Примерное время чтения: 8 минут
379

Что манит майнера? Криптовалюту «выращивают» на балконах и фермах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ в Восточной Сибири 09/03/2022
Криптовалюту добывают все - домохозяйки, пенсионеры, бизнесмены
Криптовалюту добывают все - домохозяйки, пенсионеры, бизнесмены pixabay.com

За последние годы в Иркутской области сформировалось новое направление бизнеса – майнинг криптовалют или по-другому – производство цифровых денег. Его доходность составляет от 10 тыс. до 1 млн рублей в месяц, кто-то зарабатывает гораздо больше или теряет последние копейки.

Взрывной интерес

«Майнят все – от пенсионеров с авоськами до бизнесменов на мерседесах, – рассказывает владелец иркутского майнинг-отеля Виктор Арапов и объясняет, что для заработка нужен асик, так называется устройство для майнинга, электричество и интернет. – Одна единица простого майнингового оборудования стоит порядка 40 тыс. рублей и приносит владельцу около 100 долларов в месяц. Основные затраты приходятся на электроэнергию: расходы зависят от тарифа – по коммерческому в Иркутской области платят от двух до четырёх рублей за киловатт-час».

На высоком тарифе работают майнинг-отели – производственные площадки, официально подключённые к высоковольтным линиям, с собственным трансформаторным парком. Как правило, это ангары или складские помещения, в которых много-много асиков круглосуточно генерируют крипту. Отели зарабатывают на том, что размещают у себя оборудование майнеров, предоставляют электричество и интернет, предлагают дополнительные услуги в виде ремонта и технического обслуживания.

Одна единица простого майнингового оборудования стоит порядка 40 тыс. рублей и приносит владельцу около 100 долларов в месяц.

«В каждом районе Иркутска есть майнинг-отели, – говорит Виктор Арапов. – В каких-то установлены сотни асиков, в каких-то – тысячи. Крупнейшая майнинг-ферма находится в Братске, в ней собраны десятки тысяч устройств – это самый большой центр по производству криптовалют не только в Иркутской области, но и в России».

Среди тех, кто сдаёт площадки под майнинговую деятельность, договоры на потребление электричества по промышленному протоколу заключили с энергокомпаниями 60 юридических и физических лиц. Это белые майнеры, как их представили журналистам энергетики, а есть ещё серые – они не поддаются подсчёту, но оставляют след в энергосистеме. По итогам 2021 года перерасход электроэнергии по коммунально-бытовому тарифу в Приангарье составил 1,3 млрд кВт ч – столько накрутили бытовые майнеры.

Бытовые майнеры израсходовали в Иркутской области 1,3 млрд кВт ч за 2021 год
Бытовые майнеры в Иркутской области ориентировочно израсходовали в 2021 году 1,3 млрд кВт ч. Фото: pixabay.com

«Если исходить из того, что рост потребления электроэнергии произошёл из-за бытового майнинга, тогда можно рассчитать приблизительное количество поступившего в этот сектор оборудования, – делает вывод Виктор Арапов. – До половины асиков имеют мощность в три киловатта, что при круглосуточной работе 365 дней в году даёт 26,2 тыс. киловатт. 1,3 млрд делим на 26,2 тыс., получаем прибавку за 2021 год ориентировочно в 50 тыс. устройств. Очень приблизительный расчёт, но он отражает взрывной интерес у граждан к майнингу».

При этом попытки энергетиков объявить крестовый поход против всех бытовых майнеров, специалист по производству криптовалют считает несправедливым. Ставить оборудование в квартире, на балконе – неэтично и безответственно по отношению к соседям. Такие случаи надо выявлять и виновных наказывать. Но когда у человека есть участок с разрешённой нагрузкой в 15 киловатт и часть он расходует на майнинг – на каком основании ему хотят переписать коммунально-бытовой тариф на коммерческий?

В каждом районе Иркутска есть майнинг-отели. В каких-то установлены сотни асиков, в каких-то – тысячи. Крупнейшая майнинг-ферма находится в Братске, в ней собраны десятки тысяч устройств.

«Люди готовы платить, если будет понятное правовое обоснование, – уверен Виктор Арапов. – Рассчитать налог с дохода от производства криптовалют невозможно: сегодня – один курс того же биткойна, через год он упадёт. На мой взгляд, оптимальное решение – ввести патент на майнинг, как на вид деятельности, патент привязать к количеству единиц майнингового оборудования. Хочешь заниматься майнингом – плати государству небольшую сумму за использование майнинг-устройства».

Ломаются тысячами

Как и всякая вычислительная техника асики ломаются. В Иркутске их ремонтом занимаются 98 сервисных центров, следует из электронного справочника «Дубль ГИС» по состоянию на начало марта. Это только те, кто разместили здесь информацию о себе. Многие не дают рекламу, потому что и без неё в работе.

«Рук не хватает, – признаётся инженер одного из сервисов Кирилл Казимиров. – Мы перешли на ремонт майнингового оборудования недавно, берём по три-четыре заказа в день. Знаю сервисы, в которые за день поступает по 10-20 устройств. Ремонтные мастерские расположены в Иркутске чуть ни через каждые 500 метров».

Даже если ограничиться минимумом в 100 прорекламированных центров, ежедневно принимающих по три-четыре заказа, то получится 300-400 машинок для майнинга в день, или до 12 тысяч в месяц. Сломанных в одном только Иркутске. После починки они снова заработают.

Ремонт майнингового оборудования стал не менее доходным бизнесом, чем майнинг криптовалют
Ремонт асиков стал не менее доходным бизнесом, чем майнинг криптовалют. Фото: pixabay.com

«С перерывами занимаюсь майнингом с 2012 года, сейчас полностью посвятил себя ремонту, потому что это очень перспективный бизнес, – говорит мастер. – В конце января власти, наконец-то, приняли решение не запрещать майнинг. Добыча криптовалют одобрена в Иркутской области и Красноярском крае – в регионах с избытком электроэнергии».

По оценкам Кирилла Казимирова, чтобы получить прибыль от производства криптовалют, необходимы инвестиции от миллиона рублей и готовность пару лет не извлекать из майнинга деньги. Это коммерческий подход, в домашних условиях он не выполним – нужно кооперироваться с другими майнерами или сдавать оборудование в майнинг-фермы. Если вложить меньше и периодически выводить средства, то всё сведётся к суете вокруг асиков – они часто ломаются, в том числе и потому, что устанавливаются где попало в непригодных помещениях.

Чтобы получить прибыль от производства криптовалют, необходимы инвестиции от миллиона рублей и готовность пару лет не извлекать из майнинга деньги.

«Домашний майнинг, на мой взгляд, невыгоден как средство заработка, мы это видим по клиентам сервиса, – подытоживает инженер. – Оправдан он в случаях, когда майнинговые устройства дополнительно используются, например, для отопления гаража. Расходы на электроэнергию такие же, как и от ветродуйки, но ещё немного криптовалюты генерируется. Если устанавливаете где-нибудь в частном секторе, то будьте готовы к кражам».

Охота на асики

По данным полиции, в 2020 году устройства для майнинга в Приангарье похищали 1-2 раза в месяц, в начале 2021-го воровали уже пару раз в неделю, а со второй половины прошлого года пропажи фиксировались ежедневно. Всего по итогам 2021 года в регионе совершено 344 хищения майнингового оборудования, а за первый месяц 2022 года зарегистрировано 51 преступление.

«В основном кражи происходят в областном центре и в Иркутском районе, – рассказывал на февральской пресс-конференции начальник управления уголовного розыска ГУ МВД России по Иркутской области Андрей Жбанов. – Активно воруют в Усольском и Шелеховском районах, в Ангарском городском округе. В остальных городах и районах отмечается от одной до десяти краж. Только в Ербогачёне не обворовывают майнеров. Чаще всего похищают машинки Antminer S9 за 40 тыс. рублей и Innosilicon t2t стоимостью 120 тыс. рублей, иногда выносят и более дорогое оборудование до 400 тыс. рублей».

В 2021 году в Приангарье совершено 344 хищения майнингового оборудования, а за первый месяц 2022 года зарегистрировано 51 преступление.

Злоумышленники орудуют как в одиночку, так и группами, отмечают в уголовном розыске. По характеру преступлений видно, что работают профессионалы: рассыпают на дороге самодельные шипы, чтобы после срабатывания сигнализации охрана не смогла приехать. В прошлом году полиция задержала преступную группу в пять человек, в этом году пойманы уже шесть групп численностью 28 человек. Они промышляли кражами майнингового оборудования в Иркутске, Ангарске, Шелехове и Усолье.

«Выезжая на место происшествий, берём с собой представителей энергосбытовых компаний, – говорит Андрей Жбанов. – Были случаи, когда потерпевшие отказывались подавать заявления на пропажу асиков, узнав, что с нами приехал сотрудник энергосбыта. Добытчики криптовалют боятся, что энергетики привлекут их к ответственности за кражу электроэнергии».

На майнеров охотятся не только воры, но и аферисты, которые периодически продают воздух под видом оборудования. В декабре сразу 16 жителей области в течение трёх дней перевели мошенникам немалые средства на «закупку» майнинговых устройств, но «поставщики» исчезли вместе с деньгами.

КОММЕНТАРИЙ
Игорь БЫЧКОВ, академик, директор института динамики систем и теории управления имени В.М. Матросова СО РАН: «В Иркутской области есть условия для развития майнинга, в первую очередь – большие объёмы электроэнергии, которые можно направить на производство криптовалют. Но сначала государство должно решить для себя: нужна ли ему новая цифровая валюта? Если ответ будет положительным, тогда возможны варианты развития. Один вариант – майнинг оформляется как вид предпринимательской деятельности, и граждане получают право заниматься производством виртуальной валюты. Другой вариант – государство оставляет это право за собой и в лице Центробанка «печатает» цифровые деньги, например, генерирует собственную крипту. Но ни в первом случае, ни во втором у государства нет рычагов контроля над процессом, потому что майнинг криптовалют устроен таким образом, что он, условно говоря, является бесконтрольным».

ЯЗЫКОМ ЦИФР
5 млрд долларов в год достигает объём сделок российских граждан с криптовалютами, по данным Центробанка.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах