aif.ru counter
112

Современные Анискины. Почему с каждым годом у участковых всё больше работы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. «АиФ в Восточной Сибири» 13/11/2019
Как и раньше, сейчас главное «оружие» участкового - беседа.
Как и раньше, сейчас главное «оружие» участкового - беседа. © / Кирилл Романов / АиФ

Этим летом одному из жителей Октябрьского района Иркутска не понравилось, как коммунальщики стригут у его дома траву. Мужчина недоумевал: у нас ведь не американские газоны, которые легко подровнять газонокосилкой, а луговая трава, обращаться с которой надо по-другому.

Свою позицию, а также просьбу наказать тех, кто ровняет газоны не по науке, он изложил в заявлении, которое отнёс… участковому.

Старший участковый уполномоченный отдела полиции № 7 Дарина Кочкина, которая по долгу службы разбиралась и в этом «ботаническом» вопросе, называет обращение обеспокоенного некрасивой лужайкой иркутянина одним из самых необычных за неполный 2019 год.

Мы с Дариной (назвать эту молодую сотрудницу по отчеству даже язык не поворачивается) и её коллегой Виктором Соколовым, который отвечает за порядок на соседнем участке, беседуем по дороге в дом одной из семей, где живёт проблемный подросток. Правоохранители пригласили меня присоединиться к дежурству в преддверии их профессионального праздника – Дня участковых уполномоченных, который отмечают 17 ноября.

В гости к «поднадзорному»

«Как вы разбирались с этим газоном?» – спрашиваю.

«Получив заявление, естественно, выехали на место, опросили самого заявителя, – начинает объяснять Дарина. – Если видим, что там находится тот, кто стрижёт эту траву, опрашиваем и его. Потом выясняем, на каком основании идут работы – есть ли согласие управляющей компании или администрации города. Смотрим документы, и если всё в порядке – материалы приобщаем к номенклатурному делу. Если документов, подтверждающих, что человек может косить газон, нет, то материалы уходят в мэрию, так как усматривается факт нарушения правил благоустройства Иркутска. На самом деле, по этим правилам много заявок от граждан – это и шум, и выгул собак на детских площадках, и парковка на газонах. Последнее – больная тема».

Мы подходим к одному из домов на улице Советской, путь нам перегораживает серая иномарка, из окна выглядывает встревоженная женщина:

«Что случилось? – спрашивает она, увидев двух правоохранителей в форме. – Я старшая по подъезду!»

«Проезжайте, гражданка, – отвечает Виктор Соколов. – Мы идём проверять поднадзорное лицо, которое в вашем подъезде живёт».

«Лицо» – это проблемный подросток, он ещё не окончил школу, но уже имеет судимость. Парня воспитывает бабушка. Она и открывает нам дверь. Видно, что женщина уже привыкла к визитам полицейских: по закону, её внука раз в месяц навещают сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних и раз в квартал – участковые.

«Что с губой, где рассёк?» – спрашивает Соколов у высокого школьника, которого окликнула бабушка.

«Упал», – коротко отвечает тот.

Происходит стандартный диалог: сотрудники спрашивают, ходит ли парень в школу, всё ли у него в порядке. Как потом поясняет участковый, парень, в целом, встаёт на путь исправления: за последние два месяца он ничего не нарушал.

Выходим из квартиры подростка и, стоя у лифта, встречаем пожилого мужчину. От вида сотрудников у него округляются глаза.

«Не переживайте, мы на сей раз не по вашу душу», – шутят правоохранители и для меня поясняют: Этот гражданин уже попадал в поле зрения полиции.

«Династия» нарушителей

После визита к подростку мы должны были нанести ещё один – к судимому за тяжкое преступление мужчине. Он, выйдя из колонии, совершил два правонарушения (в том числе – находился пьяным на улице), за что по суду получил административный надзор. Теперь иркутянин должен и сам отмечаться в полиции, и встречать дома участковых, которые его проверяют. Если мужчина будет продолжать нарушать закон и правила своего административного надзора, то может снова «схлопотать» уголовную ответственность.

Правда, к этому поднадзорному мы так и не попали: его жена сказала, что супруг ушёл на работу.

«Мы, конечно, очень надеемся, что гражданин начал исправляться, – прокомментировала Дарина Кочкина. – Он уже пытался. Но стакан с алкоголем оказался важнее. Бросить его не заставили даже жена и ребёнок».

Как рассказывает Дарина, когда мы идём раздавать прохожим листовки, предупреждающие о мошенниках (это ещё одна часть работы правоохранителей), на её участке живут 15 тыс. человек, в том числе три неблагополучные семьи, одну из которых сотрудник называет проблемной. Если говорить образно, там сложилась уже целая «династия» нарушителей.

«Эта семья состоит на учёте уже очень давно: там и мама любит выпить, и папа. В прошлом году мы поставили на учёт их дочку, раньше за ней наблюдали сотрудники ПДН, а теперь, когда она перешагнула через порог совершеннолетия и сама стала мамой, за ней будем следить и мы», – рассказывает участковый.

«Не принимаю близко к сердцу»

Возвращаемся в опорный пункт, в котором работают Виктор и Дарина. На столе у каждого – огромная стопка бумаг: в основном – заявления от граждан. Решить вопрос, указанный в любом обращении, участковый должен за десять суток, притом каждый день он получает ещё по 5-10 жалоб от жителей. Хотя бывают дни, когда обращений нет. Это, как правило, будни. А вот в выходные у сотрудников аврал: народ отдыхает, шумит, теряет телефоны в кафе и клубах (таких обращений очень много), гуляет, и это частенько приводит к конфликтам.

Дарина рассказывает, что трудится в службе уже восемь лет и работы с годами становится всё больше. Растёт число серьёзных семейно-бытовых конфликтов, когда мужчина поднимает руку на жену, родственники ругаются, дерутся.

«Один из случаев этого года – жена принесла заявление на мужа: он её избил. Его привезли в отдел полиции, потому что был ещё и нетрезв, я стала его опрашивать, задала вопрос о причине конфликта. Он отвечает: жена пнула его любимую кошку. Он выпивал, она пыталась его остановить и отбросила животное. За что и получила «россыпь» ударов. Такие ситуации, конечно, страшные. Но воспринимаю работу с ними именно как работу, стараюсь не пропускать такие истории через себя, относиться максимально непредвзято. Если бы я принимала всё близко к сердцу, то, наверное, уже не была бы здесь», – говорит Дарина.

Впрочем, по её словам, становится больше и таких споров, которые жители могли бы разрешить и без участия правоохранителей.

«Сейчас население обращает внимание на неправильно скошенную траву, раньше жалоб такого плана вообще не было, по крайней мере – у нас. Но дело не только в этом: часто к нам приходят с такими внутрисемейными, межличностными конфликтами, для разрешения которых заявителю и его оппоненту нужно просто спокойно поговорить. Но люди предпочитают решать проблему с участием полиции. В таких ситуациях я выступаю скорее как психолог или третейский судья: вызываю стороны, они садятся за стол переговоров и просто общаются. Часто их конфликт в такой беседе полностью исчерпывается», – резюмирует Дарина.

Официальное мнение

Представитель ГУ МВД России по Иркутской области Александр Сверлов:

«В Иркутской области работают 810 участковых уполномоченных полиции, почти каждый третий из них трудится в сельской местности. «Некомплект» сотрудников сегодня – 7%, это меньше, чем во многих других регионах России. Для поступления на службу участковый должен соответствовать требованиям, которые предъявляют ко всем сотрудникам полиции, – обладать хорошей репутацией, отличной физической формой, состоянием здоровья и психологической устойчивостью, соответствовать возрастным ограничениям. А таких кандидатов в отдалённых территориях немного.

На плечи участкового ложится сложная работа, требующая обширных знаний и многофункциональности. Так, участковый в нашем регионе в месяц отрабатывает порядка 200 различных материалов по заявлениям граждан (работа по каждому включает несколько процессуальных действий), совершает обходы территории, проводит встречи с населением.

160 участковых живут на тех участках, которые обслуживают. Это, конечно, позитивно отражается на их службе. Однако в силу географической специфики региона, жить и работать на одном участке могут далеко не все, проблема возникает, например, в отдалённых территориях, где населённые пункты находятся на расстоянии сотен километров друг от друга. Тем не менее в регионе есть положительная практика, когда муниципалитеты предоставляют жильё участковым. Например, в Усть-Кутском, Качугском, Бодайбинском, Нижнеилимском районах. Сейчас служебное жильё для улучшения условий работы необходимо 32 сотрудникам».

Комментарий

Сельский участковый Дмитрий Трипалюк:

«Я уже 23 года работаю в селе Калтук Братского района (114 км от Братска), здесь же и живу. Но обслуживаю не только свой населённый пункт, а шесть деревень, максимальное расстояние между которыми – 85 км. Конечно, я в постоянных разъездах. Откуда поступает заявление – туда и отправляюсь. На самом большом отдалении от моего села находится посёлок Харанжино, туда можно добраться только по переправе. Пока она не встала, люди практически отрезаны от внешнего мира – попасть в посёлок можно только на хивусе или с помощью авиации. Несколько лет назад был случай, когда правоохранителям пришлось рискуя добираться до этой отдалённой деревни по тонкому льду. Причина – семейный скандал, нельзя было не отреагировать.

На селе участковый – один в поле воин. Если что-то случилось в городе, на место выезжает опергруппа, участкового всегда может подстраховать коллега из другого участка. А случись что в деревне – никто не поможет: расстояния. Пока подмога доедет, полагаться могу только на себя.

Я бы назвал профессию сельских участковых не самой привлекательной для молодых людей, не потому что сама работа какая-то не такая, просто молодёжь жить хочет в городах, а не на селе. Но мне моя служба нравится, она затягивает. Помог кому-то – значит, день прожил не зря».

Кстати
Узнать, кто из участковых уполномоченных полиции работает в вашем районе, можно с помощью сервиса «Ваш участковый» на официальном сайте МВД. Там же есть данные о месте и времени приёма сотрудника.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество