aif.ru counter
120

По деревне Зевс ходил. В Иркутске поставили греко-русскую пьесу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ в Восточной Сибири» 25/03/2020
«Унывная» песня - один из ярчайших моментов спектакля.
«Унывная» песня - один из ярчайших моментов спектакля. © / Анатолий Бызов / Иркутский драматический театр им. Охлопкова

Иркутский драматический театр имени Охлопкова собирался с размахом отпраздновать своё 170-летие, приурочив торжества ко Всемирному дню искусства Мельпомены, который отмечают 27 марта. Охлопковцы задумали целый марафон из особенно значимых для их сцены спектаклей и обсуждение их со зрителями.

Из-за коронавируса эти планы переехали на май, однако один подарок к юбилею театр всё же успел подготовить: 18 марта закончилась работа над новым спектаклем «Любовь - книга золотая». С этой пьесой Алексея Толстого, написанной ровно сто лет назад, в постановке режиссёра, заслуженного артиста России Геннадия Гущина зритель познакомится теперь только 22 мая.

Корреспонденту «АиФ в ВС» повезло увидеть во время сдачи спектакль, который называют «греческо-русским салатом».

«Мостик» в наше время

Декорации к спектаклю причудливые: пышные стога сена соседствуют с древнегреческими статуями, у Аполлона причинное место стыдливо прикрыто крышкой от кастрюли, и уже это готовит зрителя к тому, что сейчас будет очень смешно.

Режиссёр Геннадий Гущин называет спектакль анекдотом. А по-другому и быть не может, когда в быт русского поместья «вторгается», казалось бы, совсем чуждая культура - древнегреческая. Притом «вторгает» её сама хозяйка - 18-летняя княгиня Дарья Серпуховская, которая пытается сделать из своих крепостных нимф и сатиров, заставляет их петь трагические «унывные» песни и намеревается жить по инструкции из легкомысленной книжки, где описаны дела любовные. Например, она заявляет своему зрелому мужу, которого упрекает в отсутствии изящных манер, что собирается завести себе молодого любовника.

Подходящий на эту роль юноша - адъютант Завалишин - вскоре и правда появляется на горизонте, он приезжает в дом Серпуховских вместе со своей «начальницей» - императрицей Екатериной Второй. И это окончательно ставит жизнь и без того не самого
обычного поместья с ног на голову.

«Каждая пьеса, где присутствует император, царь, власть какая-то, обязательно перекидывает мостик к сегодняшнему дню. У нас есть Екатерина Вторая, и то, как она выходит в народ, по-моему, очень актуально для наших нынешних взаимоотношений с властью. На первый взгляд кажется, что в пьесе это какие-то проходные сцены, но наше общество сегодня настолько политизировано, что люди их чувствуют очень тонко. Мы на первых зрителях уже пробовали спектакль, и, когда Екатерина выходит к простым людям, многие шепчутся: «Смотри! Это ж наше время, наше время…», - говорит режиссёр.

Он написал для спектакля забавные «древнегреческие частушки», которые должны обогатить постановку новыми смыслами. Например, встречая царицу, люди поют: «По деревне Зевс ходил, лаптем в лужу угодил! Ты прости нас, божество, за тако убожество!» Это параллель: сама царица, подъезжая к деревне, в коровий брод заехала, чем не на шутку перепугала князя, который, готовясь к её приезду, попросил даже распугать птиц, чтобы «к приезду государыни они зря не летали». Разве это не похоже на то, как встречают чиновников в маленьких городках и посёлках сегодня?

«Ищи в каждой царице женщину»

Роль Екатерины Великой на иркутской сцене исполняет заслуженная артистка России Татьяна Двинская. Она говорит, что её героиня ей не то чтобы симпатична, скорее она ей сочувствует.

«Не зря говорят: ищи в каждой женщине царицу, а в каждой царице - женщину. Прежде всего, работая над ролью, я искала в Екатерине женщину. Сложно было. Я человек по характеру сострадательный очень, а в ней этой сострадательности иногда не хватало. Она ради дела в себе убивала это качество. Говорят, когда порок входит в привычку, он перестаёт вызывать угрызения совести. Она стала в определённом возрасте социопаткой, но это был скорее способ выживания, чем особенность характера. Неужели она не хотела семью и детей? Выходя замуж, она же не собиралась быть царицей России, - говорит Татьяна Двинская. - Для меня она оказалась очень несчастной женщиной, которая была лишена возможности что-то чувствовать».

Екатерина II предстаёт властной, но не самой счастливой женщиной.
Екатерина II предстаёт властной, но не самой счастливой женщиной. Фото: Иркутский драматический театр им. Охлопкова/ Анатолий Бызов

Такой актриса и показывает императрицу: властной женщиной, которая пытается строить государство, но свою личную жизнь выстроить не может, и отчасти поэтому одним взмахом руки рушит «сказочную» жизнь юной влюблённой княгини. В конце режиссёр доводит смешные, казалось бы, эпизоды до гротеска: князь, которому приходится флиртовать с немолодой уже фрейлиной государыни на детской лошадке, надевает на себя настоящую лошадиную сбрую и, как шут, скачет конём. Здесь смеяться уже совсем не хочется.

Это Геннадий Гущин называет двойным и даже тройным дном, которое есть у хорошего анекдота. Как бы ни был трагичен конец княгини, автор постановки всё равно называет своё творение комедией:

«Для меня вообще вся наша жизнь - комедия. Чем я старше становлюсь, тем больше я обхохатываюсь, потому что без смеха смотреть на это невозможно», - говорит он.

Кстати

Сначала основой декорации для спектакля должен был стать дуб с цепью - таким образом авторы спектакля хотели сделать отсылку к фольклору и сказкам, сделать так, чтобы в зале был «русский дух». Но от этой идеи отказались из-за сложности её воплощения.

К «русскому духу» зато, например, отсылает первый костюм актрисы Двинской. Императрица появляется перед простым людом в красной рубахе, головном уборе на манер кокошника и шикарном сарафане «под хохлому». Смотреть на это - одно удовольствие.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах