подробно, в результате чего появился запрос в правительство региона о численности волков в Приангарье. Этот запрос и послужил поводом для проведения в пресс-центре «АиФ в ВС» круглого стола, на котором обсуждалась проблема регулирования популяции хищников.

- После подготовки своего запроса я поняла, что проблема очень серьезна, о ее масштабах мы не имеем даже поверхностного представления, - призналась в ходе круглого стола Ольга Саидова. – В том же Обхое стая волков кружит вокруг деревни. В пойме реки Куленга с одного хребта на другой идет перекличка волков. На глазах у людей волки набрасываются на скот у водопоя и режут коров. Два дня назад моя личная корова пришла вся в крови – полхвоста и бок выдраны. Это значит, что матерые начинают учить охотиться молодняк. Если раньше стая мигрировала за сутки на 70-100 километров, то сейчас жители разных районов отмечают, что на каждых 10-15 километрах по стае. Волки наносят заметный урон не только животноводству, они сейчас выметают все и в лесу, он сейчас полупустой. Копытных не увидишь, птица редко пролетит, мало глухарей – по одному-два птенца у глухарки. Волк сейчас уже идет под флажки, не шарахается ни от красной тряпки, ни от запаха человека. В северных деревнях численность волка намного превосходит количество местных жителей, к примеру, в Обхое 12 дворов, а стаи повсюду.

Начальник отдела охраны и регулирования использования объектов животного мира и среды их обитания Службы по охране и использованию животного мира Иркутской области Александр Каянкин привел свою статистику: численность волка за 15 лет, по официальным данным, варьируется от 2,4 тысячи до 3,9 тысячи в 2011 году. В 2012 – 2,6 тысячи особей.

- Сразу отмечу, что принятая методика не дает точного результата, погрешность до 20%, - уточнил Александр Каянкин. - Уместнее, по нашему мнению, говорить о 4–4,5 тысячах волков. А норма для нашего региона, по мнению специалистов, 1-1,5 тысячи особей.

Справка

Как разъяснил Александр Каянкин, применение петель в охоте на волка в России запрещено, многозахватывающие капканы также. Разрешены давящие капканы, живоловушки, ружейный способ охоты, но для этого требуются разрешения. А препараты-яды и биологические - пока запрещены.

- Существует Конвенция – соглашение о международных стандартах на гуманный отлов диких животных, заключенное еще в 1997 году между европейским сообществом, Канадой и Российской Федерацией, - пояснил представитель Службы. - По 2008 год России давали время на разработку альтернативного этим капканам способа. Они разработаны, но сегодня промышленного выпуска таких капканов нет, есть единичные охотники, которые разработали свои модели, запатентовали их, но этого мало. С 2008 года по 2012 год вступление в силу Конвенции еще раз откладывалось, поэтому говорить об еще одной отсрочке нецелесообразно.

Запрос депутата Саидовой был рассмотрен именно в Службе по охране и использованию животного мира Иркутской области. В итоге ее специалистами подготовлено обращение в региональный парламент о принятии долгосрочной областной программы по регулированию численности волка на территории Приангарья.

- Мы предлагаем направлять на реализацию этой программы по 10-11 миллионов рублей в год, - пояснил Александр Каянкин. - Речь идет о стимулировании добычи волка охотниками, выплате премиального вознаграждения. Думаем, что оно должно соответствовать 20-25 тысяч рублей за особь, потому что охота на волка и финансово, и трудозатратна.

Представитель Службы напомнил, что в 90-х годах в нашей стране изменился подход государства к регулированию численности волка. В доперестроечный период была единая система страхования сельскохозяйственных животных, тогда за одну особь волка выплачивалось 100 рублей страховой премии. Однако с 2010 года с момента вступления в силу закона об охоте, государство все мероприятия по отстрелу волка переложило на плечи охотпользователей. А за собой оставило регулирование численности волков на общедоступных территориях. Таковых сейчас в области 18%, то есть от 68 млн га это около 12 млн га. Именно на этой территории Службой и организуются мероприятия по регулированию численности волка, на что в год направляется не более 400 тысяч рублей. Отловлено с 2009 по 2012 год на территории общедоступных охотничьих угодий – 159, 138, 84, 47 соответственно. Такое же снижение характерно и для закрепленных охотничьих угодий, где в среднем добывают не более 500 голов.

Премиальные выплаты охотникам за каждого убитого волка, по мнению участников круглого стола, приносили весомый результат. Как рассказал заместитель председателя правления Иркутской областной общественной организации охотников и рыболовов Александр Филиппов, с 1999 по 2007 год, когда работала программа по сокращению волков и выдавалась премия в размере 3 тысяч рублей, было добыто 2 425 голов волка, в среднем по 269 в год.

- А после прекращения программы добыча сократилась. По нашим данным, в 2007 году – 124 волка, в 2008-м – 79, 2009-м - 60, 2010-м – 63, 2011-м – 54 и в 2012-м – 46, - пояснил Александр Филиппов. – Однако есть и другие препоны, сдерживающие добычу серого хищника. Это срок действия разрешения на отстрел волка, который ограничен 10 днями. За это время добыть такого хищника нереально. Нужно выходить на Законодательное собрание региона, чтобы они ходатайствовали перед Министерством природных ресурсов о вносении поправки по увеличению сроков действия разрешения.

По мнению директора охотхозяйства «Даниловка», доцента кафедры экономики и организации охотничьего хозяйства ИрГСХА Валентина Бороденко, охотпользователи сами могут начинать стимулировать отстрел волков.

- Предлагаю создать фонд охотпользователей Иркутской области, который будет сформирован на средства охотпользователей – по 10 тысяч рублей сбрасываемся – вот уже миллион рублей. Из них и премировать, к примеру, по 5 тысяч рублей за особь, - уточнил Валентин Бороденко. - Основная доля добытых волков приходится на ружейный способ – 42%, далее – при применении яда - фторацетата бария, остальное – капканы и другое. Но фторацетат бария сейчас запрещен, и добыча сразу пошла вниз. А ружейный – это случайный способ, потому что наш ландшафт к этому не располагает. Единственная территория, где можно добыть с помощью загона и оклада – это Аларский район, потому что там есть возможность объехать территорию, посмотреть след захода, а в остальных местах проблематично – тайга. К тому же сейчас еще и мораторий на добычу капканом действует. А ружьем - только если повезет. Но это время и бумажная волокита при получении разрешения на отстрел волка! Очень усложненная процедура.

Старший научный сотрудник Байкало-Ленского заповедника Михаил Ипполитов обозначил еще одну проблему – возникновение особых стай волков – сельскохозяйственных.

- Рядом с деревней Онгой в Качугском районе появились стаи, как мы их называем, сельскохозяйственных волков с огромным количеством особей – до 8-9 голов, – разъяснил Михаил Ипполитов. - Приманкой им служат скотомогильники, куда местные жители сбрасывают павшую скотину. Также к ним прибиваются одичавшие собаки, от которых получаются гибриды. Этот факт научно мало чем подтвержден, но ловят волка, который имеет явные признаки овчарки. Это совершенно другая популяция – многочисленная, умная, контролирующая сельхозрайоны.

Наиболее эффективным средством борьбы с волком ученые назвали фторацетат бария, применение которого сейчас в стране запрещено.

- Это самый безопасный яд, который, в отличие от стрихнина, не имеет биологической цепочки, - рассказал старший преподаватель кафедры биологии зверей и охраны природы ИрГСХА Борис Дицевич. - Проводили испытания, в ходе которых скармливали мясо волков, добытых ядом, подопытным птицам – они все выживали. А «зеленые» против фторацетата бария потому, что птицы, наклевавшись волка, падают, но они клюют не волка, а приманку, оставшуюся в волке. Нужно просто продумать способ введения яда в приманку точечно. А фторацетат бария нужно восстановить.

Его поддержал Александр Каянкин, который проинформировал участников беседы, что Служба по охране и использованию животного мира Иркутской области будет предлагать правительству области выйти в Минприроды с предложением продолжить работу по регистрации во всероссийском регистре потенциально опасных и биологических веществ фторацетата бария, для чего необходимы средства из федерального бюджета, и уже на уровне Министерства природных ресурсов обратиться в соответствующие органы для решения данной проблемы.

- Также мы просим Минприроды разработать мероприятия по поиску экологически безопасных способов регулирования численности волка, которые не будут уступать ни капканам, ни фторацетату бария по эффективности, - отметил Александр Каянкин. – При этом предлагаем разрешить в качестве временной меры применять на территории Иркутской области многозахватывающих капканов.

Кроме того все присутствующие на круглом столе сошлись во мнении, что необходимо на базе ИрГСХА проводить обучение штатных работников охотугодий и охотников-любителей методам борьбы с волком, которые приемлемы на территории Приангарья.

Ольга Саидова в свою очередь заверила присутствующих, что на осенней сессии Законодательного собрания Иркутской области данная проблема и предложения Службы по охране и использованию животного мира будут непременно рассмотрены.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах