aif.ru counter
322

Николай Юрконенко о кино, литературе и философии для жизни

Фото: А.ГОРДЕЕВА

- Уже в работе проект 16-серийного телефильма, премьера которого, как ожидается, состоится на Первом канале, - замечает Николай Александрович.

«На юге люди мягче»

Николай Юрконенко: - В основе произведения - реальные события 1943-1945 годов. И реально существовавшие люди, оказавшиеся в условиях морального выбора, цена которого была жизнь - собственная и сотен тысяч других. В основе сюжета - борьба советских чекистов с японской разведкой, руководившей на территории нашего края диверсионным подпольем.

«АиФ-Забайкалье»: - Вы уехали из Забайкалья в конце 90-х…

Н.Ю.: - Но, оказалось, Забайкалье держит, не отпускает меня все эти годы, продолжает вдохновлять, питать идеями. Потому Забайкалье, его природа, история всегда присутствует в моих книгах.

«АиФ-Забайкалье»: - Что вас вдохновляет сегодня? О чем сегодня ваши книги?

Н.Ю.: - Я ведь коренной забайкалец, потомок оренбургских казаков, пришедших в позапрошлом веке пополнить только что организованное Забайкальское казачье войско и оставшихся там навсегда. Суровость природы, тяжелейшие условия быта, постоянные военные конфликты создавали уникальные человеческие образцы, формировали жесткие, сильные, зачастую бескомпромиссные характеры. На юге люди зримо мягче, терпимее, легче, что ли... Тут я и сам стал, чувствую, несколько другим. Девять месяцев в году светит и греет яркое солнце, рядом два моря: Черное и Азовское, благодать!

Но как же хочется иной раз очутиться на нашем родовом зимовье и, вернувшись после трудного охотного дня, снять тяжелые промерзлые одежды, прилечь на жесткое ложе и оцепенело смотреть на горящие в печке смолистые дрова...

А вот это всё и вдохновляет - неизбывная память о суровом моем Забайкалье и нынешнее бытие на избалованном, оранжерейном Юге... Сейчас я работаю над рукописью романа «Исповедь изгоя». Человек, разочаровавшийся во всем в этой жизни, отвергнутый всеми, уходит в тайгу. Люди исключили этого человека из своего списка, а он исключил людей из своего... В этой работе я хочу попытаться исследовать личность в самых экстремальных условиях жизни. И попробую понять: а можно ли так жить? Можно ли так выжить? И стоит ли выживать вообще?

«АиФ-Забайкалье»: - Главный герой вашей книги «Вернись после смерти» говорит: «Жизнь - это умение переносить удары судьбы». Мысль автобиографична?

Н.Ю.: - Чего-чего, а уж ударов судьбы мне довелось ощутить немало... Это предательство лучшего друга, оставившее на сердце кровоточащий до сих пор рубец... Это изгнание меня и сотен моих товарищей по крылатому строю из авиации новыми «хозяевами жизни»... Это и изгнание, в конечном счете, из Забайкалья, так как безработица и житьё в тех условиях, в каких жила моя семья в поселке «Аэропорт», были уже просто невыносимыми... Я считаю себя сильным человеком и не привык сгибаться под ударами судьбы. Всегда исповедую тезис: «Под взглядами врагов я хожу прямее!» и «Если тебе плюют в спину, то значит ты идешь вперед!»

«Стрелялки» осточертели»

«АиФ-Забайкалье»: - Не боитесь, что из книги сделают заурядный боевик, что за развитием действия потеряется ваша идея - о человеке и системе?

Н.Ю.: - По этому поводу я уже не раз говорил с руководством киностудии «2-В». Дословно: «Наша книга о разведчиках, о людях, которые крайне редко и лишь в самых исключительных ситуациях «обнажают ствол». Давайте сделаем такой фильм, чтобы ни мне, ни вам не было стыдно смотреть в глаза зрителям. «Стрелялки» и «убивалки» уже просто осточертели, как осточертели и все эти псевдогерои, в одиночку уничтожающие десятки врагов. Сколько можно гнать с экранов туфту и выставлять себя нацией кретинов. Не все же россияне придурки, в конце-то концов!» Не могу утверждать стопроцентно, но мне кажется, что глас мой дошел до киношников. Впрочем, поживем - увидим...

«АиФ-Забайкалье»: - В вашей книге есть, на первый взгляд, второстепенный герой - старец Пемон. Потом понимаешь, что он - один из главных. Что самое важное в его философии для жизни современной?

Н.Ю.: - В моей книге старец спасает человека (диверсанта) и погибает от его руки. Философия Пемона, я думаю, предельно проста и выражена в словах отшельника: «Воспомоги ближнему своему да не стяжай за это корысти». И все едино Пемону: и вероисповедание человека, и его жизненные установки, и даже политические воззрения... Он просто спасает человека! Ну и кроме этого: незлобивость, толерантность, приятие мира таким, каков он есть... И даже получив пулю под сердце, он не проклинает Евгения, а осеняет его крестным знамением и произносит, захлебываясь собственной кровью: «Прости яго, Господи!» Поищите-ка такие человеческие проявления в нашей сумасшедшей современной жизни! Сомневаюсь, что найдете!

Проголосовать за атамана

«АиФ-Забайкалье»: - В прошлом году в Чите проходило голосование за кандидатуру Человека Забайкалья. До последнего момента побеждал атаман Г.Семенов. Но это был год 65-летия Победы, и Человеком Забайкалья стал снайпер Номоконов. Как вы относитесь к личности атамана? Ведь он тоже незримо присутствует в вашей повести. Стали ли бы вы за него голосовать?

Н.Ю.: - С безмерным уважением отношусь к обоим землякам. И тот, и другой сражались за родину, как могли, как повелевал долг солдата. Трудно сделать выбор, да и фигуры слишком неравны и неоднозначны - генерал-лейтенант и простой солдат. Если хотите знать мое мнение, то я бы проголосовал, прежде всего, за атамана. Патриот и радетель за землю русскую был выдающийся. Беззаветный герой, гордость земли русской. И смерть принял мученическую.

Что касается старшины Номоконова, то вряд ли он меньший патриот и герой. Батальон фашистской немчуры истребил своей снайперской винтовкой! Моя бы воля, я бы их обоих объявил «ЧЕЛОВЕКАМИ Забайкалья».

«АиФ-Забайкалье»: - Из края люди уезжают. Не беспокоит ли вас, что, в конце концов, здесь все же будет государство Манчьжоу Го ( или Сибирь Го, как у вас в книге ). Что делать, чтобы ваши экс-земляки держались за свою землю?

Н.Ю.: - Как будем противостоять желтой экспансии, так и будем жить в Забайкалье. Третьего не дано. В этой связи вспоминается случай десятилетней давности в Чикойской тайге, когда некие деятели приехали туда вырубать кедрачи. Местные жители, а это преимущественно охотники, которых кормит тайга, вооружились и оказали такое яростное сопротивление мерзавцам, что тех и след простыл.

Как говорится, навек отвадили! Отвечая на ваш вопрос, скажу: Сибирь-Го в Забайкалье устроить кому-либо трудновато будет, не тот народ забайкальцы! И за свою землю будут стоять насмерть, как стояли наши отцы под Москвой, где шикельгруберовское хваленое войско, промаршировавшее по Европе парадным маршем, обломало свои зубы. Безмерно горжусь тем, что в той битве принимал участие и мой отец, трижды орденоносец, гвардии старший сержант Юрконенко Александр Григорьевич.

Вот такой, примерно, мой взгляд со стороны. Уверен, что все будет нормально: гостям всех мастей сибиряки традиционно рады и отдадут последний кусок, лишь ведите себя по-человечески! Ну, а ежели не по-человечески, то уж не обессудьте, получите по полной программе! Это - без вариантов!

Досье:

Николай Юрконенко родился в 1951 году в Хилке. Прозаик, член Союза писателей РФ. Окончил Омское летно-техническое училище гражданской авиации. Литературным творчеством начал заниматься, будучи пилотом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах