aif.ru counter
197

Планы на жизнь. В Приангарье дают надежду каждому онкобольному

Сюжет Спецвыпуск «Итоги -2016»
Предоставлено клиникой. / Из личного архива

Отчасти наше негодование, конечно, правильно, и никто с этим не спорит. Российской медицине есть к чему стремиться, а врачам - чему учиться. Но давайте будем справедливы: в любой стране у системы здравоохранения есть свои сильные и слабые стороны. У нас - также. И слабые перечислять нет необходимости. А вот сильные назвать стоит. О них мы побеседовали с главным врачом Иркутского областного онкологического диспансера - заслуженным врачом РФ Викторией Дворниченко.

База прирастает

Светлана Латынина, АиФ-Иркутск: Виктория Владимировна, какие события, случившиеся в этом году в здравоохранении Приангарья, подтверждают, что наша медицина развивается и становится лучше?

- Работы стало ещё больше, потому что заболеваемость растёт. В регионе стали чаще выявлять у людей опухоли печени и поджелудочной железы благодаря тому, что в общелечебной сети теперь делают больше компьютерной томографии и ультразвуковой диагностики. Таким образом и выявляются тяжелейшие заболевания, лечением которых и оперативно, и консервативно занимается наш диспансер. Это сложнейшая группа больных, требующих огромнейшего ухода, точности диагностики и очень долгого и дорогого лечения, потому что рак обнаруживается обычно на поздней стадии. К этому моменту в организме пациента нарушены многие обменные процессы, из-за того что печень поражена и не может выполнять свою главную роль - роль фильтра.

В скором времени мы начнём проводить пересадку печени при метастатическом раке этого органа. Займёмся также профилактикой. Вместе с Иркутским медицинским университетом мы выиграли областной грант и на эти средства изучим риски перехода цирроза и гепатитов в злокачественные опухоли. Совместно с врачами французского Гренобля проведём научно-исследовательскую работу. Она очень важна, ведь чтобы устранить проблему - её надо понять. Я думаю, что в будущем году эта работа уже даст определённый результат.

- Недавно на базе диспансера открылось отделение трансплантации костного мозга. Насколько знаю, оно единственное в Сибирском федеральном округе. Сколько операций уже провели?

- Ещё в конце 2015 года мы завершили ремонт в корпусе «Б», а весной этого года открыли там отделение высокодозной химиотерапии и трансплантации костного мозга. Провели уже 12 трансплантаций. Это серьёзная цифра, и она говорит о том, что мы на правильном пути. Раньше пациенты, которые нуждались в такой операции, ездили в Санкт-Петербург и Москву. А это - выжидание квоты, длительная тяжёлая дорога. Теперь лечение проходит в стенах нашего диспансера. Пока проводится трансплантация собственных стволовых клеток пациента, заготовленных до химиотерапии, но у нас в планах есть создание банка донорских стволовых клеток. Также готовимся к более сложной транс-плантации - у детей и тяжелейшей группы пациентов.

Мы хотим, чтобы здесь - дома! - здравоохранение работало так, как надо. В этом заключается качество медицинской помощи. Чтобы пациенту не приходилось ездить за тысячи километров, тратить деньги и жизненные силы, организация работы нашей службы из года в год совершенствуется. Не каждый диспансер в Сибирском федеральном округе и на Дальнем Востоке оказывает все виды медицинской помощи: нейрохирургическую, печенно-поджелудочную, урологическую, трансплантацию костного мозга и эндопротезирование. Мы делаем всё.

У нас работает мощная генетическая лаборатория, которая позволяет чётко определить, кому какой препарат нужен, с высокой точностью сказать, будет помогать пациенту то или иное средство или нет. Лечение назначается с большим пониманием процесса развития опухоли в организме каждого человека. Мы стали больше привлекать общелечебную сеть к определению жидкостной цитологии для рака шейки матки, внедрили хороший метод цитологического скрининга, определения скрытой крови в кале для колопроктологических больных.

На базе диспансера часто проходят международные конференции, сюда приезжают оперировать наши коллеги из Франции, Германии, Японии. Это говорит о том, что мы становимся международным методическим центром. Хотим закрепить этот успех, и я думаю, что в следующем году откроем центр подготовки врачей.

Радиологии быть

- Слышала, что решён вопрос с федеральным финансированием на строительство радиологического корпуса. Это правда?

- В следующем году начнём строительство на условиях частно-государственного партнёрства. Для повышения качества медицинской помощи нам действительно нужна радиология, а у нас пока только один аппарат лучевой терапии, который воздействует точечно на опухоль, не затрагивая здоровые ткани. Он работает в Ангарске. Мы обязательно поставим линейный ускоритель в Иркутске, нашли для него место в наших отделениях и в Братске.

Но у нас в планах и другой объект - центр профилактики рака. Под его здание уже готов котлован. Попробуйте сегодня обратиться в поликлинику с просьбой обследоваться на онкологию. Не получится, потому что терапевты заняты бумажками, приёмами, диспансеризацией. Вот поэтому мы строим такой центр. Не скрываю, он будет платный, но ветеранов и пенсионеров хотим обследовать по системе ОМС, и будем решать этот вопрос на уровне Минздрава России.

- На профилактические осмотры люди не ходят ещё и потому, что сами этого не хотят. Боятся, времени нет…

- Во многих странах мира есть законы, которые обязывают граждан проходить диспансеризацию, профилактические обследования на рак. Да, у нас проводят диспансеризацию, но по желанию, и никто не следит, пошёл ли пациент на второй этап - детальное обследование, если у него обнаружили проблему. Между тем за рубежом практикуют такой метод: если человек не прошёл обследование до конца, а потом у него обнаружили опухоль, за лечение он должен платить сам. Почему бы у нас не сделать так, чтобы народ понял, что за собой надо следить? Другое дело - где обследоваться? Это справедливый вопрос.

Родные стены помогают

- Запущенных случаев рака всё ещё много?

- Много. Есть положительная тенденция по раку молочной железы, шейки матки, предстательной железы, но по некоторым видам онкологии никаких изменений в лучшую сторону нет. Тем не менее, мы готовы лечить всех, в том числе пациентов с четвёртой стадией. Конечно, хорошо, когда тяжёлому больному удаётся продлить жизнь не только на год-два, иногда и на пять лет. Но, к сожалению, это не всегда получается.

Хочется, чтобы и сами пациенты, и их родные с пониманием относились к врачу, который берётся за лечение. Порой люди начинают беспокоиться, почему доктор медлит, чего ждёт. А ему надо подумать, как действовать в том или ином тяжёлом случае! Спешка не всегда уместна.

- К вам часто приезжают иностранные коллеги. Врачи диспансера перенимают у них опыт. А чему зарубежные гости учатся у вас?

- Всему. У нас богатейший опыт диагностики, лечения и наблюдения, хорошая школа хирургии. Мы владеем всеми видами операций. Нас жизнь научила оперировать поздние стадии, и люди выживают. Мы идём до победного конца и учим иностранных коллег, что к человеку даже с поздней стадией надо относиться гуманно.

Для чего ехать в Израиль, Корею? Там принимают с удовольствием, начинают снова обследовать - люди платят, начинают снова лечить - платят. А человек возвращается и погибает дома. Его права поехать куда угодно никто не отрицает. Но зачем, если помощь окажут и здесь? Нужна консультация зарубежных врачей? В диспансере работает телеклиника, можно организовать телемост с ведущими онкологами Германии и Франции. А если что-то не нравится - не так встретили, не так услышали, а молодёжь не всегда может правильно ответить, - наберитесь возрастной мудрости, подумайте о том, что доктора работают в тяжелейших условиях по 12 часов в операционной, поговорите со своим врачом, скажите, чем недовольны, попросите объяснить ещё раз. Не получилось? Идите к главному врачу и помогите ему сделать так, чтобы другие доктора вас слышали. Мы не боимся жалоб, потому что они нам подсказывают, как сделать свою работу лучше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах