aif.ru counter
16.09.2019 15:53
153

Красота из-под ножа.Какие пластические операции популярны и чем они опасны?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. «АиФ в Восточной Сибири» 11/09/2019
Опасно не само желание быть красивой, а попадание в зависимость от косметологических процедур и операций.
Опасно не само желание быть красивой, а попадание в зависимость от косметологических процедур и операций. © / pixabay.com

9 сентября весь мир отмечал день красоты. Этот праздник учредили в 1995 году, причём не только в знак восхищения прекрасным, а также для привлечения внимания к проблеме навязывания искусственных стандартов.

За двадцать с лишним лет ничего не изменилось и даже усугубилось. Никуда не ушло повальное копирование условного идеала, в своём стремлении подогнать себя под определённые стандарты женщины по-прежнему ложатся под нож пластического хирурга, колют уколы красоты, ставят импланты в ягодицы и даже откачивают жир на животе, чтобы подчеркнуть пресс. Причём делают это в юном возрасте, когда вообще не требуется никакого украшательства. Ещё одна интересная особенность: если раньше большинство пациенток пластических хирургов старались не афишировать свои боди-модификации, то сейчас почти никто из девушек этого не скрывает.

Женщины увеличивают, мужчины – уменьшают

«Я решилась на маммопластику десять лет назад, причём не раздумывая. Прежде всего, чтобы нравиться себе. После двух родов и кормления грудью я стеснялась раздеться даже перед мужем, сильно комплексовала. Зато сейчас с гордостью ношу бельё и купальники без поролоновых чашек, покупаю наряды с глубоким декольте и чувствую себя в них уверенной», – делится 34-летняя иркутянка Анна Демешко. Но девушка на этом не остановилась, теперь она доводит до совершенства своё лицо – регулярно подкачивает губы, ставит уколы красоты, разглаживающие межбровную и носогубные складки. Глядя на количество селфи на странице в соцсетях Анны, становится понятно, ради чего всё это делается.

Пенсионерка Галина Юсина из Иркутска решилась на пластическую операцию вынужденно. В 40 с хвостиком её укусила в щёку собака, остался небольшой шрам. Врачи отговаривали от операции, уверяли, что со временем на месте раны не останется и следа.

«Я не сдавалась. Заодно попросила сделать круговую подтяжку лица. Результатом осталась довольна. Если бы не вынужденная ситуация, я бы, наверное, вряд ли решилась на пластику. Теперь страх ушёл, и я подумываю о коррекции груди. Все её увеличивают, а я бы уменьшила», – признаётся Галина Николаевна.

Кстати, именно маммопластика сейчас стоит на первом месте по востребованности у женщин Иркутской области. Причём на коррекцию груди часто приходят ещё не рожавшие девушки, не имеющие никакого представления о возможных рисках хирургического вмешательства. Например, желание иметь пышный бюст может лишить женщину возможности кормить в будущем малыша грудью. Если поставить слишком большой имплантат, то паренхима (та часть молочной железы, которая вырабатывает молоко) может попасть между имплантатом и плотной кожей и атрофироваться. К тому же девочкам надо быть готовыми к тому, что после родов им придётся снова лечь под нож: ведь период беременности, родов и кормления может очень сильно изменить форму груди, что потребует повторной коррекции.

Мужчины хоть и не частые гости пластического хирурга, но всё же бывают. Что удивительно, чаще всего они уменьшают грудные железы, делают липосакцию, блефаропластику и липофилинг. Есть и те, кто обращается, чтобы убрать лопоухость или решить интимные проблемы.

Жертвы пластики

Как говорят сами врачи, взяться или нет за эстетическую операцию, они решают, ориентируясь только на один параметр – не навредит ли это пациенту. На консультации обсуждаются все моменты и нюансы, если доктора что-то смущает, он либо отказывает в операции, либо направляет на дообследование. Показания к пластическим операциям и риски всегда индивидуальны, подчёркивают специалисты.

Тем не менее, интернет полон историй о неудачных или даже трагических случаях пластики, выполненных как у именитых хирургов, так и на дому чуть ли не на кухонном столе.  

Так, в Иркутске уже второй год расследуется дело о смерти пациентки после липосакции. 54-летную ангарчанку прооперировали в марте 2017 года в одном из иркутских медицинских центров (видимо, для пущей важности в его названии было ещё и слово «научный»). Сначала всё прошло хорошо, но потом состояние женщины ухудшилось, рубец не заживал, образовался свищ. Потребовалась повторная операция, которая и стала роковой – остановка сердца, кома, смерть...

Другая иркутянка из-за неудачной пластики также в 2017 году лишилась груди. У 48-летней пациентки развился гнойно-некротический мастит, пришлось экстренно удалять часть молочной железы. Два года женщина судилась с клиникой, и в итоге добилась своего – суд обязал врача выплатить потерпевшей около миллиона рублей. Это деньги за операцию, компенсация морального вреда и за время, когда женщина не работала.

Ещё одна жертва «красоты» сейчас только в начале пути по судебным инстанциям. В её деле разбирается Следственный комитет. У 50-летней жительницы областного центра после блефаропластики развилось серьёзное осложнение – выворот век. Женщина намерена взыскать с клиники полмиллиона – такая сумма ей нужна, чтобы исправить дефект в Москве.

Жалоб – нет, проблемы – есть

По данным регионального Росздравнадзора, сейчас в Иркутской области имеют лицензию на медицинскую деятельность по профилю «пластическая хирургия» 14 медорганизаций, 8 из них – частные. По профилю «косметология» работают 99 клиник, 95 из них – частные. Плановые проверки таких предпринимателей проводят не реже, чем раз в три года. Не по графику инспектируют лишь те клиники, на которые поступила жалоба от пациентов.  По словам заместителя руководителя Территориального органа Росздравнадзора по Иркутской области Ирины Лаптевой, в этом году таких обращений от пациентов не было.  Но мы ведь понимаем, что отсутствие жалоб вовсе не показатель того, что в этой сфере нет проблем. Просто тема, связанная с внешностью, для многих людей слишком интимна и деликатна, чтобы афишировать свои неудачи.

«Последний раз мы инспектировали медицинские организации по профилю «пластическая хирургия» в 2018 году, тогда их было в регионе 20. Нарушения не выявили лишь в пяти клиниках. Самые распространённые «огрехи» – плохо оснащённые операционные, отсутствие необходимых медицинских изделий, отсутствие отдельного кабинета для проведения осмотра пациента, слабый внутренний контроль качества и безопасности, неправильное хранение лекарственных препаратов – были выявлены лекарства с истёкшим сроком годности, с нарушением температурного режима хранения, – перечисляет специалист. – В косметологии другая беда – здесь многие организации работают без лицензии. Например, некоторые до сих пор не знают, что лазерная эпиляция – это медицинская услуга, на оказание которой требуется лицензия и соответствующая квалификация врача».

Особое мнение

Артём Шумов, пластический хирург, косметолог:

«Самым главным кумиром для большинства пациентов, которые обращаются ко мне, является подруга, которая уже сделала ту или иную операцию или процедуру, тем самым «заразив» всё своё окружение.

Если описывать среднестатистического пациента, то это женщина от 30 до 40 лет, работа которой связана с людьми, общением, сферой услуг, хотя нередко обращаются домохозяйки.

Одно время в моде были губы-утки и груди-шары, к счастью, сейчас эта гипертрофированность считается моветоном. Но я не скажу, что она полностью ушла. Например, сейчас в самом разгаре мода на пышные ягодицы. Грудь женщины предпочитают более естественных размеров и форм, а с губами – 50 на 50. По крайней мере, до 25 лет абсолютное большинство девушек желает добавить губам объёма, причём хорошо добавить.

Отказывать пациентам приходится довольно часто. И по состоянию здоровья (всё-таки операция плановая, не требует никакой спешки, и к ней надо быть максимально подготовленным) и из-за завышенных ожиданий от операции – пластический хирургу не волшебник, не Бог, порой невозможно сделать всё, что хочет пациент».

Комментарий

Психолог Оксана Кретова:

«Опасно не само желание быть красивой, а попадание в зависимость от процедур, операций, когда стремление изменить свою внешность становится навязчивым, затмевая остальные сферы жизни. Человеку кажется, что, подкорректировав нос, губы, он станет счастливее. Увы, искусственно завышенная самооценка чрезвычайно хрупка. Кроме того, любая зависимость так или иначе становится источником стресса, влияет на эмоциональное состояние, ощущение полноты жизни. Эйфория от очередной операции быстро проходит, удовлетворение сменяется недовольством собой, погружением в депрессию, нередки и суицидальные попытки.

Психологические причины бьюти-зависимостей чаще всего кроются в детстве. Таких детей часто критиковали или дразнили. Если ребёнка не любят, пренебрегают им, он может сделать вывод, что причина этого – внешняя непривлекательность. Не последнюю роль здесь играют средства массовой информации. Навязчивая реклама стандартов красоты приводит человека к мысли, что с ним что-то не так. Опаснее всего эта тенденция для подростков, когда самооценка неустойчива в силу особенностей пубертатного периода.

К сожалению, зависимые «от красоты» редко оказываются у психолога, и если попадают на приём к нему или психиатру, то, как правило, с сопутствующими симптомами: жалобами на депрессию, апатию, неуверенность в себе и т.д.»

Кстати
Мы провели видео-опрос иркутян, нравятся ли им различные боди-модификации и готовы ли они сами на пластическую операцию, чтобы стать краше, увереннее. Большинство, причём как мужчины, так и женщины, оказались сторонниками естественной красоты.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество