aif.ru counter
250

Найти нужно всех! Валерий Жуков вернул награды 3 000 «потерянных» героев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. «АиФ в Восточной Сибири» 07/10/2015
Валерий Жуков
Валерий Жуков © / Андрей Москов / АиФ

Кстати:
После вручения почётного знака имени Юрия Ножикова Валерий Жуков признался корреспонденту «АиФ в ВС», что не любит пышных ритуалов. - Для меня важнее, чтобы о неизвестных героях узнали: о русских, украинцах, белорусах, евреях, бурятах. Даже не награждённый цыган есть из Иркутской области, не знаю - живой он ещё или нет. И всех их ещё нужно найти!
До сих мы доподлинно не знаем всех, кто пропал без вести, сгнил в плену, лежит в братских могилах. Более того - не знаем даже всех выживших героев, просто потому их «потеряли», забыли наградить.

Уже более 30 лет их ищет наш земляк - преподаватель иркутского вуза, кандидат физико-математических наук Валерий Жуков, которому на прошлой неделе вручили почётный знак имени Юрия Ножикова «Признание».

«Не люблю выпячиваться»

Андрей Москов, «Аиф-Иркутск»: - Валерий Дмитриевич, про то, что вы делаете, обычно говорят - «награда нашла своего героя». А как вы сами это называете?

Валерий Жуков: - Просто поиск информации. Разыскиваю тех, кто во время Великой Отечественной войны по какой-то причине не получил свой орден или медаль, обычно даже не знал о том, что был к ним представлен. Например, после ранения попал в другую часть, а документы сначала пришли в прежнее подразделение и в итоге потерялись или были уничтожены. А иногда ищешь родственников солдат, награждённых посмертно… В общей сложности я нашёл около трёх тысяч награждённых. Больше пятисот были ещё живы, и их лично награждали, а остальные… Семьям вручали. А порой ищешь, где погиб и погребён солдат, ведь часто родственники не знают, что стало с их отцом или дедом и где он похоронен хотя бы приблизительно. Вот я и узнаю, чтобы близкие смогли побывать там, отдать дань памяти, взять с могилы горсть земли и отвезти её на могилу жены, которая так и не дождалась мужа с фронта.

О том, что мы не «Иваны, не помнящие родства», говорит небывалая массовость «Бессмертного полка».
О том, что мы не «Иваны, не помнящие родства», говорит небывалая массовость «Бессмертного полка». Фото: АиФ/ Кирилл Шипицин

- Как вы находите такую информацию? Ведь доступ к военным архивам всегда был очень и очень ограниченным.

- В начале восьмидесятых я пытался восстановить документы своего дяди - у него их похитили ещё в 1944 году, когда он тяжело контуженый возвращался с фронта. Документы не нашёл, но в военкомате «примелькался». И когда перед 40-летием Победы Министерство обороны стало рассылать по военкоматам списки когда-то представленных, но не награждённых ветеранов, которых нужно найти, мне предложили взяться за эту поисковую работу. Списки из центрального архива поступали в военкомат, а я уже приходил туда и работал с ними. У меня по каждому поиску папка была, в итоге их набралось несколько тысяч. Интернета ещё и в помине не было - делал персональные запросы по имевшимся адресам, публиковал списки в районных газетах, работал с приходившими письмами. Писали и сами ветераны, и их родственники, и знакомые - мол, есть такой-то или его родные, живут там-то.

Люди находились по всему Советскому Союзу - это призывались они все из нашей области, а после войны разъехались по всей стране - от Владивостока до Калининграда.

- Сейчас можно многое найти в Интернете самостоятельно. К вам ещё обращаются?

- В Интернете часто непроверенные данные, с описками и ошибками писарей - то фамилия записана, как услышана, то год рождения не тот, или область, какой никогда не было. Вот родственники и не могут сами найти. А у меня как-то по наитию получается понимать, где мог ошибиться писарь. И люди обращаются ко мне за помощью. Перед 70-летием Победы было больше двадцати обращений. По пятнадцати я помог: нашёл четырнадцать мест захоронения и «затерявшуюся» награду одного ещё живого участника войны. Внук ветерана попросил проверить: деда вроде как должны были в своё время наградить, но не наградили. «Пробил» информацию, и действительно - человек был представлен.

- Вас приглашали на награждения тех, кого вы нашли? Что они вам говорили?

- Меня приглашали, только если мероприятие в Иркутске проходило. Да и вообще, это официальная миссия военкомата, моё дело просто найти, и многие даже не знают, что это я их отыскал. Зачем? Не люблю «выпячиваться». Для меня главнее, что заслуги людей наконец-то отметили. Нет, меня конечно благодарили. Даже материально пытались, спрашивали: «Сколько мы вам должны?» Я всегда говорю: «А сколько бы ваш отец брал за то, чтобы подняться в атаку?» Вообще, меня уже отблагодарили: Минобороны РФ отметило знаком 200-летия министерства, и правительство Беларуси наградило юбилейными медалями освобождения республики от фашистов.

С 2013 года награды героев войны родственникам не отдают.
С 2013 года награды героев войны родственникам не отдают. Фото: Администрация Иркутска

Законодательный абсурд

- Вы искали места захоронения солдат по всей стране. Где их больше всего?

- Везде. Вся наша земля, вся Европа усеяна этими могилами. Скольких их удалось найти - не могу сказать, учёт не вёл. Обращаются - ищу. Только теперь исключительно по Интернету, потому что после введения закона о персональных данных, центральный архив Минобороны перестал отвечать на мои запросы. За последние четыре года не получил от них ни одного ответа. Ещё и наград лишили: согласно не так давно принятому закону о наградах, родственникам умершего ветерана или погибшего ещё в войну остаётся или вручается лишь наградной документ. Нечто похожее было до 1978 года - семья ветерана после его смерти возвращала государству все награды, кроме Ордена Отечественной войны и медалей за оборону городов и территорий. После 1978 года родным разрешили оставлять себе награды умершего, причём вообще все. А в 2013 году это опять запретили, и запрет коснулся даже Орденов Отечественной войны и медалей за оборону… Мы последнюю награду вручили в Благовещенске - женщина получила за отца Орден Красной Звезды. Теперь она хранит его на видном месте в доме, вместе с наградой её сына, воевавшего в Афганистане.

- Запрет на награды в наследство - это перестраховка от незаконной торговли ими?

- Не знаю, но официально объяснение звучит так - Россия не может вручать награды другого государства, в смысле уже несуществующего Советского Союза. Хотя по закону Россия взяла на себя все обязательства СССР. И думаю, юридически родственники могут оспорить запрет, потому что в статусе медали за оборону говорится - медаль погибшего при обороне вместе с удостоверением передаётся семье как память.

Досье:
Валерий Дмитриевич Жуков. Родился в 1943 г. в Улан-Удэ. В 1970-м с отличием закончил математический факультет Иркутского госуниверситета. Более 20 лет отработал в Сибирском институте земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн СО АН СССР (СибИЗМИР). С 1993 года работает в должности доцента кафедры теории и вероятности дискретной математики ИГУ.
- «Память о войне» - для вас лично что это такое?

- В трёхлетнем возрасте я оказался на Забайкальском фронте - папа у меня военный, а мама ездила по фронту с агитбригадой - и какое-то время лежал в военном госпитале со скарлатиной. Раненые солдаты у меня до сих пор перед глазами… Хотя иногда шучу, что ещё в детстве прошёл действующую армию и фронтовой госпиталь. А ещё помню колонну японских военнопленных в Чите: их уже отправляли домой и строем вели на вокзал, а замыкающий, похоже офицер, нёс на руках котёнка.

- Как считаете, современному поколению присуще чтить память погибших?

- Раньше ко мне обращались вдовы и дети солдат. Сейчас обращаются уже только дети либо внуки воевавших. Причём - постоянно. Поэтому такая «волна» с Бессмертным полком и поднялась - если бы молодёжь не чтила своих предков, ну организовал бы где-то кто-то что-то один раз, и всё. А тут люди знали про своих дедов, гордились ими и поэтому объединились. Во что это вылилось, сами видите - только в Иркутске 9 Мая двадцать тысяч человек вышло на парад Победы.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах