aif.ru counter
729

Экологические оборотни: почему защитники природы ее же и губят

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ в Восточной Сибири» 06/11/2013

В Интернет просочилось любительское видео с этими варварствами, видимо - снятое кем-то из туристов. Сейчас инспектора Владимирова ищет полиция.

Почему люди, которым доверено защищать природу, превращаются в её первых истребителей? Какие природные богатства мы уже потеряли безвозвратно? На эти вопросы «АиФ-Иркутск» ответил известный иркутский защитник природы кандидат биологических наук орнитолог Виталий Рябцев.

Виталий Рябцев: Мы разучились относиться к природе по-человеческ Фото: Из личного архива

Кому выгоден туризм?

«АиФ-Иркутск»: - Виталий Валентинович, почему так получается: природу варварски губят именно те, кому доверили её оберегать?

- Я считаю, тут не одна причина. Во-первых, это последствия кризиса заповедной системы России. Изначально предполагалось, что на заповедной территории могут вестись только научные исследования, наблюдение за природой. Но сейчас закон всё время меняется и режим охраны слабеет. Больше года назад в заповедники пустили туристов: мол, там, где они ходят, побоятся орудовать браконьеры. Я с этим в корне не согласен, у нас зачастую турист и браконьер - один и тот же человек. Особенно в таких диких, труднодоступных местах, как Байкало-Ленский заповедник. И там, я считаю, виноват не один инспектор. Если бы кордоны регулярно проверялись, вряд ли он вёл бы себя так вызывающе. Значит, была бесконтрольность. Или ещё хуже - крышевание… Такие инспекторы «владимировы» - плоть от плоти нынешней системы. В центре заповедников появляются домики для туристов, наблюдательные вышки, вертолётные площадки - отличные условия для браконьерства! Я не говорю, что в советское время всё было идеально. Но тогда это имело явный оттенок противозаконности. Посмотрите, как всё поменялось: раньше директор не имел права строить «теремки» в центре тайги, а сейчас на них выделяют бюджетные деньги. И бывает очень непросто выяснить, что запрещено, а что разрешено сегодняшними законами.

Ради красивого трофея. Фото: www.russianlook.com

Другая причина, по мнению биолога, - экологическое одичание общества. Даже трудные девяностые подарили нам природнозащитные законы, в конце 80-х в Приангарье появился фонд Байкала, открылась масса «зелёных» организаций. Сегодня от этой системы не осталось почти ничего, в школах перестали преподавать экологическое воспитание.

«АиФ-Иркутск»: - В итоге мы получили массу экологических дикарей, ничего не ценящих в природе. Единственным мерилом стали деньги, - говорит учёный.

Орнитолог приводит в пример не менее страшное видео, недавно попавшее в эфир. По центральным каналам показали, как в Находке забежавший в город кабан напал на женщину. В Интернете есть полная версия ролика, где видно, что испуганное животное бьют, гоняют машиной, прохожий до смерти забивает его раковиной...

Теряем перелётных…

- Всё это показывает уровень нашего одичания, - продолжает Виталий Рябцев. - Разве зверь зашёл в город для того, чтобы его мучили и убивали? Когда подобное происходит в Европе или Америке, там делают всё, чтобы без ущерба вернуть животное в природу. А у нас все как один старались забить этого несчастного кабана. И представьте себе: именно сейчас, когда общество находится в таком диком состоянии, государство открывает двери заповедников: мол, идите, любуйтесь, наслаждайтесь! И мы видим на кадрах такое «наслаждение». Как-то на Малом Море мы обнаружили ещё теплую нерпу, бедняжку прибило к берегу. Видимо, её застрелили с яхты или катера, кто-то упражнялся в меткости. Пару лет назад на Ольхоне компания туристов убила самку огаря - красной утки, выводившей на озере птенцов. Вокруг было множество других отдыхающих, но никто не сказал даже слова, не обратился в нацпарк. Боюсь, это повсеместная картина…

Лось. Фото: Фото Николая Чичорина.

Учёный обеспокоен и тем, что набирают популярность экспедиции на джипах по льду Байкала. Весной в снегу прячутся детёныши-бельки, которые ещё не умеют плавать. Караваны машин, которые курсируют по озеру как по дороге, представляют для них большую опасность.

«АиФ-Иркутск»: - Больше 30 лет вы наблюдаете за птицами Восточной Сибири. Много ли мы потеряли за это время?

- Хищные птицы, которыми я занимаюсь углублённо, пострадали за эти годы больше всего. Когда-то на Байкале обитала уникальная популяция орлов-могильников - прообразов двуглавого орла на нашем гербе. Она была одной из самых крупных в России, при этом птицы почти не боялись человека. К самке орла можно было подойти на расстояние в десять метров, и она не улетала из гнезда, это удивительно при их огромной осторожности… Буквально за 20 лет из двух сотен гнёзд осталось двенадцать, птицы оказались на грани исчезновения. А когда-то Ольхон считался настоящей «орлиной столицей», там одновременно гнездился и орлан-белохвост, и беркут. Последние беркуты исчезли в 2011 году, орланы залетают только единичные, случайно.

Вторая Америка?

«АиФ-Иркутск»: - Почему это случилось?

- Мне кажется, это связано с гибелью птиц на зимовках в Китае и Индокитае. Видимо, из-за вырубки лесов им стало негде там гнездиться. Больше всего пострадали орлы-могильники, но эта проблема касается почти всех птиц Восточной Сибири: 80% летят к нам через Китай и Индокитай… Плюс ко всему - крупные рубки и пожары в нашей тайге. Многие хищные птицы оказались на грани исчезновения из-за борьбы с волками: местное население раскидывало отравленное мясо. Хотя, кстати, ещё сотню лет назад здешние буряты считали волка священным зверем. Потеря скота воспринималась как дань богам, считалось, что это вернётся сторицей.

«АиФ-Иркутск»: - Но ведь проблема с волком действительно есть? Говорят, что у нас вместо положенных сотен их тысячи…

- Я считаю, что хищничество волков - следствие того, что в лесах почти уничтожены копытные из-за дикого браконьерства. Волки вынуждены как-то выживать, нападать на скот, на домашних собак. И когда говорят, что это хищник, который истребляет больше, чем нужно, хочется заметить: за миллионы лет волком не истреблено ни одно животное, ни в тайге, ни в степи, ни в тундре. А человеком - множество. То же самое - с медведем. Катастрофические пожары и рубки уничтожили кедровники и ягодники, и зверь вынужден искать пищу в деревнях. Когда два года назад я оказался в верховьях Лены, был поражен огромными выжженными пустынями… В лесах брошено море второсортной древесины, которая не идёт на продажу, и летом она становится первой «пищей» для пожаров… Знаете, то, что сегодня происходит в Сибири, напоминает мне события в Америке, когда туда пришли завоеватели. Тогда было уничтожено множество видов животных, и только спустя столетие все опомнились и начали спасать чудом сохранившихся. Сейчас мы точно так же превращаем нашу землю в пустыню. «Доброе дело» сослужил и Лесной кодекс, в сотни раз сокративший штат инспекторов: теперь считается, что охранять лес должен тот… кто его рубит.

«АиФ-Иркутск»: - Но при этом мы видим, что сегодня появляется заинтересованная молодёжь, развивается волонтёрское движение… Обществу по силам «снизу» переломить ситуацию?

- Сомневаюсь. Мне кажется, сегодня государство так талантливо нами манипулирует, что для большинства экологические проблемы давно отошли на задний план…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах