253

Быть ли ГЭС на Селенге? В Приангарье начинаются общественные слушания

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. «АиФ в Восточной Сибири» 17/05/2017
Учёные уверены, что если перегородить русло Селенги двумя гидросооружениями, то мож - но остаться и без  реки, и без Байкала.
Учёные уверены, что если перегородить русло Селенги двумя гидросооружениями, то мож - но остаться и без реки, и без Байкала. © / Wikimedia commons

С 16 по 18 мая в Ольхонском, Слюдянском и Иркутском районах пройдут общественные слушания, посвященные возможному строительству в Монголии двух гидроэлектростанций на реке Селенга -  «Шурэн» и «Орхон».

За неделю до слушаний, 10 мая, в Общественной палате области на заседании комиссии по экологии и охране окружающей среды прошли консультации по этому вопросу. О чём говорили и к чему пришли, разбирался корреспондент «АиФ в ВС».

Монголия далёкая и близкая

Надо отметить, что проекты строительства ГЭС в Монголии относятся ещё к советскому периоду. В 1960-е годы наши учёные изучали гидропотенциал союзных республик, а заодно и Монголии. Тогда мы этому значения особого не придали, да и ГЭС в принципе никто не собирался строить в степной стране. Правда, это забыли мы, но только не монголы, тем более что за прошедшие с тех пор полвека соседи резко рванули вперёд. И это может подтвердить каждый, кто в последнее время побывал там даже в туристической поездке. Сама Монголия много раз говорила о планах строительства гидроэлектростанций, а в 2012 году перешла от слов к делам.

К уже имеющимся в стране четырём энергоузлам соседи хотят построить ещё четыре гидроэлектростанции разной мощности. Это ГЭС «Шурэн», «Орхон», «Эгийн-Гол» и «Чаргайт». Причём «Чаргайт» монголы уже строят. Для этого им ни у кого разрешения просить не надо. А вот с «Шурэном» и «Орхоном» ситуация  сложнее. Для их строительства необходима вода реки Селенги, которая является трансграничной, т.е течёт по территории двух соседних государств.  А Байкал ещё и объект всемирного природного наследия ЮНЕСКО, и любые угрожающие этом природному объекту проекты должны непременно получить согласование и экспертизу ЮНЕСКО. Сделать это не так-то просто. Всё должно соответствовать нормам международного права. В частности, проведение общественных слушаний - одно из необходимых условий реализации подобных проектов.

Кстати:
Директор Байкальского института природопользования СО РАН Ендон Гармаев считает, что можно проработать варианты совместного управления стоком Селенги. Тем более что такие проекты по совместному использованию трансграничных рек в мире успешно работают. К примеру, Рейн протекает по всей Европе и страны-соседи договариваются.

Что же монголы хотят построить именно на Селенге? Соседнее государство уже давно испытывает не только дефицит энергоресурсов, но и качественной питьевой воды для населения. Проект «Орхон-Гоби» позиционируется как проект водоснабжения. Он подразумевает отвод воды из реки Орхон, притока Селенги, и её переброску по системе трубопроводов в южную часть пустыни Гоби. Проект предполагает строительство плотины и водозаборных сооружений в 300 км от Улан-Батора и 873 км от Байкала. Цель проекта «Шурэн» - восполнение дефицита электроэнергии и обеспечение ею крупных проектов по добыче полезных ископаемых внутри страны.

Как отметила заведующая сектором прогнозирования природообусловленных факторов в энергетике института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН Тамара Бережных,  по меркам гидроэнергетики оба проекта небольшие. К примеру, площадь Шуренского водохранилища будет не больше иркутского «собрата», но сейчас последствия строительства нельзя оценить полностью. Во всяком случае, с российской стороны. Во-первых, монголы противятся всяким попыткам наших учёных провести исследования и смоделировать возможные последствия, во-вторых, отказываются признавать выводы российской стороны, считая их преднамеренными и необъективными.   

Между плохим и очень плохим

Учёным Иркутского научного центра очевидно, что строительство гидроузлов изменит сток Селенги. Он автоматически увеличится зимой и уменьшится весной. Специалистам  ещё предстоит выяснить, как это может сказаться на экосистеме самой реки и Байкала, в который она даёт до половины притока.

«Самые главные экологические последствия будут каким-то образом оценены к концу года, - отметил заместитель директора по науке Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН Леонид Корытный. - Я говорю «каким-то образом», потому что, несмотря на все многолетние исследования Лимнологического института и других учреждений, проблема взаимодействия гидрологических и биологических параметров остаётся чрезвычайно сложной. Тут не надо быть никаким учёным, чтобы понять, что лучше Селенгу и Байкал не трогать. Но Монголия - суверенное государство и имеет право на свои выводы. Это во многом связано с тем, что мы не сумели договориться по энергетической программе и тарифам, уменьшили поставки электроэнергии в соседнюю страну. И это вызвало те вопросы, на которые мы теперь вынуждены отвечать».

По мнению учёного, необходима «тонкая формулировка», которая позволила бы убедить монгольскую сторону в том, что российские участники слушаний объективно оценивают возможные риски от возведения плотин, и поэтому настаивают на отказе от строительства. Причём Иркутск обладает весомым научным потенциалам, чтобы это аргументированно доказать.

По мнению директора Лимнологического института СО РАН Андрея Федотова, в случае строительства ГЭС речь идёт исключительно о вариантах выбора последствий между очень плохими и катастрофически плохими.

«Никаких иных вариантов для экосистемы Байкала при реализации проекта не будет. Весь перечень негативных последствий уже неоднократно озвучен, он хорошо известен».

Андрей Федотов убеждён, что проводимые слушания нужны именно для монгольской стороны, и исключительно для международной легитимизации процесса.

«Байкал - объект всемирного природного наследия ЮНЕСКО, и любые угрожающие природному объекту проекты должны непременно получить согласование и экспертизу этого международного органа, - напомнил учёный. - Это дело само по себе непростое и требует проведения определённых процедур. Общественные слушания как раз одна из них. Теперь на заседаниях уровня ЮНЕСКО у лоббистов проекта будет аргумент: проведены такие-то демократические общественные слушания, в таких-то городах, с присутствием таких-то учёных, специалистов и гражданских активистов. При этом не стоит недооценивать лоббистов ГЭС. Работа ведётся очень серьёзная, и на самых разных уровнях».

Вся надежда на Путина?

Общественные слушания, которые сейчас проходят у нас, в Бурятии уже прошли в конце марта. Наши соседи сказали категорическое «Нет!» строительству гидроэлектростанций. Монгольская сторона стойко выслушала все аргументы и теперь приехала к нам.

По мнению большинства участников консультаций в Общественной палате, реализация подобных проектов - дело большой политики, и что бы ни предложили учёные, активисты, да и просто люди, окончательное решение так или иначе зависит от государственных мужей. Остановить развитие соседней страны никто не вправе, но помочь им мы вполне можем.

«Сейчас Россия поставляет в Монголию 175 МГВт, и ей надо ещё столько же. Наверное, вполне можем им это дать, тем более учитывая, что совсем недавно мы построили Богучанскую ГЭС, - отмечает Тамара Бережных. - Наверняка есть способы договориться с монгольской стороной помочь им с электро-энергией и отсрочить этот проект лет на 10-20. Возможно, к тому времени появятся альтернативные источники энергии и нам не придётся лишний раз тревожить Байкал и Селенгу».

Между тем после проведения общественных слушаний в трёх муниципалитетах области, на территории которых расположен Байкал, итоговое заседание по их результатам пройдёт 19 мая в правительстве Иркутской области.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах