1344

На безрыбье. Почему нет омуля в Байкале?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. «АиФ в Восточной Сибири» 30/04/2015 Сюжет Засуха в Приангарье

В прошлом году по всему Байкалу было официально добыто 880 тыс. тонн омуля. Речь в данном случае идёт не о рыбаках-любителях и браконьерах, а о промышленном лове. Квоты на этот год составили 1,5 тыс. тонн. Для Иркутской области это 250 тонн, всё остальное приходится на Бурятию. Но как отмечают специалисты, даже нынешняя квота может быть не полностью исчерпана.

Природа и люди

Чтобы понимать, много это или мало, нелишне вспомнить «историю вопроса». До середины 1960-х годов промышленные запасы так называемых «биоресурсов» в Байкале насчитывали 26-27 тыс. тонн. Из них ежегодно вылавливали 2-3 тыс. тонн. Но запасы стали падать, и после весенней путины 1968 года, когда не смогли поймать даже тысячу тонн, ввели запрет на промышленный вылов омуля. Он действовал 15 лет вплоть до 1983 года, когда запасы ценной рыбы достигли прежнего уровня и промысел опять разрешили. И в общем, до середины 2000-х озеро исправно всех кормило.

Но последние несколько лет омуль начал исчезать, и сейчас запасы озера не больше 12-13 тыс. тонн. Например, в традиционном месте промышленного лова в Иркутской области - на Малом Море в Ольхонском районе его практически нет.

 

Аркадий Матвеев

Омуль не стал заходить в Малое Море, подтверждает декан биолого-почвенного факультета ИГУ Аркадий Матвеев. И этому есть вполне научное объяснение.

Дело в том, что в Иркутской области нет ни одной нерестовой реки, они все в Бурятии. Но кормовая база практически вся сосредоточена в Иркутской области. Главный корм омуля - бычок желтокрылки, и огромная его популяция находится на Малом Море. Его особенность в том, что он живёт совсем близко к берегу и размножается на глубине не больше метра. Но обмеление Байкала идёт уже не первый год, и желтокрылки погибают. Например, по разным подсчётам, его популяция на Ольхоне упала в сотни раз, и омуль перестал заходить в Малое Море.

«Омуль перешёл на рачковую пищу и поменял маршруты своей миграции. Пока мы не восстановим численность желтокрылки, омуль в Малое Море не вернётся», - убеждён учёный.

Маловодье всей азиатской части мира, которое длится уже не первый год, стало причиной ещё одной беды озера - нашествия бакланов. Они прилетели к нам с Торейских озёр в Забайкалье, которые обмелели. Как отмечают специалисты, сейчас численность птиц на побережье составляет тысячу особей, и это уже критично. Каждый взрослый баклан в сутки съедает 2-3 кг рыбы. Начать регулировать численность «пришельцев» сейчас тоже нельзя. Сначала птицу надо вывести из Красной книги Иркутской области, куда она попала несколько лет назад как исчезающий вид.

Много ли выловленной рыбы приходится на долю браконьеров? Достаточно, отмечают специалисты. Особенно это оказалось очевидным в 1990-е годы, когда рыборазводные заводы и промысловые артели начали рассыпаться, как и всё, в России. И люди стали браконьерами просто потому, что им надо было кормить семьи.

Искусственный отбор

В условиях запрета промышленного лова омуля необходимо искусственное воспроизводство рыбы. В данном случае речь не может идти об омуле: он не поддаётся такому воспроизводству. Но есть и другие сорта рыбы.

Леонид Михайлик

«В 2009 году мы выпустили в Братское водохранилище 6 млн мальков пеляди (озёрно-речная рыба из рода сигов. - Прим. авт.). Сейчас эти особи достигают трёх-четырёх килограммов, - рассказывает заместитель гендиректора ООО «Байкальская рыба» Леонид Михайлик. - Сейчас заложено ещё 8 млн икринок, и в принципе через несколько лет мы зарыбим водохранилище. Наша задача - создать ремонтно-маточное стадо».

Однако Бельский рыборазводной завод в Усолье-Сибирском способен при нынешних мощностях закрывать не больше 10% потребностей только Братского водохранилища. Для «зарыбления» Байкала в Иркутской области практически нет мощностей. Завод в посёлке Сарма в Ольхонском районе в руинах. От завода в Бурдугузе остались одни цеха, пруды уничтожены. Сейчас только в Усолье работают «выростные пруды» (используют для роста мальков) на площади 120 га. По минимуму Иркутской области необходимо ещё 200 га новых прудов. А это до 1,5 млн рублей за гектар новых прудов.

Но если мы и построим заводы, они станут «памятником отсутствия рыбы», уверены специалисты. Даже успешно работающие предприятия сегодня загружены на 30-40%. Дело в том, что в естественной природе почти в 2,5 раза упало маточное поголовье омуля и других видов рыб. Если несколько лет назад на нерест в реках Селенга, Баргузин и нескольких других шло до 4,7 млн штук, то теперь едва насчитывают 2,2 млн.

В прошлом году в Малом Море во время нереста учёным удалось поймать несколько сигов, и только два из них были с икрой. Безусловных человеческих усилий всё-таки недостаточно. Пока природа не поможет, вряд ли скоро мы будем с рыбой. Маловодье на реках, впадающих в Байкал, по прогнозам учёных, должно было завершиться ещё два года назад. Но вместо этого уровень воды в Байкале упал на несколько сантиметров ниже критического уровня.

Комментарий

Ринат Енин

Заместитель начальника территориального отдела контроля, надзора и рыбоохраны по Иркутской области Ангаро-Байкальского территориального Управления федерального агентства по рыболовству Ринат Енин:

«Все водные объекты в нашей стране - федеральная собственность, и поэтому правительство региона в лице минсельхоза не может поддерживать какие-то проекты по рыборазведению напрямую. Для этого должна быть хотя бы программа «Развития рыбохозяйственного комплекса Иркутской области», но её нет. В результате три рыборазводных завода в Бурятии - Баргузинский, Селенгинский и Большереченский получили 450 млн рублей на своё развитие. Иркутская область пока ничего получила».

Мнение власти

Руководитель Байкальского филиала ФГБНУ «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд:

Владимир Петерфельд

«Есть прямое указание Росрыболовства проводить исследования на Байкале и замерять количество пойманной рыбы. Например, по итогам прошлого года мы опустились ниже порога 1968 года, когда был введён запрет на промышленный вылов. Сейчас тенденции те же самые, и пока нет никаких оснований для оптимизма. В принципе, этот запрет мы могли бы ввести уже и в этом году, но, скорее всего, отраслевой совет Росрыболовства введёт такой запрет с 2016 года. Останется только воспроизводство и научно-исследовательские квоты. Это значит, что омуль будет официально запрещён к продаже во всех магазинах по всей стране. Если кому-то удастся купить рыбу, то только у браконьеров. Они не куда не исчезнут: людям на побережье Байкала надо жить и кормить семьи, но рыбы будет не так много и ничего особо критичного это озеру не доставит».

Кстати

С 25 апреля по 25 июня, в связи с началом периода нереста,-повсеместно запрещена ловля хариуса, ленка, тайменя. С 1 мая по 15 июня нельзя ловить щуку в Иркутском, Братском, Усть-Илимском водохранилищах и впадающих в них реках. С 1 мая по 30 июня запрещён вылов всех водных биоресурсов в Братском и Усть-Илимском водохранилищах и впадающих в них реках закидными неводами.

Штрафы остались прежними - от двух до пяти тысяч рублей плюс за каждую незаконно пойманную щуку, хариуса, ленка придётся возместить ущерб в размере 250 рублей, а за каждого тайменя - 1050 рублей. При злостном нарушении законодательства вступает в силу ст. 256 УК, предусматривающая лишение свободы до двух лет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах