Примерное время чтения: 3 минуты
50

Как спасти уникальную сибирскую тайгу? Размышления нашей читательницы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ в Восточной Сибири 09/06/2021 Сюжет 360 слов об Иркутске

Своими размышлениями делится наша читательница Валентина Богородская.

Помню, как в апреле 1958 года, по всесоюзному распределению молодых специалистов, с дипломом техника-технолога лесной промышленности я приехала из города Кирова в Иркутск.

В тот день иркутяне нескончаемой траурной процессией провожали в последний путь своего знаменитого земляка, писателя Молчанова-Сибирского. От такой встречи на душе было так тревожно, что весенний город, с неасфальтированными улицами и чёрными от старости деревянными домами, показался не очень привлекательным, а люди - неприветливыми. Хотелось развернуться и уехать обратно. Но не уехала. И никогда не пожалела. Ведь Иркутск стал для меня стартом в большую жизнь. Для моих детей и внуков - родиной.

В 50-80-е годы Иркутская область была центром великих сибирских строек, о которых с гордостью говорили, писали и показывали все средства массовой информации СССР. И я при распределении выбрала Иркутск. Тогда возвели такие индустриальные центры, как Ангарск, Шелехов, Братск, Усть-Илимск. Но самой громкой стройкой, конечно, была Байкало-Амурская магистраль.

На стройках не по принуждению, а по зову сердца, под руководством старших товарищей, бывших фронтовиков, трудилась самая передовая, патриотически настроенная молодёжь моего поколения детей войны, которому сегодня 80-90 лет. Как сегодня живётся вам, дорогие ровесники, пламенные комсомольцы-добровольцы, неисправимые романтики-мечтатели?!

На глазах разрастался и сам Иркутск, присоединяя рабочие предместья и ближайшие маленькие поселения, на месте которых появлялись жилые кварталы, студенческие и научные центры. Город молодел, но при этом сохранял своё историческое лицо.

Но теперь, изредка бывая у детей и внуков в Иркутске, я вижу, как он стремительно трансформируется, превращаясь в неузнаваемый мегаполис. Конечно, время не остановить. Но, может быть, наш город больше не надо так уплотнять, перегружая его новыми коммуникациями, а двигаться в сторону Байкала, разумно встраиваясь в тайгу?

Тайга-тайга!.. Без которой невозможно представить жизнь сибиряков и мою в том числе. Вся моя трудовая деятельность была связана с ней. В советское время тайга была величественной, заботливо ухоженной, зорко охраняемой от нарушителей и пожаров, надёжно защищённой от болезней и вредителей. Все доходы с лесной отрасли шли в госказну, а львиная доля из них расходовалась на содержание лесов - в тайге был порядок!

В начале своего трудового пути мне посчастливилось работать мастером лесозаготовительного участка (ЛЗУ) именно в такой ухоженной тайге лесофонда бывшего Ангарского лесхоза. Затем, как бы замаливая свои лесорубочные грехи, я восемь лет отработала в том же Ангарском лесхозе инженером лесных культур, уже восстанавливая лес, в том числе и свои старые лесосеки. Сполна возместив тайге все долги, 20 последних лет перед пенсией я работала старшим инженером-аналитиком с правами инспектора Иркутской зональной лесосеменной станции, где по долгу службы пришлось заниматься контролем лесосеменного дела, питомнического хозяйства и лесовосстановления, инспектируя лесхозы Иркутской области и Бурятской АССР. И в этом важном деле - в восстановлении лесов, тогда тоже был порядок!

А сейчас, с приходом в нашу жизнь рыночной экономики к лесу стали относиться, как к банальному предмету купли-продажи. Он должным образом не охраняется, не восстанавливается, а только хищнически истребляется. Но мы забыли, что от состояния леса зависят чистота воздуха, качество и количество воды, климат, а значит вся наша жизнь. И если мы к лесу будем относиться только потребительски, природа нам жестоко отомстит, а история справедливо осудит. По большому счёту российские леса спасёт только полное огосударствление - и лесопользования, и лесохозяйствования - другого пути нет!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах