aif.ru counter
538

Кризис эндемика. Что сегодня угрожает Байкалу?

Самый большой вред озеру причиняют люди.
Самый большой вред озеру причиняют люди. © / Роман Сизых

О Байкале в последнее время говорят много, и эти разговоры, увы, по большей части безрадостные: сначала озеро стало обрастать зловонными ядовитыми водорослями, которые пугают туристов и доводят до седых волос экологов, потом обмелело, создав множество трудностей энергетикам. Закончили эту страшную картину пожары, взявшие «колодец» планеты в огненное кольцо. И это - не упоминая гор мусора, которым завалены берега.

Масштабы бессовестности

Волонтёры всероссийского экомарафона «360 минут ради Байкала» по результатам своего специального мониторинга составили вот такую карту: зелёным выделены те места, которые уже очистили, чёрным - существующие несанкционированные свалки бытового мусора, оставленного как туристами, так и местными жителями.

Кроме того, что карта наглядно показывает «масштабы бессовестности» людей, она же - своеобразный ориентир, куда энтузиастам следует прийти с уборкой в следующий раз, чтобы зацепить побольше точек.

Кстати, в этом году волонтёры со всего мира не ограничились шестью часами уборки, за лето они провели уже 4 акции, а финальная пятая запланирована на 5 сентября. Притом избавлять побережье от бутылок и целлофана в этот раз будут не только неравнодушные люди, но и… роботы.

Классического робота-уборщика собирают юные инженеры из Иркутска и Ангарска. По их словам, принцип его работы будет похож на подметательную машину или комбайн, рассчитанный на мусор среднего размера. К примеру, он легко захватит полуторалитровую бутылку. Аппарат сможет убираться как сам по себе, так и с помощью оператора.

Противоречивый уровень

Если опасность фосфатов понимают все, то с уровнем озера, который понизился в прошлом году, всё не так однозначно. Мнения специалистов разделились: многие учёные считают, что причина изменений - климатическая и самому славному морю не вредит, экологи же видят в этом угрозу экосистеме, которая не успевает адаптироваться к новым условиям.

Фото: Коллаж АиФ/ Олеся Тугутова

«С точки зрения миллионов лет эволюции Байкала, эти колебания незначительны, - объясняет Марина Рихванова. - Но мы оцениваем их с позиции более короткого периода. В результате изменения уровня, по оценкам ихтиологов, мы можем потерять рыбу в объёме, сравнимом с допустимым уловом омуля».

Экологи считают, что необходимо на федеральном уровне создать регламент на случай экстремально маловодных и многоводных лет, который позволит принимать сбалансированные решения в кризисных ситуациях и поможет избежать конфликтов.

Загрязняем, но не чистим

Из 29 очистных сооружений, которые стоят на юге озера, работает только одно, поэтому в «колодец» планеты круглый год из посёлков и турбаз стекаются неочищенные либо плохо очищенные сточные воды, в составе которых, естественно, есть и содержимое туалетов, и остатки синтетических моющих средств и, как следствие последних, - триполифосфат натрия, содержание которого в обычном стиральном порошке колеблется от 15 до 40%.

Всего один грамм фосфатов стимулирует рост 5-10 килограммов (!) спирогиры - чужеродной для Байкала нитчатой водоросли, которая заболачивает водоём, плохо пахнет и делает воду опасной для рыб и водных животных, а также непригодной для питья. К примеру, в Северобайкальске чистейшую когда-то воду уже не пьют.

Берег с гниющей спирогирой. Фото: Из личного архива

Впрочем, очистные, даже если заработают, вряд ли спасут положение целиком: они далеко не на 100% удаляют из воды фосфаты и соединения азота. Но, тем не менее, их строительство необходимо: Байкал - малосточный водоём, обмен воды в нём происходит раз в 300 лет, поэтому эффект от всех «вредностей», которые попадают в «колодец», накапливаются и их эффект только усиливается год от года.

Дефицит «вливаний»

Священному озеру не хватает не только естественных речных вливаний, но и финансовых. В федеральной программе, которая призвана финансировать охрану озера, есть пара существенных «пробелов» - деньги в ней не предусмотрены ни на фундаментальные научные исследования причин экологического кризиса, ни на строительство столь важных для экосистемы очистных сооружений. Большее внимание в документе уделено не самому славному морю, а утилизации промышленных отходов, экомониторингу и строительству полигонов.

Изначально, на финансирование программы, рассчитанной с 2012 по 2020 год, должны были направить более 57 млрд руб (большая часть - из федеральной казны), однако за два последних года этот бюджет уже дважды резали. У озера государство уже забрало более 20% первоначальной суммы, планируется, что каждый год программу будут сокращать ещё как минимум на миллиард.

Комментарий

Михаил Грачев

Михаил Грачёв, и.о. директора Лимнологического института СО РАН, академик:

«Прибрежная полоса Байкала находится в кризисе. Причём он охватывает всю окружность озера. При этом экосистема средней части водоёма особых негативных признаков пока не подаёт.

Кризис начался в 2011 году, но мы не обнаружили в это время каких-то серьёзных климатических изменений, аномальных осадков, которые могли спровоцировать, к примеру, гибель байкальских губок-эндемиков. Пока не можем сказать точное число, но знаем, что губки гибнут по всему Байкалу, что имеет характер эпидемии, а у губки нет терапевта, который может выписать рецепт. Это сложный организм, и выяснить причину его гибели довольно тяжело. Явления такого масштаба, какие видим сегодня, происходят в первый раз за сто лет наблюдений, но их причина до сих пор неизвестна.

Для того чтобы выяснить, что привело к таким последствиям, необходимы фундаментальные научные исследования, чем мы сейчас занимаемся в меру наших возможностей.

Государство практически не выделяет деньги на исследования, мы делаем что-то за счёт нашей прибыли, переформировки некоторых госзаданий. К примеру, на собственные средства института провели уже 10 экспедиций».

Мнение

Марина Рихванова

Марина Рихванова, сопредседатель Байкальской экологической волны:

«Насколько страшно, то, что сейчас происходит с озером? Мне кажется, на этот вопрос никто не сможет дать точного ответа, потому что у нас нет второго Байкала, чтобы мы могли поставить опыт и посмотреть, «что будет, если…»

Байкал – один, поэтому чем раньше сделать всё для его сохранения, тем вероятнее, что эту кризисную ситуация удастся повернуть. А если не принимать никаких мер, то однозначно мы потеряем наше озеро в том качестве, в котором привыкли его видеть.

Самые главные проблемы, требующие решения: отсутствие очистных сооружений, стихийная застройка берега в водоохранных зонах, хаотичный туризм, пассивность местных жителей, лесные пожары.

Каждый год в течение 3 лет мы смотрим туристическую нагрузку на Ольхон, и видим, что её никто не регулирует. В конечном итоге это может привести к тому, что и условия жизни на острове ухудшатся и посмотреть будет не на что».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах