aif.ru counter
445

Тринадцатилетняя трактористка. У сибирского тыла - детское лицо

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. «АиФ в Восточной Сибири» 21/01/2015 Сюжет К 70-летию Победы

В этом году мы отмечаем 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. К сожалению, с каждым годом, да, что там - с каждым днём рядом с нами остаётся всё меньше тех, кто пережил военное лихолетье сороковых: под пулями на фронте, за станками в промозглых цехах оборонных заводов, в концлагерях и оккупированных городах и сёлах, в германском рабстве, или выполняя каторжную крестьянскую работу. Тех, кто не по учебникам знает, кто развязал эту войну и какой ценой далась Великая Победа.

Анне Григоревне Сущих исполнилось 11 лет в июне 41 года, и ровно через три дня после дня рождения её жизнь превратилась в ад. Ребёнок с наивными, детскими мечтами вмиг повзрослел: началась война.

- Война нас застала в пути, мы с семьёй тогда ехали в Таганрог из деревни Орловки Красноярского края, как нам тогда казалось - на постоянное место жительства, - вспоминает в своём письме Анна Григорьевна. - На одной станции нас заставили сойти с поезда и сказали, чтобы возвращались назад, впереди была война, смерть и разрушения. Наш поезд попал под бомбёжку, все вещи, всё нажитое имущество осталось там. Нам удалось спастись, и мы вернулись только в том, что было на нас.

Родных Ани война раскидала в разные стороны. Глава семейства успел перевёзти семью в Ачинск (Красноярский край), после чего его сразу же призвали на фронт. Старшую сестру, медика по образованию, тоже призвали на фронт, а старший брат поступил в Красноярское авиационное училище. Дома остались только Аня, мама и братишка шести лет.

В городе начались голодные времена, и чтобы не умереть, семья из трёх человек, практически раздетая, без имущества, поехала обратно в деревню …

Фото: Из личного архива

Есть и спать - два главных желания

Из письма Анны Григорьевны: «В деревне я с мамой пошла работать. В 11 лет уже сеяла, полола грядки, гребла и убирала сено наравне со взрослыми. Еды всегда не хватало, питались разной травой и мёрзлой картошкой, которую перемешивали с осотом. Когда нас отправляли на прополку, каждому давали норму 15 соток. Зной, мошкара, комары грызут, всё время хочется есть, а норму попробуй только не сдать. После такого трудового дня с девчонками как убитые спали на чердаке. А по утрам, чтобы нас поднять, председатель села Анна Васильевна поливала холодной водой, иначе не разбудить. Каждое утро думаешь, что поесть! И так изо дня в день».

В 1942 году Аню и ещё трёх девчонок отправили учиться на трактористов-комбайнёров. В 13 лет хрупкая девочка села за руль-штурвал. За ней закрепили три колхоза и колёсный трактор ХТЗ. Это сейчас Анна Григорьевна с горечью в сердце думает, как же тогда она могла справиться, как же на всё хватило сил. А тогда у маленькой Анюты были совсем недетские заботы: как выполнить норму и самое главное - сэкономить горючее.

Воспоминания рвут сердце на части, они заставляют вновь и вновь переживать все ужасы войны, причиняют невыносимую боль… Но молчать об этом тоже нельзя, современное поколение должно знать, помнить и уважить многострадальное прошлое. И поэтому Анна Григорьевна мужественно, дрожащей рукой выводит на бумагу отрывки из своего военного детства: «Приходилось постоянно регулировать карбюратор, а он такой едкий и постоянно разъедал глаза. Двигатель на бедной смеси горючего еле работал, из-за чего трактор приходилось периодически заводить. А это было очень непросто. Порой меня из-за неправильно установленного зажигания отбрасывало на полтора метра, хорошо, что ещё зубы не выбило. Из-за того что продувала трубки (чтобы двигатель заработал,) как-то наглоталась керосина. Очень тяжело было работать ночью. Пашешь, а глаза закрываются, особенно перед рассветом. Но руки так сильно болят, что невозможно уснуть, а спать так хочется. А ещё лихорадка мучила: напьёшься воды из болота с мелкой рыбёшкой - вот и трясёт после неё. А работать надо, болеть никак нельзя».

Премиальный ситец

«После вспашки и посева началась уборочная страда, и я пересела на комбайн, - продолжает описывать своё военное детство Анна Григорьевна. - Работали со мной одни пожилые, голодные, уставшие, измученные женщины. И чтобы хоть маленько отдохнуть, они бросали в барабан комбайна сразу 3-4 снопа. Из-за этого летят цепи, ломается ведущая звёздочка, приходится всё чинить, клепать. А женщины в это время спят.

Однажды не оказалось запасной детали, пришлось ночью идти пешком в МТС (12 км). Заблудилась я тогда, и мне пришлось заночевать в стоге сена. Утром, слава богу, поняла, где находится дорога, и на попутке добралась до места. Приехав в МТС, увидела на Доске почёта свою фамилию: я заняла первое место по уборке урожая и экономии горючего в районе. Мне было 14 лет! Позже меня премировали отрезом на платье - дешёвеньким таким ситцем. А сколько было радости!

Зерно, которое мы убирали, абсолютно всё увозили на фронт. На бортах грузовика написано: «Всё для фронта! Всё для Победы!» А нас кормили отходами, мякиной, но мы и этому были рады. Зимой девчонок отправляли в МТС на ремонт техники. Дисциплина была очень строгая, из-за даже минутного опоздания устраивался товарищеский суд».

«Никогда больше не работала на тракторе»

Самым ярким событием и большой радостью в этих изнурительных днях стало известие о Победе. Анна Григорьевна вспоминает:

- Я пахала на тракторе, когда увидела бегущего ко мне бригадира трактористов. Он бежал и кричал: «Победа, Победа, Победа!!!» А в руках развевался красный флаг. Этот флаг он повесил на трактор, обнял меня, поцеловал и сказал: «Дочка, мы выиграли войну!» Я положила голову на баранку и долго, долго плакала. Не могла прийти в себя и поверить, что это не сон, что это правда. Через месяц мне исполнялось 15 лет.

«Наступила осень, а отца всё не было. Последнее письмо пришло от него из Кёнинсбурга, мы даже не знали, жив ли он. Сестра достойно прошла всю войну, помогала вывозить военных из Харькова в Ачинск. Несмотря на Победу, я продолжала работать в поле, шла уборка урожая. На улице уже похолодало, и ночью я отправила свою помощницу разжигать костёр, чтобы прогрелась земля и мы могли на ней поспать хоть часик. Перед рассветом, прижавшись к друг другу, крепко-крепко уснули. Проснулась оттого, что кто-то меня тормошит. Открыв глаза, не могла понять, что происходит. И лишь через некоторое время увидела рядом с собой мужчину в военной шинели. Это оказался мой отец, в руках он держал крынку молока. Я закричала на всё поле и начала плакать. Он тоже рыдал - молча, без слов. Потом папа схватил меня на руки, целовал и плакал, целовал и плакал. А я вся грязная, в мазуте, в копоти и саже, в огромном бушлате, измученная от работы. Этот вкус молока, который принёс отец, помню до сих пор. И как сейчас слышу его голос и слова: «Доченька, пойдём домой». Взяв за руку, он увёл меня с поля, и я больше туда не вернулась и никогда не работала ни на тракторе, ни на комбайне».

В этом году Анне Григорьевне исполнится 85 лет, у неё пять правительственных наград и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Война отняла у неё здоровье и лишила возможности испытать счастье материнства. Муж Анны Григорьевны - участник боевых действий, в прошлом году справил 90-летие. Чета Сущих живёт в Братске.

Дорогие наши читатели!

Мы ждём от вас письма с воспоминаниями о военном времени. О том, как вы жили в это время, о чём мечтали, как встретили День Победы 1945 года. Если у вас сохранились фотографии тех лет, можете прислать нам копии. Эти воспоминания очень нужны тем, кто не знает, что такое война, но не должен забывать страшные уроки истории.
Пишите нам по адресу: 664011, г. Иркутск-11, а/я 17, или по электронной почте aifredactor@irk.ru, звоните по телефону 8 (3952) 500-529.

 

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах