1681

Новостройки или хрущёвки. Какие дома выдержат землетрясение в нашем регионе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. «АиФ в Восточной Сибири» 27/01/2021

Каждый день в Приангарье появляются сообщения о новых землетрясениях, которые до сих пор происходят в Монголии в районе озера Хубсугул - там, где 12 января произошли сильные подземные толчки мощностью семь-восемь баллов, разбудившие наш регион в полшестого утра. 
По словам учёного секретаря Института земной коры СО РАН Анны Добрыниной, только к 21 января учёные зафиксировали больше 120 афтершоков с энергетическим классом от десяти и выше. Но, скорее всего, подземных толчков было ещё больше, притом они выстроились в северо-западном направлении от эпицентра. Сейсмическая активность недалеко от границы Монголии с Россией продолжается. 


Город без карты 
На заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям Иркутской области, которое прошло 20 января, губернатор Приангарья Игорь Кобзев сообщил, что в регионе планируют расширять сеть сейсмостанций. Сейчас в Приангарье 25 таких, но лишь одна находится в самом Иркутске. Как считают учёные, этого недостаточно. 

- Необходимо развивать сеть сейсмостанций, прежде всего, в тех городах на юге региона, где есть промышленность: это Шелехов, Ангарск, Усолье-Сибирское, Байкальск, Черемхово, а также в Иркутске. Когда говорят, что в Иркутске интенсивность землетрясения достигала, например, пяти баллов, это не значит, что так по всему городу и было. Кроме субъективных ощущений должны быть инструментальные наблюдения, которые бы фиксировали колебания на разных участках, на разных грунтах. Надо создать сеть станций, которые бы фиксировали колебания в постоянном режиме. Тогда землетрясения, ощутимые для Иркутска, войдут в базу данных. И чем больше будет эта база данных, тем более точными могут быть оценки балльности для строительства в разных районах города. В будущем этот накопленный материал позволит вывести на качественно новый уровень определение сейсмического риска, - говорит директор Института земной коры СО РАН, член-корреспондент РАН Дмитрий Гладкочуб.
Он отмечает, что необходимо также актуализировать программу по сейсмобезопасности Иркутской области, которая работала до 2018 года, и провести в рамках программы микросейсмическое районирование. 
Такие работы в последний раз в Иркутске вели в 1976 году. Как говорит коллега Гладкочуба, доктор геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией инженерной сейсмологии и сейсмогеологии института Василий Джурик, такие карты микросейсмического районирования действительны всего десять лет, потом их нужно уточнять.
- Параметры, от которых зависит сейсмическая опасность, меняются: повышается уровень грунтовых вод, изменяется состав грунтов, увеличивается площадь города, - поясняет Василий Джурик, добавляя, что за 40 лет карты устарели и методически, появилось множество параметров, которые необходимо учитывать при составлении нового документа. 


«Лоскутное одеяло» 
Это не значит, что сейчас новостройки в Иркутске возводят, не зная геологических особенностей на площадке под будущим домом. По закону, за геологические изыскания на участке, где планируется возвести многоэтажку, отвечает застройщик.
- В отсутствие карт застройщики вынуждены, взявшись за новый объект, делать новые геологические изыскания. В итоге получаем такое «лоскутное одеяло» - мы знаем, какая геология под новыми домами, а о том, что стало с грунтами и устойчивостью почв под теми зданиями, которые стоят десятки лет, никто не знает, - отмечает руководитель движения «Регенерация города», зампредседателя Общественного совета при минстрое Приангарья Денис Воронов.
Он говорит, что больше всего беспокойства вызывают многоквартирные дома-памятники с деревянными перекрытиями, таких в Иркутске около сотни, а также панельные здания 335-й серии, построенные до 1975 года, когда в стране начали кардинально ужесточать требования к сейсмостойкости строительства. В Приангарье около 1300 хрущёвок этой серии, почти у половины этих домов - часть конструкции опирается на наружную плиту из газозолобетона, которая, по словам Дениса Воронова, показала себя в наших условиях не очень хорошо. 

Между тем информации о том, насколько плачевно состояние такого жилого фонда в регионе, сейчас нет вообще ни у кого. Для этого необходимо проводить масштабные исследования. Пока сделан только первый шаг: в 2020 году Фонд капитального ремонта Иркутской области обследовал сто панелек. 
- Результаты неутешительные, - констатирует Воронов. - Точно пригодными для дальнейшей эксплуатации по итогам этого обследования я назвал бы только 18-20% жилого фонда.
С общественником соглашается доктор экономических наук, директор проектного офиса БГУ, председатель Общественного совета Фонда капремонта Иркутской области Сергей Астафьев. Он говорит, что ещё 20% тех хрущёвок, которые были обследованы, можно смело признавать аварийными. По его оценке, скорее всего, непригодными для жизни окажется примерно пятая часть всех домов с неполным каркасом, которая есть в регионе. Как эти дома отреагируют на следующее землетрясение, загадка для всех. 


«Слоёный пирог» контроля 
Интересно, что панельные дома 335-й серии уходят в прошлое от современных строительных норм с огромной скоростью. Дело в том, что, как говорит Денис Воронов, требования к сейсмостойкому строительству в России ужесточаются каждые четыре года. Общественник отмечает, что контроль за каждой новостройкой, которую возводят в том числе в Иркутске, напоминает этакий «слоёный пирог»: за устойчивость высоток в первую очередь отвечают проектировщики, которые опираются на результаты работы инженеров, изучивших геологию и геодезию.

Каждые 4 года ужесточаются требования к сейсмостойкому строительству.

- Ещё до того, как проект вышел на бумагу, создаётся электронная трёхмерная модель будущего здания. Её в различных программных комплексах буквально трясут, разрушают, апробируют. Модель делают специально, чтобы посмотреть, как будет вести себя объект при различных нагрузках, - поясняет Воронов. 
Он уточняет, что ещё один «слой» ответственности - специалисты, которые выполняют госэкспертизу проекта, и дают на него положительное заключение. Следом в цепочку контроля включается стройнадзор: он сначала перепроверяет все документы, которые предоставил ему застройщик, а потом, когда возведение объекта началось, выполняет выездной надзор непосредственно на площадке. Кроме того, на каждом этапе проверяют качество стройматериалов, в том числе бетона.
- Эта схема длинного контроля, многоступенчатого, позволяет установить и исключить любую ошибку, - говорит Денис Воронов, добавляя, что два года назад, когда вступил в силу закон об эскроу-счетах, появилась ещё одна ступень надзора - на этот раз от банков, которые не захотят вкладывать миллионы в потенциально небезопасный проект. 
- Как быть с контролем уже построенных зданий, совершенно непонятно, - резюмирует общественник. - Эта проблема целиком ложится на плечи и кошельки собственников жилья.

В тему

Январское землетрясение в районе Хубсугула стало уже третьим ощутимым сейсмособытием за последние месяцы: сильные подземные толчки жители Прибайкалья чувствовали в сентябре и декабре. Учёные называют это хоть и не аномальным явлением для нашего региона, но и не рядовым. История помнит только один подобный случай, когда сильные сейсмособытия произошли с относительно небольшим перерывом: в 1903 году случилось Байкальское землетрясение (интенсивность в его эпицентре на Байкале составила 8-9 баллов), а в 1905 году - два толчка, названные Таннуольскими (эпицентр был в Монголии, силу толчков оценили в 11-12 баллов). 
Как рассказал заместитель директора Института земной коры СО РАН Константин Семинский, у учёных есть гипотеза, что Быстринское землетрясение, которое случилось в сентябре 2020 года, могло спровоцировать подземные толчки в районе залива Провал в декабре. 
- Кинематически это хорошо объясняется тем, что в районе Быстрой произошли сдвиговые смещения по главному Саянскому разлому (это тот разлом, который ведёт от южной оконечности Байкала в район Красноярска). Блок, к которому относимся мы, сдвинулся к северо-западу. Естественно, такое движение блока могло вызвать в его тылу, в районе залива Провал, там, где располагаются крупные сбросовые разломы Байкальского рифта, деформацию, - поясняет учёный, добавляя, что, возможно, и то, что произошло в районе Хубсугула, тоже с этим связано. 
Прийти к такой гипотезе учёным помогли результаты работы пунктов комплексного мониторинга землетрясений, которые установили в Листвянке, Бугульдейке и посёлке Тырган в 2020 году. Сеть таких пунктов будут расширять. В 2021-м их хотят установить в Хужире, Култуке и Большом Голоустном. Площадки для станций согласились предоставить пожарные в своих частях. Такой опыт сотрудничества учёных и спасателей - первый в России. 

Кстати

На вопрос, можно ли в Приангарье провести реновацию хрущёвок по московскому сценарию, Денис Воронов отвечает:
- К сожалению, Иркутск не Москва, у нас несколько иные размеры бюджета. Чтобы начать в регионе комплексное развитие жилых кварталов по современным требованиям, необходима длительная работа, в том числе по обследованию домов. Только это может занять два - три года. Ещё столько же займёт строительство. А перед этим нужно провести расселение этих домов, пусть временно, но их жители должны переехать в маневренный фонд, который тоже надо создать. Плюс надо определиться с финансовым источником, для этого необходима долгосрочная программа, создать которую может только правительство области.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах