Примерное время чтения: 4 минуты
158

Аппетиты растут. Коррупции в Приангарье становится больше?

За 10 месяцев количество коррупционных преступлений в Приангарье выросло на 38 процентов – это 442 эпизода.
За 10 месяцев количество коррупционных преступлений в Приангарье выросло на 38 процентов – это 442 эпизода. / Андрей Дорофеев / Рисунок АиФ

9 декабря – Международный день борьбы с коррупцией. Однако из года в год любителей решать проблемы с помощью взяток не становится меньше. Более того, наш регион регулярно гремит на всю страну из-за арестов крупных чиновников. Сотрудники правоохранительных органов рассказали, как обстояли дела с раскрытием коррупционных преступлений в этом году.

Минздрав – «лакомый кусочек»

Как рассказал начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Иркутской области Павел Луц, в этом году количество выявленных за 10 месяцев коррупционных преступлений выросло на 38 процентов – это 442 эпизода. 

«Из года в год число таких дел только растёт, – рассказывает заместитель руководителя Следственного управления СКР по Иркутской области Ринат Ямалиев. – Раньше это были десятки, а сейчас уже сотни уголовных дел. Однако говорить о том, что в Приангарье стало больше коррупционеров, нельзя. Просто больше преступлений выявляется благодаря эффективному взаимодействию СК, МВД, прокуратуры, ФСБ и других ведомств».

В последние несколько лет в Иркутской области не проходило ни года без резонансных коррупционных преступлений крупных чиновников. В 2020 году это была история с закупкой партии масок в минздраве. По словам замглавы регионального СК, дело находится на рассмотрении в суде. В 2021-м огласили приговор бывшему министру лесного комплекса Приангарья по делу о пособничестве в незаконной вырубке леса в заказнике. В 2022-м вновь «отличилось» министерство здравоохранения – по делу о мошенничестве и получении взятки задержали экс-министра Якова Сандакова. Получается, сфера медицины – это лакомый кусочек для коррупционеров?

«Минздрав всегда был наделён полномочиями по закупке дорогостоящего медицинского оборудования, – рассказывает Ринат Ямалиев. – Дела, которые мы расследуем, практически все связаны с этим. Большинство приборов импортного производства, они очень дорогие, например, по одному делу проходил случай с закупкой оборудования за 300 миллионов рублей. За эти деньги можно построить детский сад. Однако потребность есть, и государство выделяет на это миллиарды. Поэтому дела по министерству здравоохранения были, есть и, скорее всего, ещё будут».

Коррупционеры – высокообразованные люди

Статистики по тому, какие чиновники попадаются на коррупции чаще: те, кто сидит в администрациях поселков, или те, кто работает в правительстве области, нет. По мнению следователей, соотношение «50 на 50» – отличаются преступления только размерами сумм.

«Аппетиты зависят от уровня должностного лица и того, к какому объёму денег чиновник имеет доступ, – говорит представитель Следственного комитета. – Например, в этом году коррупционеры успели украсть из регионального бюджета в общей сложности почти полмиллиарда рублей. При этом мы в пять раз увеличили количество возвратов похищенного в региональную казну и удвоили количество арестованного имущества – это практически половина от того, что было украдено». 

Аппетиты зависят от уровня должностного лица и того, к какому объёму денег чиновник имеет доступ. В этом году коррупционеры успели украсть из регионального бюджета в общей сложности почти полмиллиарда рублей.

Если пять лет назад в статистике коррупционных преступлений взяточничество занимало лишь 10 процентов, то теперь это почти каждое третье преступление. В основном злоумышленники похищают деньги из бюджета или вымогают деньги у подчинённых или простых граждан.

«Особое внимание уделяется противодействию коррупции при реализации нацпроектов, поскольку в таких преступлениях ущерб наносят федеральному бюджету, – добавляет Павел Луц. – В 2022 году в производстве находились 14 уголовных дел, шесть из которых возбудили в этом же году. Они связаны с хищениями при реализации нацпроектов «Демография», «Экология», «Здравоохранение», «Жильё и городская среда», «Безопасные качественные дороги». Размер ущерба составил более 4 миллионов рублей».  

Коррупционеры, как правило, высокообразованные люди, работающие в органах государственной власти, понимающие, как система функционирует и где у неё слабые места.

«Они тщательно готовятся к преступлению, скрывают следы, готовят себе алиби, – говорит Ринат Ямалиев.- Отсюда и сложности в раскрытии преступлений. Плюс коррупционеры любят получать деньги наличными, а зафиксировать факт их передачи сложно, если мы не знаем об этом заранее. Деньги же тем временем могут перевести на другие счета, принадлежащие, например, родственникам».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах