aif.ru counter
10.10.2019 15:24
145

Закрытие убежища. Куда пойти женщинам, оказавшимся без крыши над головой?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. «АиФ в Восточной Сибири» 09/10/2019
Вину «кухонного бойца» довольно сложно доказать.
Вину «кухонного бойца» довольно сложно доказать. © / pixabay.com

В конце сентября стало известно, что женщины, которые ушли от агрессивных мужей, могут лишиться одного из своих пристанищ. Ленинский районный суд Иркутска удовлетворил иск областного минюста о ликвидации автономной некоммерческой организации «Иркутский региональный центр социально-правовой помощи». А также постановил исключить её из Единого государственного реестра юридических лиц.

«За приютом – к общественникам»

За длинным официальным названием организации кроется кризисный центр «Мария», главные «клиенты» которого – как раз женщины и дети, сбежавшие из семей, где их били и унижали. Однако не нужно искать в решении суда происки агрессивных мужчин. Причины – бюрократические. Оказалось, что организация не направила чиновникам отчёты о своей деятельности за 2017 и 2018 годы, не уведомила о продолжении работы в 2018 и 2019 годах, а также не разместила эти данные на информационных ресурсах Минюста в Интернете. Всё это служители Фемиды сочли грубыми нарушениями закона, которые к тому же носили систематический характер.

Как пояснили корреспонденту «АиФ в ВС» в Ленинском районном суде, некоммерческой организации дали месяц на то, чтобы обжаловать это решение, апелляцию можно подать до 28 октября 2019 года. Пока, по данным на 8 октября, никаких обращений от ответчика в суд не поступало. Есть ли у «Марии» планы обжаловать вердикт – выяснить не удалось. Связаться с главой организации Натальей Кузнецовой, чтобы задать этот вопрос, мы не смогли. Её личный телефон отключён, номер кризисного центра также недоступен.

Как рассказали в пресс-службе министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области, в регионе нет госучреждений, которые оказывали бы подобные услуги – то есть давали бы крышу над головой тем, кто ушёл от насильника, или, как сейчас принято говорить, абьюзера.

«Такие обращения, конечно, поступают в наши комплексные центры социального обслуживания населения. Однако чтобы помочь людям, оказавшимся в трудной ситуации, лишившимся крова, мы пользуемся услугами некоммерческих организаций – той же «Марии», благотворительного фонда «Оберег», приютами при храмах», – пояснила представитель министерства Алла Агафонова.

«Градус агрессии растёт»

Тем временем в России обсуждают необходимость нового федерального закона, принятия которого добиваются общественники, – о борьбе с домашним насилием. Они считают, что норма, принятая в 2017 году, когда семейные побои были декриминализованы (если агрессор применил физическую силу к своему родственнику впервые, ему грозит лишь административная ответственность), ущемляют права женщин. По их мнению, за такое преступление должна грозить уголовная ответственность. Кроме того, они предлагают расширить список уголовно наказуемых злодеяний экономическим, психологическим и сексуальным насилием внутри семьи.

Позиция общественников заинтересовала председателя Совета Федерации Валентину Матвиенко, которая в июле заявила, что сенаторы намерены выяснить, каких мер защиты от «кухонных боксёров» сегодня не хватает. В начале октября она сообщила, что в Верхней палате парламента уже создали рабочую группу, отрабатывающую новый закон по борьбе с домашним насилием. Об этом сообщало ТАСС.

По мнению уполномоченного по правам ребёнка в Иркутской области Светланы Семёновой, проблема наказания семейных дебоширов не столько в отсутствии нормативной базы, сколько в трудностях её применения на практике.

«Сейчас в уголовном законодательстве предусмотрены нормы, касающиеся привлечения к ответственности людей, которые применяют силу к своему ребёнку или другому родственнику: бьют, жестоко обращаются, постоянно издеваются травмируют, оскорбляют. При активном участии правоохранителей и профилактических служб и сегодня можно доводить эту работу до конца. Но есть проблема в вопросах доказывания, а значит, нужно совершенствовать аспекты правоприменения закона», – сказала омбудсмен. Она заметила, что тема борьбы с насилием, в том числе внутри семьи, актуальна и для Иркутской области, и для России, да и для мира в целом, потому что градус агрессии в современном обществе растёт.

Кстати

Сторонники нового закона о борьбе с домашним насилием утверждают, что большинство семейных конфликтов, дошедших до рукоприкладства, необратимо заканчиваются тюрьмой: за решётку попадает либо супруг, причинивший непоправимый вред здоровью жены или ребёнка, либо женщина, превысившая самооборону.

Случай, который произошёл в конце сентября в Братске, показывает, что срок может грозить и родственнику, заступившемуся за жертву. Так, следователи арестовали 28-летнего мужчину, которого обвиняют в убийстве. По версии правоохранителей, он нанёс своему зятю одно ножевое ранение, в результате чего 37-летний братчанин умер от кровопотери. Как сообщает СУ СКР по региону, сотрудникам подозреваемый пояснил, что хотел не убивать, а просто припугнуть мужа своей сестры, который часто избивал её.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество