aif.ru counter
244

«Оцифрованные» дети. О запрете использования смартфонов в школах

Смартфоны и планшеты как помогают детям учиться, так и отвлекают их от реального общения.

Станислав Ломакин / АиФ

Гаджеты так прочно вошли в нашу жизнь, что мы уже не представляем и дня без смартфона или планшетного компьютера. Причём порой дети даже больше зависимы от электроники, чем взрослые.

Достаточно оказаться в любой современной школе на перемене, чтобы это увидеть: большинство учеников отдыхает в перерыве, тихонько всматриваясь в экраны. Дошло до того, что, даже находясь в одном кабинете, одноклассники не общаются вживую, а переписываются в общем чате. Из-за того что дети всё больше времени проводят в виртуальном мире, по всему миру реальному всё чаще звучит идея запретить ученикам приносить на уроки смартфоны. В этом сентябре её уже воплотили в жизнь во Франции, приняв соответствующий закон. Теперь французские школы стали территорией, полностью свободной от мобильников. Использовать гаджеты дети, как и педагоги, могут, только выйдя за пределы образовательного учреждения.

В России пока о таком законопроекте речи не идёт, хотя подобные идеи проскальзывают. Известно, что их в некоторой степени поддерживает и министр просвещения РФ Ольга Васильева. Корреспондент «АиФ в ВС» побеседовал с экспертами из сферы образования Иркутской области, чтобы узнать их позицию насчёт возможного запрета. 

«Аборигены» виртуального мира

В архитектурно-этнографическом музее «Тальцы» есть экспонат – сельская церковно-приходская школа образца XIX века. Её перевезли сюда из села Кеуль Усть-Илимского района. Простые деревянные парты, глобус на учительском столе и портрет императора над ним. Рядом с классом расположена комнатка самой учительницы, ведь раньше нередко педагоги жили прямо при школе. Зайти в учительскую спальню в музее нельзя, однако хорошенько рассмотреть можно: в двери сделали большое стеклянное окошко.

«Стою я у этой двери и разглядываю скромный быт, – рассказывает иркутянка Оксана Цепилова. – Подходит девчушка лет шести с мамой. Увидев дверь, девочка пытается её открыть, но не выходит. Женщина дочке объясняет: дверь заперта, но комнату учительницы можно увидеть, и указывает на стекло. Девочка несколько секунд смотрит в окошко, трогает его пальцами, затем поворачивается к маме и спрашивает: «А как смотреть?» Мама пытается объяснить, но ребёнок всё равно быстро теряет интерес к экспонату: комнату нельзя покрутить или полистать – ерунда какая-то. Я лично давно «оцифрованный» человек, который работает в режиме минимум двух экранов, но увидела это – и мне стало немножко страшно от будущего».

Как говорит педагог-психолог Иркутского информационно-методического центра развития образования Наталья Труфанова, нынешние детсадовцы и ученики начальной школы – это дети детей «цифрового поколения». Они едва ли не с рождения видят, как их родители сидят у экрана, и сами начинают общаться со смартфонами буквально с года! Естественно, к школе такие продвинутые ребята «шарят» в гаджетах куда лучше многих учителей. Педагоги даже называют этих подростков аборигенами цифрового мира. Однако то, что это однозначно плохо, специалист сказать не может.

«Что касается мнения психологов и нейропсихологов о вреде и пользе мобильников, нет единой позиции. И те, и другие говорят о том, что должны быть временные ограничения, чтобы ребёнок не «сидел в смартфоне» сутками и знал, когда и как им можно пользоваться в школе. Совсем запрещать школьникам использовать телефон нельзя: мы живём в информационном поле. И это – хотим мы того или нет – наша повседневная реальность», – отмечает Наталья Труфанова. 

Планшет против чувства юмора

Как и говорилось выше, никакого закона, ограничивающего использование мобильников в школах России в целом, и Иркутской области в частности, сейчас нет. Как объясняет замминистра образования Иркутской области Максим Парфёнов, если его и принимать, то только на уровне Федерации. Такой законопроект на уровне региона принять нельзя, да и чиновник не уверен, что нужно. Он говорит, что сейчас правила пользования мобильниками в стенах образовательных учреждений может вводить каждая конкретная школа. Они фиксируются в её уставе. И в Приангарье с каждым годом становится всё больше школ, решивших зарегулировать отношения детей и педагогов с гаджетами. Чаще всего в уставе прописывают, что телефоны в школу приносить можно (как ученикам, так и взрослым), но использовать их следует только на перемене. Во время урока они должны находиться в режиме «без звука» и не мешать образовательному процессу.

«Нужно сказать, что в некоторых школах Иркутска гаджеты уже активно используют и на уроках, чтобы ученики могли рассмотреть какую-то картинку или найти некую информацию. Не стоит забывать, что задача школы состоит и в том, чтобы научить детей пользоваться разными источниками получения знаний, в том числе и цифровыми», – говорит замначальника департамента образования администрации Иркутска Альбина Новикова.

Как отмечает Максим Парфёнов, такая практика есть в школах не только областного центра, но и по региону – например, в Усть-Илимске, Черемхово. 

Когда разговор заходит о технологиях-помощниках для школы, в первую очередь на ум приходят электронные учебники. Правда, в Приангарье доля их применения ещё невелика. По словам замминистра, их используют 12% школ региона, вопрос упирается в финансирование. Однако он отмечает, что проблема цифрового неравенства характерна для образовательных учреждений не только Иркутской области, но и всей России.

«Даже если школа хочет использовать в качестве электронных учебников личные гаджеты учеников, директор не может сказать: «Вот у нас у пятерых детей из класса есть планшетные компьютеры, остальные двадцать, идите, покупайте». Этот вопрос должна решать именно школа», – отмечает Парфёнов. 

Кстати, электронным неравенством можно назвать и ситуацию, когда одни дети приносят в школу флагманскую модель смартфона, а другие грустно тыкают в кнопки «бабушкиного» телефона, завистливо поглядывая на сверстников. Из-за этого в России предлагают принять закон, запрещающий школьникам приносить на уроки гаджеты, дороже 5 тыс. рублей. Такую инициативу выдвинул зампред комитета Госдумы РФ по образованию и науке Борис Чернышов, предложив детям «соревноваться не в том, чей смартфон или планшет дороже, а в человеческих качествах – уме, сообразительности, чувстве юмора и так далее». Идею Чернышова общественность, правда, назвала неоднозначной, эксперты отметили, что непонятно, как оценивать стоимость мобильника непосредственно в школе, особенно если он куплен на вторичном рынке.

Французская инициатива: «за» и «против»

Председатель общественной организации «Родительская инициатива Ангарска» Виктор Николаев:

«Перед тем как общаться с корреспондентом на эту тему, мы собрались с родителями из разных школ, пообщались и пришли к общему мнению: французский закон неплохой. Идея его в целом удачна, особенно в той части, где говорится, что ребёнок сдаёт смартфон при входе в школу, но после уроков забирает его и может спокойно позвонить родителям. Никто его не ограничивает и в том случае, если произошёл какой-то экстренный случай. В остальное время гаджет школьнику не нужен, особенно на перемене. Ребята 40 минут просидели на уроке практически без движения, начался перерыв, им бы побегать, поиграть, подвигаться немножко, а они снова сели и уставились в экраны. В этом плане я вижу от смартфонов только зло. 

Для использования на уроке хорош электронный учебник или специальный планшет, где нет ничего лишнего, только образовательные ресурсы. Мой сын пошёл в пятый класс, я его рюкзачок поднял – даже мне, взрослому, тяжело от количества книг, поэтому я как родитель выступаю за электронные учебники. Однако здесь встаёт вопрос финансов, позволить себе электронику может не каждая семья».

Ведущий инженер по информационным технологиям Ресурсно-методического центра Иркутского района Марина Тверскова:

«Уверена, что использовать гаджеты на уроках нужно. Во-первых, это повышает интерес ребёнка к уроку, во-вторых, показывает, что смартфон или планшет можно не только для игрушек использовать, но и получать через них полезную и нужную информацию. Ещё один плюс – у детей повышается уровень знания информационно-телекоммуникационных технологий, главное – чтобы они использовались в гармонии со стандартным обучением и дополняли его.

Как-то в институте развития образования проходил семинар по информационным технологиям в школе, и там учителя показывали интересные примеры. Например, один педагог по географии старую карту местности через программу накладывал на новую и ходил с детьми в поход по этим картам. Там школьники сравнивали, что изменилось, и анализировали эти изменения. Учитель геометрии, к примеру, тоже нашла пользу в технологиях: с помощью программ она показывала детям геометрические фигуры во всех проекциях, делая даже сложные темы более простыми для восприятия».

Кстати

Если во время уроков гаджеты часто можно назвать друзьями детей, то во время сдачи экзаменов они обычно выступают только как враги. За использование мобильного телефона во время ЕГЭ (даже если он просто «запищит» в кармане или выпадет из портфеля) выпускника как одиннадцатого, так и девятого класса, не только удалят с испытания, но ещё и административное наказание наложат. К счастью, использование электронных (как и бумажных) шпаргалок на экзаменах в Приангарье не носит массового характера. За экзаменационную кампанию-2018 зарегистрировали не более десятка таких случаев, два из них – в Иркутске.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда покупать и как хранить мёд?
  2. Ремонтируют ли коммунальные сети в микрорайоне Зелёный в Иркутске?
  3. Когда построят водовод для деревни Олха Шелеховского района?
  4. Как записаться в новую школу в микрорайоне Лесной в Иркутске?
  5. Повысят ли пособие для родителей детей-инвалидов?
Какую дорогу в Приангарье можно назвать лучшей?