aif.ru counter
4050

БАМ как часть биографии. Истории участников «великой стройки»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ в Восточной Сибири» 26/03/2014 Сюжет БАМ. Легенда века
Митинг, посвященный прибытию строительного отряда имени XVIII съезда ВЛКСМ. Россия, Усть-Илимск, Иркутская область, 1979 год.
Митинг, посвященный прибытию строительного отряда имени XVIII съезда ВЛКСМ. Россия, Усть-Илимск, Иркутская область, 1979 год. © / Петр Малиновский / wikipedia.org

В апреле 1974 года БАМ был объявлен всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Строительство её центральной части заняло более 12 лет.

После 80-х годов о «Стройке века» как-то забыли, шли даже разговоры, что дорога никому не нужна и на неё зря потратили огромные государственные деньги.

Но люди, в чьей судьбе был БАМ, до сих пор не жалеют громких слов, вспоминая, как эта железная дорога изменила их жизнь. Для них такие понятия, как взаимовыручка, энтузиазм, патриотизм, которые сейчас чаще всего воспринимаются с усмешкой, не пустой звук, а норма поведения.

На комсомольскую стройку съезжались со всего Советского Союза. Новым станциям присваивали даже неофициальные двойные названия. Посёлок Нию, например, строили в основном жители Грузии, поэтому его именовали «Грузия-БАМ». Были на карте и Ростов-БАМ, Беларусь-БАМ, Украина-БАМ и другие. При этом строители, заканчивая работу, зачастую не возвращались в родные края, а оставались жить в уже любимой Сибири навсегда. Один из них - Александр Гудков, который приехал в сибирскую глубинку с Поволжья, рассказал, какую роль дорога сыграла в его судьбе.

Бойцы Всесоюзного ударного комсомольского отряда им. XIX съезда ВЛКСМ уезжают на ударные стройки советской страны. Россия, Москва Фото: wikipedia.org / Владимир Вяткин

О деньгах - забыли

- Мы добирались до Усть-Кута, тогда называемый воротами БАМа, поездом, а дальше, к примеру в посёлок Магистральный, требовалось ехать на машине, - рассказывает Александр Егорович, который был мастером строительно-монтажных работ - «тянул» линию электроснабжения вдоль магистрали. - На дорогу выйдешь, любой водитель, проезжающий мимо, обязательно остановится и подберёт. Мы никогда не «голосовали». И никогда не платили за поездку. Было даже правило: если деньги предложишь - всё, иди отсюда. Однажды я разговорился с одним из водителей, и он рассказал такой случай: «Москвичка приехала к кому-то в гости, я её подвёз, а она мне деньги суёт! Я ей сразу сказал: знал бы, что решишь мне платить, в Усть-Куте бы оставил. Забудь, говорю, тут про деньги».

На БАМ, где гораздо выше рубля ценили простую взаимовыручку и бескорыстную поддержку, Александр Гудков попал в 1977 году, спустя три года после начала стройки. Как и многие, отправился в Сибирь по распределению.

- Тогда начали осваивать Тюмень, и в это же время «загремел» БАМ, - делится он. - Я учился в Куйбышевском политехническом. У нас отличники отправились на тюменские стройки, а мы, «середнячки», поехали сюда. В это время магистраль уже дошла до посёлка Звёздного. Ехать в незнакомую суровую Сибирь было совсем нестрашно. Кто-то из моих однокурсников пошёл в проектный институт. Но нам было неинтересно сидеть за бумагами, мы хотели строить.

Строитель уверен, что БАМ возвели именно  «середнячки» - не в смысле троечники или равнодушные, а простые рабочие люди.

В сибирской глуши строили не только дорогу, но и семьи. Фото: Из личного архива / Эдгар Брюханенко

Патриотизм есть, энтузиазма нет

«Люди БАМа» воспринимают магистраль не просто как работу, а как одну из важнейших страниц своей жизни ещё и потому, что вместе с дорогой они построили и свои семьи. Александр Егорович с улыбкой рассказывает, что встретил там свою будущую жену Тамару, которая приехала на строительство, чтобы пройти летнюю практику. Уже вместе с ней бамовец дошёл до Улькана, а через два года переехал на восточный участок стройки - в Комсомольск-на-Амуре. Он рассказывает, что западный БАМ, с которого началась его трудовая биография, кардинально отличался от восточного. Если первый был нехоженый и неизведанный, то второй встретил его уже обжитым. Лесозаготовительные посёлки подготовили неплохую площадку для строительства железной дороги.

На востоке Александр Гудков дошёл до станции Джамку, а потом бамовскую карьеру пришлось закончить: родился ребёнок, стало тяжело жить в вагончиках, особенно зимой.

- Когда только начинал, думал, что отработаю и вернусь в родные волжские края, но для каждого человека написана своя судьба и менять её бесполезно, - размышляет строитель. - Я остался жить в Сибири: привык, женился, дети пошли. И потом - тут какой-то особенный сибирский дух. Возможно, потому что у нас просторно, большие открытые земли, а в Центральной России места меньше. Территория заселённая, и нужно искать выгоду, всё считать, чтобы устроиться получше. В Сибири живут люди с широкой душой.

Впрочем, на вопрос, возможно ли сейчас возродить и продолжить великую стройку по старой схеме, Александр Егорович отвечает отрицательно. Говорит, что БАМ дал стране первоклассных специалистов, но былой энтузиазм на пустом месте вернуть не получится.

Символика БАМа Фото: АиФ / Екатерина Лобан

- Магистраль многое дала стране: новые посёлки и города, крупные месторождения. Но БАМ не освоили до конца, его только протянули и всё, - утверждает он. - Чтобы продолжать стройку сейчас, нужны крупные долгосрочные инвестиции, а где их взять - не очень понятно. То, что нужно вложить сегодня, окупится далеко не сразу. Иностранные инвесторы вряд ли возьмутся за такой проект, да и местные - тоже. Это не значит, что патриоты у нас в стране перевелись. Патриотизм и любовь к Родине никуда не делись - недавние крымские события хорошо это доказали. Но тот трудовой энтузиазм, который был на БАМе, исчез. Ведь 30 лет назад мы строили не для чужого дяди-инвестора, а для самих себя. Магистраль была наша, родная, и это вдохновляло, и мотивировало.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах