aif.ru counter
455

Вдали от реальности. Чьи интересы защищает программа по охране Байкала?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. «АиФ в Восточной Сибири» 18/11/2015
Кирилл Шипицин / АиФ

Проанализировав три года её работы, «фронтовики» пришли к выводу, что планы российского правительства  по сохранению озера провалились, а миллиарды бюджетных рублей «ушли непонятно на что».

Так ли плоха программа, как её «малюют» активисты ОНФ, корреспондент «АиФ-Иркутск» выяснял у экологов, общественников, политиков и учёных.

Слишком широкий охват

Антон Гетта

Руководитель проекта ОНФ «ЗА честные закупки» Антон Гетта, в октябре этого годаприехал Приангарье из Москвы, чтобы проверить, куда уходят деньги, выделенные на создание особой экономической зоны. Тогда он заявил, что это разбирательство «фронтовиков» в Иркутске - не единственное.

«Мы начинаем глобальное исследование федеральной целевой программы по сохранению Байкала, - сказал тогда Гетта иркутским журналистам, отметив, что уже видел «захламлённый берег» озера и слышал, что грязные стоки влияют на развитие чужеродного для Байкала планктона».

«При этом программа решает проблемы выбросов каких-то предприятий, которые находятся далеко от самого Байкала», - добавил он.

Именно в этом - главная претензия активистов к федеральному документу, даже само название которого звучит довольно обобщённо «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 гг». На мероприятия, включённые в программу, выделено 57 миллиардов рублей, часть из которых отправляется в Бурятию, часть - в Приангарье. Чтобы посмотреть, куда уже третий год уходят эти деньги, «фронтовики» погуляли по берегу Байкала и изучили историю государственных закупок Минприроды РФ. Итог проверок проверяющих не обрадовал:

«В программу заложено много мероприятий, не нацеленных на решение экологических проблем озера, - констатировал ОНФ, отметив, что, к примеру, власти выделяют больше 1,5 млрд руб. на удаление ртути цеха ртутного электролиза в Усолье-Сибирском, которое находится на расстоянии больше 100 км от «колодца планеты», к тому же - ниже по течению».

В то же время, по заявлению активистов, в программе есть и нужные мероприятия, к примеру, строительство станций для сортировки мусора и полигонов ТБО. На эти работы программа выделяет больше 7 млрд рублей, из них 482 млн  - на 2014-2015 годы. Однако, согласно отчётам, станции и полигоны на эти деньги так никто и не построил.

Интересно, что многим выводам «фронтовиков» в федеральном Минприроды сильно удивились. Чиновники заявили, что изначально планировали с помощью программных денег не только охранять Байкал, но и развивать территорию вокруг него. Отсюда - такой широкий охват. Тем не менее, в ведомстве всё же согласились, что темпы строительства экологической инфраструктуры действительно невысокие. Якобы их тормозит медленная подготовка проектов и смет.

«Это возьмём, другое - выкинем»

Удивительно, но за время реализации программы проблем у Байкала не то, что меньше не стало, а многие даже прибавились. Как говорит и.о. директора Лимнологического института СО РАН Михаил Грачёв, миллиарды бюджетных рублей не помешали появиться большому байкальскому кризису, который бурным зелёным цветом расходится сегодня по озеру. Одна из самых острых проблем, по мнению учёного, очистные сооружения. На их модернизацию в документе заложено больше 11 млрд руб., 1 млрд из которых должны были освоить в 2015 году. Однако до сих пор из 30 очистных, которые есть на иркутском берегу озера, «с грехом пополам» работают только два.  

Руководитель института подчёркивает, что науку при формировании программы никто не спрашивал, именно поэтому туда заложены мероприятия, выгодные региону, а не Байкалу.

Михаил Грачев

«Нужно понимать, какие ступени проходит документ, прежде чем его утвердят: сначала программу создаёт федеральное правительство, которое должно согласовать её с субъектами РФ, то есть в нашем случае с Бурятией и Иркутской областью. Дальше начинается торговля: «Это мероприятие мы возьмём, а это - выкинем». В итоге остаётся только то, что нужно регионам, и, судя по тому, что получилось с этим документом, им совершенно не нужен сам Байкал. И это не удивительно - вокруг озера живёт всего 100 тыс. жителей, которые ничего полезного, кроме туризма, не производят, - резюмирует учёный. - Нас: науку и экологов -зовут только на общественные слушания, когда проект уже готов, но там нет ни процедуры голосования, ни других механизмов, которые позволили бы нам внести поправки. В итоге сегодня я вынужден говорить, что Россия не выполнила своих обязательств по охране участка мирового наследия. Это факт, но и он тоже мало кого волнует».

Кстати, несколько лет назад, когда проект программы только обсуждался, представители власти Приангарья программу критиковали. К примеру, Юрий Фалейчик, который тогда был председателем комитета по природопользованию, экологии и сельскому хозяйству ЗС областизаявлял тогда, что Бурятии досталось куда больше денег, чем нам. Он также выступал за то, чтобы увеличить в документе количество природоохранных мероприятий.

Однако о том, остался ли политик, который сейчас занимает должность советника губернатора области, при своих критических взглядах до сих пор, корреспонденту «АиФ-Иркутск» он рассказывать отказался. Посетовал на то, что занимается уже другими вопросами и за ходом реализации программы не следит.

На что уходят деньги на охрану Байкала:

На что уходят деньги на охрану Байкала
Фото: Коллаж АиФ

Кстати

Мнение экологов во время формирования программы тоже никто не спросил.

«Мы пробовали тогда поучаствовать в обсуждении, - рассказывает Евгений Симонов, международный координатор экологической коалиции «Реки без границ». - Но не получили даже внятного ответа на свои письма, нас просто поблагодарили за интерес к теме. А суть наших претензий была в том, что программа рассчитана на борьбу с последствиями, а не причинами экологического кризиса». 

Соглашается с коллегой и эколог Марина Рихванова. Она говорит, что внести предложения в программу не могли и жители населённых пунктов вокруг озера.

«Есть обывательское представление, что они только рыбу ловят, но на самом деле эти люди видят то, чего никогда не заметят те, кто сидит в кабинете. К тому же, они могут контролировать результат, потому что больше всех в нём заинтересованы. В итоге программа и для Байкала, и для людей, которые возле него живут, совершенно бессмысленна».

Комментарий

Василий Темгеневский,мэр Байкальска:

Василий Темгеневский

«Мы находимся в особо охраняемой природной территории, и, насколько я знаю, Усолье, Ангарск и Шелехов, тоже в неё входят, поэтому сейчас рассуждать о том, кому важнее помогать, не совсем правильно. Федеральная целевая программа по сохранению озера напрямую связана с развитием Байкальской территории, и в частности нашего Байкальска. И по ней мы уже получили финансирование на строительство трёх объектов, в том числе напорного канализационного коллектора. Ранее существовавший коллектор, по которому шли все стоки города, был в аварийном состоянии, и мы крайне нуждались в новом. А с помощью программы построили его в 2014 году».

Официально:

Сергей Тен, депутат Госдумы от Иркутской области:

Срегей Тен

«Вне закона на Байкале оказа­лись канализаци­онные очистные сооружения. Изменения в федеральном законодательстве об охране озера фактически запретили их строи­тельство и реконструкцию в цен­тральной экологической зоне Бай­кальской природной территории, в то время как действующие КОС в Листвянке, Ангасолке, Култуке, Слюдянке и Байкальске, согласно проверке Западно-Байкальской межрайонной прокуратуры, не выполняют своих функций. Созда­ние же новых очистных сооружений невозможно. Почему, спросите вы? Не пройдут экологическую экспер­тизу. В центральной экологической зоне есть определённые ограниче­ния в хозяйственной деятельности: в частности, нельзя осуществлять сброс сточных вод. При этом согла­сно Постановлению Правительства РФ № 643 здесь разрешён сброс вод, но очищенных до нормативно­го качества. Однако практика пока­зывает, что даже на новых КОС вода не очищается до нормативного качества. Кроме этого, в бюджете РФ 2015 года под секвестрование попали две программы «Охрана озера Байкал и социально-эконо­мическое развитие Байкальской природной территории на 2012- 2020 годы» и ФЦП «Чистая вода».

В первой финансирование оставлено только на вывоз отходов после закрытия БЦБК (порядка 3 млрд рублей) и полностью сокращается финансирование новых объек­тов капитального строительства. Во второй - субсидии бюджетам субъектов Российской Федерации полностью исключены. Это значит, что Байкальск и Иркутск не получат дополнительных средств на очист­ные сооружения и реконструкцию ТЭЦ. Задам простой вопрос: каким образом осуществлять хозяйствен­ную деятельность на территории, как жить людям на берегах озера и особо охраняемой природной территории? Получается, надо всех (несколько миллионов человек Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области) выселить за пределы региона, чтобы не нару­шать экологию?»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах