aif.ru counter
304

Жизнь в аду. Что в Иркутской области думают про закон о домашнем насилии?

Домашнее насилие декриминализировали в 2017 году. Иркутяне тогда ответили митингом.
Домашнее насилие декриминализировали в 2017 году. Иркутяне тогда ответили митингом. © / Дарья Галеева / АиФ

Международный женский день – повод не только подарить цветы, но и заявить о тех проблемах, с которыми сталкиваются женщины. Так считают иркутские активисты, которые во второй раз присоединились к всероссийской акции «Не виновата». Она прошла в областном центре 7 и 8 марта.

«Сама виновата» – это то, что чаще всего слышит женщина, пережившая насилие. Это обвинение жертвы в преступлении против неё же, это вредный стереотип, глубоко укоренившийся в наших головах и культуре. В насилии всегда виноват только тот, кто его совершает», – говорится в манифесте активистов.

В поддержку девушек, которых колотили и унижали собственные возлюбленные, они провели благотворительную ярмарку, концерт, кинопоказ и пару лекций. Деньги, которые удалось собрать на мероприятии, организаторы передали одному из кризисных центров для жертв домашнего насилия.

Эксперты, которые говорят о семейно-бытовом насилии, сходятся во мнениях: в Иркутской области такая проблема есть и, как и в других регионах страны, стоит остро. Только по официальной статистике ГУ МВД России по региону, в прошлом году в Приангарье зарегистрировали больше 1,5 тыс. преступлений, совершённых на бытовой почве (важная оговорка, что в эту цифру входят не только конфликты между супругами, но и другие возможные в быту).

«Штрафов не боятся»

Число убийств на бытовой почве за 2019 год сократилось на 36,5% до 47, а вот количество фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, наоборот, выросло – на 2,2%. Полицейские зафиксировали 231 такое преступление.

Сами правоохранители признают, что статистика, которая у них есть, не отражает реальную ситуацию в полной мере, потому что «большая часть насильственных преступлений в семье рассматривается окружающими как сугубо личное дело, поэтому многие факты просто не предаются огласке».

Одна из статей, под которую попадают «кухонные бойцы», – 6.1.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ - «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль». По этой статье участковые уполномоченные полиции Иркутской области в минувшем году составили 1795 протоколов, то есть домашние тираны заплатили штрафы. Только 24 из них пошли под суд по уголовной статье 116.1 УК РФ, потому что второй, третий или пятый раз подняли руку на другого человека.

Дело в том, что ровно три года назад домашнее рукоприкладство в нашей стране было декриминализировано, то есть за первый синяк жены мужья теперь получают только наказание рублём, которое оплачивают, как правило, из семейного бюджета.

Да и то, факт причинения физической боли даже в первый раз доказать очень тяжело. Как говорит директор кризисного центра для женщин «Мария» Наталья Кузнецова, жертве удаётся добиться справедливости только в том случае, если муж ударил её при свидетелях. А такое бывает нечасто.

«Судмедэксперт, который осматривает пострадавшую, но не находит на ней синяков и других следов побоев, так и пишет «Повреждений не обнаружено». Довести в такой ситуации дело до суда очень сложно. Я знаю это по себе: на меня как-то напал супруг одной из моих клиенток – он нанёс удар ей и несколько ударов мне. У меня были видимые повреждения, а у девушки – нет. Итог: в протоколе обозначены только мои побои, а её как будто бы и не бил никто», – говорит Наталья Кузнецова.

Она считает закон о семейно-бытовом насилии, по которому тираны несли бы уголовную, а не административную ответственность, необходимостью.

«Штрафов никто не боится. В прошлом году мы работали с семьёй, где муж целенаправленно и регулярно избивал жену и говорил: «Да, я заплачу этот штраф, мне это ничего не стоит!» На этом всё и заканчивается. Полиция не любит такие дела, но не потому, что у нас полиция плохая. Правоохранители действуют в рамках действующего законодательства и не хотят превышать полномочия и получать проблемы на работе, поэтому законодательство и надо менять», – резюмирует директор кризисного центра.

Дети – под горячую руку

Новый федеральный законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разработала группа правозащитниц, среди которых депутат Государственной думы Оксана Пушкина. Авторы в частности прописали механизмы защиты не только от физического насилия, но и от психологического, экономического и сексуального. Они предлагают также внедрить инструмент так называемого защитного предписания, которое запретит дебоширу бить, преследовать свою жертву и даже подходить к ней ближе, чем на 50 метров в течение месяца после совершения преступления.

С текстом документа можно ознакомиться на сайте Совета Федерации: он лежит там с ноября 2019 года и успел набрать больше 11 тыс. комментариев жителей страны, позиция которых резко полярная: некоторые горячо поддерживают законопроект, другие – высказываются категорически против.

Впрочем, сами разработчики документа критикуют ту версию, которую опубликовал Совфед, они говорят, что до сайта верхней палаты парламента их труд добрался в изменённом, «причёсанном» и даже в какой-то степени бесполезном с точки зрения правоприменения виде.

«Проблема в нашем регионе существует. Хорошо, что её стали обсуждать, что появился законопроект. Правда, мы считаем, что его нужно доработать, например, развести понятия «семейно-бытовое насилие» и «семейный конфликт», – говорит Валентина Михайлова, директор Иркутского областного центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи, при котором с 2013 года работает межведомственная служба по противодействию жестокому обращению с детьми.

Она уточняет, что в 2019 году в службу поступило более 200 звонков по этой теме. 

«Мы отмечаем, что насилие над несовершеннолетним нередко сопровождается насилием над его матерью. Часто бывает, что ребёнок хочет защитить маму, на которую с кулаками набросился отец, и сам становится жертвой», – поясняет Валентина Михайлова.

Она считает, что одного, даже хорошего, закона для предотвращения случаев насилия в семьях мало. И предлагает создавать в регионе школы для будущих родителей, которые только собираются пожениться.

«Нужно больше говорить с молодёжью о том, что, прежде чем вступить в брачные отношения, завести ребёнка и начать его воспитывать, нужно друг к другу присмотреться. Мы иногда говорим об этом, когда к нам приходят мамы и папы делить детей: «Вы понимаете, какую травму наносите детям? Зачем нужно было жениться, чтобы через год расстаться и с боем делить имущество и ребёнка?» – отмечает директор центра.

Кстати, в Иркутской области не так уж редки свадьбы совсем молодых людей, которым ещё нет 18 лет. Чаще всего невесты уже ждут малыша. Интересно, что их законопроект не защитит, если молодой муж вдруг окажется тираном, ведь субъекты документа – совершеннолетние граждане. Этот вопрос эксперты тоже предлагают доработать.

Точка зрения

Уполномоченный по правам ребёнка в Иркутской области Светлана Семёнова:

«Безусловно, на государственном уровне нужно вырабатывать новые механизмы по защите тех, кто страдает от семейно-бытового насилия. Способы могут быть разные: и внесение изменений в отраслевое законодательство, и принятие отдельного закона. Чисто юридически предлагаемый законопроект вызывает у меня много вопросов, которые, как мне кажется, могут породить ещё больше проблем в правоприменительной практике.

На мой взгляд, параллельно с разработкой нового документа нужно совершенствовать и то административное и уголовное наказание, которое есть сейчас. Ситуация: люди решили расстаться, но у них общая квартира, общее имущество, которое они не могут поделить. Чаще всего здесь побеждает тот, кто сильнее. Бывший супруг может выгнать свою жену с ребёнком на улицу, даже если у неё есть права на жилплощадь. Что отвечают все, к кому она обращается? Говорят: «У вас есть право, идите в суд, выходите с требованием о вселении в своё же жилище». Но как? Понятно, что люди живут в аду. Но здесь механизмов защиты нет.

Мы взяли статистику за последние три года: в наш аппарат поступило 107 обращений – по 28 в 2017 и 2018 годах, и сразу в два раза больше – 52 – в 2019-м».

Комментарий

Председатель Иркутского областного совета женщин Галина Терентьева:

«Принятие такого закона назрело давным-давно: документ пытаются разработать с 2016 года, но дальше первого чтения дело не идёт. А за эти три года к нам, общественникам, поступило очень много обращений о защите, поддержке женщин. Что характерно, идут они не только из неблагополучных семей, стоящих на учёте, но и из многодетных, даже православных семей. Раньше мы такого не видели. Не замечать искалеченные судьбы женщин, детей, стариков невозможно.

Говорить, что закон, если его примут, разрушит семью, что детей будут забирать у родителей, – абсолютно неправильно, это манипуляция общественным мнением. Ничего такого в законе нет.

Уже 40 лет совет женщин стоит на страже семейных ценностей – мы организовали по всему региону филиалы родительского университета и пытаемся как можно больше отцов туда вовлечь. Это путь абсолютно верный, но охватить те категории, которые уже сегодня преступления совершают, невозможно. Они туда не идут. Поэтому, на наш взгляд, надо делать это ещё раньше. Так что мы продвигаем идею факультативных уроков семьеведения в школах. Сегодня такие уроки идут уже в 65 учреждениях области».

Кстати

Ужасный случай произошёл в Казачинско-Ленском районе, о нём стало известно в 2019 году: мужчина периодически истязал свою жену на глазах у детей. Она постоянно поступала в больницу с тяжелейшими травмами, но, после того как её выписывали, забирала заявление из полиции. Один из последних скандалов семьи едва не закончился для женщины смертью. Соцработники встали перед выбором: ограничивать ли таких маму и папу в родительских правах? История ещё не закончилась. В законодательстве этот аспект никак не определён: считаются ли вообще такие условия «воспитания» малышей нормальными?

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах