aif.ru counter
Нина КОЛЕДНЕВА 224

Оленевод Николай Аруниев - об эвенках, оленях и кочевых школах

Оленевод из села Тунгокочен Николай Аруниев - единственный в своем районе сохранил стадо оленей. Об отношении к эвенкам...

Фото предоставлено АиФ-Забайкалье

Забайкалье, 12 апреля – АиФ-ВС.

«Чиновники мне не верят»

АиФ-Забайкалье: - Николай, расскажите, как вы стали оленеводом.

Николай Аруниев: - Про таких, как я, говорят «родился в стаде». Со стадом кочевал. И сейчас стадо - мой дом.

АиФ-Забайкалье: - Но жить месяцами безвылазно в тайге одному… Как удалось не разучиться разговаривать, например?

Н.А.: - Я не один. Мы занимаемся оленеводством вдвоем с братом Юрием. И в тайге многое приносит радость, заставляет удивляться. Например, увидел медведя неожиданного окраса - сам бурый, и на шкуре белые пятна. Или гость-охотник завернул к тебе на стойбище. Тут уж непременно посидим у костра, чаи погоняем. Последними новостями обменяемся. Я вот практически из тайги не вылажу, в поселке годом да родом бываю. А знаю, кто из земляков где охотится, какие маршруты выбрал, где ночевал, сколько соболя или белки добыл. Знаю о вылазках браконьеров. Эвенкийское беспроволочное радио сбоев не дает.

АиФ-Забайкалье: - Пытались как-то остановить браконьеров?

Н.А.: - Я обратился в природоохранную прокуратуру края с заявлением о том, что некоторые чиновники, обязанные следить за законностью, сами порой наведываются в тайгу с капканами. Тем более у них есть и транспорт, и государственный ресурс.

АиФ-Забайкалье: - И какой ответ?

Н.А.: - Мое письмо переслали в полицию Тунгокоченского района - для расследования. Устно дали понять, что заявление - голословное. Нет доказательств. Мне не поверили.

Но менталитет эвенков иной. У нас верят на слово. Может быть, мы плохо приживаемся в современном мире, но честность всегда была нашей отличительной чертой. Была и есть. Северяне знают: если какой-либо охотник потерял в тайге ценную вещь, эвенк-кочевник, обнаруживший ее на таежной тропе, обязательно разыщет хозяина и вернет ее.

Преемников нет?

АиФ-Забайкалье: - Молодежь не хочет идти в тайгу, пасти оленей. В чем, на ваш взгляд, причина?

Н.А.: - Молодые люди смотрят на предпринимателей: они - современные герои. Не наши эвенкийские охотники или оленеводы. И не мудрено. Старики-эвенки бедствуют, многие даже пенсии себе не заработали, хотя пока были в силе, кочевали с оленями, белковали. Молодым эвенкам хочется жить иначе. Получить быстрее доход. А с оленем трудиться надо, бегать за ним неустанно по тайге. Куда быстрее и доходнее добыть мускус кабарги, медвежью желчь, медвежьи лапы, панты от диких маралов…

Спросите воспитанника пришкольного интерната, умеет ли он стрелять из ружья? Видел ли в глаза домашнего оленя? Боюсь, в ответ услышите слово «нет». Моему народу нужны кочевые школы. Тогда ребенок будет жить в тайге вместе с родителями, а учитель приезжать к ним на стоянку. Ребенок, затем подросток вырастут в тайге, будут чувствовать себя частицей Природы. Овладеют таежными знаниями, и кочевье с оленями не будет страшить их.

АиФ-Забайкалье: - Но на это уйдет длительное время, десять лет, не меньше. Пока семилетний мальчишка вырастет и решит, что тайга - его стихия, а олень - добрый друг и помощник. Вот только за десять лет последнее стадо домашних оленей может разбежаться… Пастухи нужны сегодня. Старики уходят, а замены им нет.

Н.А.: - Надо, чтобы районные администрации обеспечивали оленеводов и их семьи путевками на санаторно-курортное лечение, социальными льготами, а также жильем - пастухи периодически должны выезжать из тайги в поселок.

Оленю в поисках корма необходимо бежать все дальше и дальше: на закрепленном участке корм (ягель) быстро заканчивается. На другой участок его хозяин пастуха с оленями не пустит. Чтобы разорвать этот порочный круг, надо создать олений заповедник, объединяющий Забайкальский край, Республику Бурятия и, возможно, Внутреннюю Монголию, Китай. При заповеднике непременно организовать специальные «оленные» подразделения полиции. Проблемы-то у нас общие, и сообща их проще решать.

Не танцами едины

АиФ-Забайкалье: - Нередко праздники в Чите сопровождаются установлением эвенкийского стилизованного чума, современные хореографические постановки удивляют танцами народов Севера. Значит, ваша культура интересна современным людям.

Н.А.: - Наш народ интересен не только танцами. Взять шаманизм - это глубокий пласт культуры. Шаманы в эвенкийских племенах отвечали за микромир племени, за духовное и физическое здоровье соплеменников, сохраняли биоресурс северной тайги. Для этого в их «арсенале» были специальные табу (запреты). Существовало, например, табу охотиться на беременных самок диких зверей и пушных зверьков. Табу на охоту в местах, куда звери приходили дать потомство… Надо возрождать шаманизм.

Возрождение духовности и традиционных промыслов - вот тот путь, по которому предстоит кочевать. Надеюсь, в недалеком будущем.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Какие матер-классы состоятся на фестивале «Человек и Природа»?
  2. Нужен ли сончас первокласснику?
  3. Когда фильм «Даю посадку» пойдёт в прокат?
  4. Когда покупать и как хранить мёд?
  5. Ремонтируют ли коммунальные сети в микрорайоне Зелёный в Иркутске?