aif.ru counter
785

Ректор ИГУ Аргучинцев: Высшее образование не должно быть очень доступным

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. «АиФ в Восточной Сибири» 29/01/2014
Александр Аргучинцев.
Александр Аргучинцев. © / ИГУ / Из личного архива

Нынешняя система высшего образования отчего-то вдруг показалась чиновникам неэффективной, и они с готовностью взялись её исправлять. В результате - бесконечные мониторинги вузов, их слияния, укрупнения и реорганизации. Новости о том, как именно государство собирается делать университеты и институты лучше, сыплются на нас, как январский снег накануне Дня студента.

В погоне за лёгкими деньгами

- Единого портрета студента, наверное, нет, рассуждает ректор. - Сегодняшнюю ситуацию можно охарактеризовать двумя абсолютно разными тенденциями. С одной стороны, советские времена отличались большой социальной защищённостью: существовала система распределения - каждому выпускнику вуз был обязан предложить реальное место работы. Теперь этого нет - молодой человек сам волен выбирать, как сейчас модно говорить, свою жизненную траекторию, и есть довольно много студентов, которые с первых дней обучения уже как-то "заряжены" на работу. Они понимают, что от нескольких лет, проведённых в университете, зависит вся их будущая жизнь. Но есть и другая сторона: довольно большая часть тех, кто поступает в вузы, при этом не очень понимает, нужно им высшее образование или нет. Всё это было и в 80-х годах, когда я сам учился, за одним, правда, исключением: теперь можно, сильно не напрягаясь, и поступить в вуз, и получить диплом. Причём - даже за счёт бюджетных денег.

Александр Аргучинцев совмещает административную и преподавательскую деятельность. ИГУ Фото: Из личного архива / ИГУ

Досье:
Александр Аргучинцев родился в 1967 году в Иркутске. Окончил математический факультет ИГУ. В 2002 году стал проректором по научной работе вуза, в декабре 2012 года - избран ректором. Является доктором физико-математических наук, профессором, членом многочисленных международных научных сообществ, лауреатом гранта президента РФ. Прошёл профессиональную переподготовку и стажировки в университетах США, в Московской школе управления «Сколково».
- То есть, можно говорить о том, что высшее образование со временем становится проще, а значит - и дипломы выпускников с каждым годом «стоят» всё меньше?

- Здесь всё зависит от вуза, направления, специальности и даже от конкретного преподавателя, но в целом по стране планка высшего образования по сравнению с социалистическими временами упала. Что уж скрывать, это связано и с погоней за деньгами - мало того, что по стране разрослась сеть коммерческих вузов, так ещё и государственные, особенно в 90-е годы, решили получать «лёгкие» рубли от обучения по тем специальностям, которые не требуют от вузов больших капиталовложений. В результате у нас появилось огромное число юристов, экономистов и менеджеров.

Хотя на самом деле качественная подготовка грамотного экономиста должна отнимать у вуза не меньше кадровых и денежных затрат, чем подготовка хорошего инженера или химика. Однако по-минимуму достаточно пары учебников, одной аудитории и преподавателя, который работает на сто человек - и диплом менеджера на выходе. Из-за таких «тенденций» качество образования в нашей стране резко снизилось. Но на определённом этапе, с моей точки зрения, государство это поняло…

- …и стало судорожно сложившуюся систему «ломать» - начались мониторинги вузов, их реорганизация. Складывается впечатление, что все эти меры призваны не столько усложнить высшее образование, сколько усложнить жизнь студентам, преподавателям и ректорам. Или это не так?

- Мне бы очень хотелось, чтобы линия, которую начало вести государство, пошла именно на улучшение качества высшего образования. Но первый эффект, получаемый правительством от принятых мер, несколько другой. Экономический. От слияния вузов уменьшаются затраты федерального бюджета.

В Иркутские вузы приезжают иностранные студенты за опытом и знаниями. ИГУ Фото: Из личного архива / ИГУ

Хотя сама идея укрупнения понятна. В 90-е годы все институты почему-то стали академиями, а потом университетами. Допустим, один из вузов в Санкт-Петербурге, признанный неэффективным по итогам самого последнего мониторинга, называется университетом растительных полимеров. Само слово «университет» предполагает подготовку по очень широкому набору профилей и направлений. А в том случае, когда учебное заведение превращается в университет водохозяйственных или сантехнических наук, становится ясно, что это всего лишь узкопрофильный институт.

Думаю, ситуация не возникла бы без упущения со стороны госорганов, потому что институт не может просто так назваться академией: для этого нужно множество согласований с чиновниками. В итоге государство пытается исправить свои же ошибки, но, с моей точки зрения, эффекта, который говорил бы о новом качестве образования, пока нет.

Без «значка», но с «корочкой»?

- Последствиями радикальной «университетской модернизации», скорее всего, явится значительное уменьшение количества вузов по стране. При этом число выпускников школ со временем станет только расти. Значит, высшее образование будет становиться всё менее доступным?

Досье:
Полномочный представитель президента в Сибири Виктор Толоконский во время визита в Иркутск в конце прошлого года заявил о том, что нужно усложнять высшее нетехническое образование, чтобы нивелировать разницу между тяжёлыми инженерными специальностями и лёгкими гуманитарными. Чтобы убрать различия в подходах и повысить качество обучения, полпред предложил экономистам изучать высшую математику, а журналистам и юристам - несколько разговорных иностранных языков.

- Если в дошкольном и начальном образовании мы видим, что демографическая яма уходит, то вузы до сих пор ещё в ней находятся: количество бюджетных мест в целом по стране не намного меньше, чем число выпускников школ. Поэтому получить диплом можно даже без большого желания.

Считаю, что это неправильно. Всё-таки высшее образование не должно быть абсолютно доступным для всех выпускников. Крайне важно, чтобы диплом получили те люди, которые действительно хотят работать по специальности, а не просто иметь «корочку» в своём архиве.

- Говорят, мало того, что многих нынешних школьников и так трудно мотивировать на учёбу, так ещё и минобразования всех шокировало, отменив золотые и серебряные медали. Получается, у детей забрали последний стимул?

- Не совсем. Если в советские времена медаль давала очень большие преимущества при поступлении, то потом её ценность как-то уменьшилась. Ещё несколько лет назад 80% золотых медалистов не подтверждали свой результат, а часть из них и вовсе сдавала вступительные экзамены на двойки. Видимо, критерии выдачи медалей стали менее жёсткими, и вузы на это, естественно, отреагировали. А с переходом к ЕГЭ главная школьная награда и вовсе превратилась в некий памятный значок.

Нынешним студентам нужна современная учебная база. ИГУ Фото: Из личного архива / ИГУ

Впрочем, каждый труд достоин своей оценки, и, возможно, медаль могла бы существовать, но не в качестве гарантий будущих успехов выпускника, а просто как память о том, что он успешно прошёл школьный этап и показал хорошие результаты.

Дистанция увеличивается

- Не получится ли так, что на фоне решения глобальных образовательных проблем на второй план уйдут проблемы самих студентов? А ведь многие из них живут и учатся в условиях 60-годов прошлого века.

- Действительно, нынешние студенты сталкиваются с множеством бытовых трудностей. Вузы пытаются их решать, но на это нужно время. На мой взгляд, гораздо более серьёзная проблема заключается в том, что знания, которые дают студентам, не всегда соответствуют требованиям современной жизни. Причин здесь много. В значительной степени университеты - это инертные системы: зачастую сами преподаватели не очень заинтересованы в том, чтобы постоянно обновлять свои учебные курсы и методики. Нельзя скидывать со счетов и возрастной аспект. Если уж говорить совсем честно, то во многих вузах нет реального конкурса преподавателей на место. Что бы ректоры ни делали, за воротами обычного регионального вуза не выстраивается очередь из доцентов и профессоров, а значит, нет и конкуренции. Здесь играет роль и низкая заработная плата: чтобы стать, к примеру, доцентом и получать 25-30 тысяч рублей, нужно примерно 10 лет. За это время такие деньги можно заработать и другим способом. У нас не развита и мобильность преподавателей. Кроме денег все, как цепями, связаны жилищными условиями: получив квартиру, человек становится привязанным к своему месту.

Студент же в значительной степени стал другим, поскольку вырос в абсолютно иных условиях: уже с детства у всех есть компьютеры, смартфоны, планшеты. Молодой человек более мобильный, он привык по-другому получать информацию, и не все представители старшего поколения могут это понять. Из-за такого несоответствия дистанция между «тяжеловесными» профессорами и "продвинутыми" студентами пока только увеличивается.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах