Примерное время чтения: 9 минут
1054

Байкал с пулей у сердца. К ликвидации промотходов БЦБК не приступают 9 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ в Восточной Сибири 27/07/2022
Байкал и БЦБК навеки вместе?
Байкал и БЦБК навеки вместе? ФГУП "Федеральный экологический оператор"

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат закрылся в 2013 году, оставив после себя на берегу Байкала более 6 млн кубических метров токсичных отходов. Прошло 9 лет. Ни одного ядовитого литра, килограмма, кубометра за эти годы так и не ликвидировано, несмотря на неоднократные поручения президента, постановления правительства и выделенные из бюджета миллиарды. Подробности – в материале irk.aif.ru.

Библейский сюжет

«Дело в том, что это не «вообще природа», а Байкал - достояние всей страны, а вернее - всего человечества. Явление феноменальное», - говорит учёный-байкаловед первому директору БЦБК в фильме Сергея Герасимова «У озера». За эту картину 1969 года режиссёр и исполнители главных ролей были удостоены Государственной премии СССР, в том числе Василий Шукшин за роль руководителя комбината.

Не «вообще природа» значит вот что: объём пресной воды в Байкале - 23 тыс. кубических километра. Этого хватит, чтобы поить человечество более 4000 лет, исходя из расчёта по два литра в день каждому жителю планеты (8 млрд человек). При этом каждые 400 лет вода в озере полностью обновляется. Природа через 300 рек и атмосферные осадки наполняет байкальскую котловину новой порцией в 23 тыс. кубических километра, а уникальная, не имеющая аналогов экосистема озера делает поступающую воду самой чистой на Земле. Действительно, феноменальное явление.

Объём пресной воды в Байкале - 23 тыс. кубических километра. Этого хватит, чтобы поить человечество более 4000 лет, исходя из расчёта по два литра в день каждому жителю планеты (8 млрд человек).

Но всё может измениться. Байкал расположен в сейсмически опасном районе. По данным академика Григория Галазия, сейсмографы фиксируют здесь до двух тысяч слабых землетрясений в год, но бывают и сильные - от 5 до 10 баллов. Хранилища отходов БЦБК находятся у подножья гор в зоне селевых потоков. Если тряхнёт где не надо, то миллионы тонн полужидкой отравы снесёт в озеро.

Один случайно точный толчок, и Байкал умрёт - пополнит ряды бесчисленных водоёмов, из которых нельзя пить воду. Не он первый, как говорится. Но с точки зрения невосполнимой для человечества потери - одной библейской историей с именами новых героев станет больше. Любые другие проблемы на фоне байкальского апокалипсиса покажутся суетой сует.

Эту пулю объёмом в 6 млн кубометров у сердца озера собираются достать много лет. В 2014-2016 годах операцию по спасению Байкала проводила компания «ВЭБ Инжиниринг», но дальше финансовых расходов и создания признанного непригодным проекта рекультивации дело не пошло. Потом за ликвидацию отходов отвечала «Росгеология», потом - госкорпорация «Газэнергострой».

Всякий раз события развивались по сценарию «Карнавальной ночи»: работа проделана большая, коллектив у нас хороший, но дальше так дело не пойдёт. 30 октября 2020 года председатель правительства РФ Михаил Мишустин своим распоряжением сменил третьего подрядчика по ликвидации отходов БЦБК на четвёртого, назначив ответственным за благое дело ФГУП «Федеральный экологический оператор» (ФЭО) - подразделение госкорпорации «Росатом».

Что имеем в настоящий момент?

Из мёртвой воды делают живую

Основной вид отходов БЦБК - шлам-лигнин. Он хранится на Солзанском полигоне в 10 картах-накопителях, расположенных друг над другом на склоне древнего хребта Хамар-Дабан. Карты представляют собой огромные выемки в грунте глубиной до 5 метров. Десятилетиями они заполнялись дождём и снегом, и сейчас превратились в заболоченные озёра длиной до 1 км и шириной до 300 метров. На дне рукотворных водоёмов лежит 4,2 млн кубометров шламовых отходов.

«Вот это - надшламовая вода, а вот это - она же, но очищенная», - начальник производственно-технического отдела ЛНЭУ ФГУП «ФЭО» Алексей Огневой держит в руках две бутылки - в одной тёмно-жёлтая вода, в другой - прозрачная.

Начальник производственно-технического отдела ЛНЭУ ФГУП «ФЭО» Алексей Огневой объясняет, как работают модули по очистке надшламовых вод. Фото: АиФ/ Владимир Шпикалов

Мы находимся на площадке локальных очистных сооружений БЦБК. В 2021 году новый подрядчик установил здесь 10 модулей для откачки и очистки надшламовых вод. Прошлым летом на объекте был введён режим ЧС: из-за обильных дождей возникла угроза перелива из карт-накопителей - надшламовая жидкость могла попасть в Байкал. Перелива не произошло - лишнее, то самое тёмно-жёлтое, откачали.

В этом году откачку ведут из двух, как посчитали, самых «проблемных» карт - №4 на Солзанском полигоне и №13 на Бабхинском полигоне, где ещё в нескольких накопителях хранится 2,3 млн кубометров золошлаков из ТЭЦ комбината. С начала июня откачали 15 тыс. кубометров надшламовой воды. Она хоть и проходит пять ступеней очистки и даже, как утверждают, очищается до качества дистиллированной, но на хозяйственные нужды её не берут - направляют в канализационно-очистные сооружения Байкальска.

«Концентрат, который образуется после очищения надшламовой воды, хранится здесь, - Алексей Огневой показывает на большие круглые ёмкости, установленные рядом с модулями очистки. - Сейчас решается вопрос, куда его вывозить».

Карты-накопители с промышленными отходами заросли камышами. Фото: АиФ/ Владимир Шпикалов

До ноября собираются откачать 70 тыс. кубометров, чтобы предотвратить перелив.

По словам директора ОГКУ «Дирекция по эксплуатации гидротехнических сооружений и ликвидации экологического ущерба» Валентина Бороденко, в 6 млн кубометров промотходов входит и 1 млн кубов надшламовых вод, которые предстоит очистить.

Именно - предстоит. Всё, что сегодня делают на промплощадке комбината, - устраняют угрозу перелива из карт-накопителей.

«Неправильно говорить, что мы сейчас занимаемся ликвидацией отходов, - уточняет Алексей Огневой. - Непосредственно к ликвидации планируем приступить с 2023 года».

Всё останется на месте, но в безопасном виде

Начнут с бывшего цеха очистных сооружений (ЦОС) БЦБК, где, по новым оценкам, в ёмкостях прудов-накопителей содержится 290 тыс. кубометров щелокосодержащей жидкости - третьего вида основных промотходов вместе с шлам-лигнином и золошлаками.

«При ликвидации отходов на этих трёх объектах будут использоваться три разных подхода и три разных технологии, - объясняет заместитель председателя правительства Иркутской области Георгий Кузьмин. - ЦОС с щелокосодержащей жидкостью довольно простой объект. Есть ясность с технологией переработки золошлаков на Бабхинском полигоне. По Солзанскому полигону сейчас ведутся научные изыскания - и академия наук и другие экспертные институты занимаются выработкой единственно правильной технологии для ликвидации шлам-лигнина. Пока будут идти работы по устранению экологического ущерба, построим селезащитные сооружения, чтобы защитить карты-накопители от горных сходов».

Накопители с щелокосодержащей жидкостью. Фото: ФГУП "Федеральный экологический оператор"

Ликвидация предполагает переработку отходов в безопасное состояние тут же на месте в картах-накопителях. Все 6 млн токсичных кубометров станут безвредными, заверяют в ФЭО. И если, вдруг, когда все работы будут выполнены, случится природный катаклизм и переработанные в безопасное состояние миллионы кубов снесёт в Байкал - озеро не пострадает, потому что эти отходы уже станут экологически чистыми.

Все проекты сначала проходят общественное обсуждение и госэкспертизу, только потом можно приступить к их реализации. Пока не реализовали ни одного. Проект по очистке прудов-накопителей ЦОС от щелокосодержащей жидкости может стать первым, с которого в 2023 году начнётся непосредственная утилизация промышленных отходов БЦБК. До конца 2025 года все работы по ликвидации накопленного экологического вреда на комбинате планируют завершить. Три года - и Байкал в безопасности. «Или нет?», - где-то поёт Слепаков.

КОММЕНТАРИЙ

Александр Сутурин, к.г.-м.н. заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН, автор патента по рекультивации карт-шламонакопителей предприятий по производству белёной сульфатной целлюлозы:

«Столько лет прошло - одни разговоры. Миллиарды перерабатываются, а отходы - нет. Как лежали нетронутыми рядом с Байкалом, так и лежат. Я спрашивал помощника Далай-Ламы: что делать-то? «Молиться», - говорит. Вот, молюсь, чтобы не было селя. В 1928 году сошёл мощный сель. В 1971 году - снова: снёс шесть километров дорог и мостов. Раз в 50 лет сели повторяются. Это всегда неожиданно. Полигоны БЦБК беззащитны перед ними.

Сейчас река Большая Осиновка огибает карты-накопители. Но поток грязи, камней и сломанных деревьев, когда пойдёт с гор по руслу реки, изгибаться ни перед чем не будет - попрёт прямо через полигон и снесёт всё в озеро. Влажность шламонакопителей - 90-95%. Это текучие массы с высоким содержанием сероводорода и метилмеркаптана, да ещё с наличием хлор-органики. Шлам-лигнин легче воды. В большей своей части он останется на поверхности и будет разноситься течением по озеру. Произойдёт понижение уровня кислорода в воде. Начнётся отмирание всего, что делает Байкал уникальным.

Чтобы этого не произошло, нужно обеспечить селезащиту 7-й и 10-й карт-накопителей - самых верхних на Солзанском полигоне, тогда и остальные карты, расположенные ниже, будут защищены. По-хорошему, откачку надшламовых вод сейчас тоже надо производить именно с этих верхних карт.

Когда приступят к ликвидации промотходов БЦБК, важно, чтобы используемые технологии были приемлемы для Центральной экологической зоны Байкала. И главным действующим лицом здесь должен быть полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе. Байкал на кону».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах