aif.ru counter
872

Метры раздора. Новые границы водоохранной зоны могут погубить Байкал

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. «АиФ в Восточной Сибири» 11/04/2018
Учёные переживают, что весь бизнес «переедет» в водоохранную зону.
Учёные переживают, что весь бизнес «переедет» в водоохранную зону. © / Вера Никольская / Коллаж АиФ

26 марта 2018-го премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение правительства РФ о новых границах, из которых исключили посёлки и города.

Однако это решение вместо радости вызвало ужас у некоторых местных жителей, учёных и экологов, которые назвали документ губительным для озера. Корреспондент «АиФ в ВС» разбирался: почему?

Утром 9 апреля в сквер имени Кирова вышли пять активистов из Иркутска и Читы, которые устроили одиночные пикеты в защиту Байкала. Среди прочего они были недовольны и сокращением водоохранной зоны озера. Протестующие подготовили письмо президенту Владимиру Путину с просьбой ни больше ни меньше - уволить министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Донского. С активистами солидарны люди, наполнившие Сеть своими петициями с требованием отменить решение, хотя ещё прошлым летом жители Ольхонского района просили водоохранную зону сократить. Они даже дозвонились до президента во время «прямой линии».

Ожидание против реальности

Чтобы понять, почему люди сначала требовали одного, потом - другого, нужно вспомнить историю многострадальной водоохранной зоны озера. Её практически никак не регулировали до 2015 года, когда вышло распоряжение правительства страны, практически сравнявшее водоохранную зону с центральной экологической, границы отодвинулись от 3 до 70 км от озера. В них вошли 78 населённых пунктов с численностью 55,6 тыс. человек.

Тогда власти Иркутской области и Бурятии заявили, что зону надо сокращать. За основу решено было взять предложения учёных, разработать их поручили специалистам Института географии СО РАН. И они разработали. Правда, каково было их удивление, когда в итоговом распоряжении границу водоохранной зоны в населённых пунктах провели на расстоянии 200 метров от озера. Это означает практически исключение посёлков и городов из «водоохранки». Такого учёные не советовали.

Ещё два месяца назад в Институте географии СО РАН корреспонденту «АиФ в ВС» поясняли, что границы сокращать действительно нужно, но они не могут обходить стороной населённые пункты.

«Это ни с точки зрения экологии невозможно, ни с точки зрения законодательства. В Водном кодексе РФ написано, что можно провести границу водоохранной  зоны по берегу только в том случае, если в населённом пункте есть ливневые канализации, которые собирают все стоки с поверхности. Наши прибрежные посёлки и города - ни один - этого не имеют», - цитировало тогда наше издание сотрудников института, по рекомендации которых водоохранная зона должна уходить от озера на 4 км максимум.

А как же «жемчужина»?

Тем не менее, во всех официальных комментариях подчёркивают, что корректировку проводили на базе научно-обоснованного подхода. Но чиновники поняли учёных как-то по-своему: только половина распоряжения основывается на рекомендациях науки. И об этом прямо говорится в пояснительной записке к документу. Если кратко, то в основу распоряжения правительства РФ о новых границах легли два подхода. Первый - для межселенных территорий, где никто не живёт. Там границы водоохранной зоны установлены на основе предложений учёных и проходят по первым прибрежным хребтам. Второй - отличный от подхода для межселенных территорий (в пояснительной записке именно такая формулировка) использовали для прибрежных населённых пунктов, где водоохранную зону озера просто сократили до 200 метров.

«Водоохранная зона нужна в первую очередь для того, чтобы ограничивать хозяйственную деятельность человека, а её в итоге ограничили там, где человека и нет вовсе, - между поселениями. Для кого это сделано? Для медведей что ли?» - разводит руками директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов.

По его словам, чиновники подошли к Байкалу утилитарно: в пояснительной записке озеро назвали рыбохозяйственным и установили ту водоохранную границу, которую «чертят» для всех водоёмов России, где водится ценная рыба, - 200 метров.

«А как же уникальность Байкала как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО? Как же «жемчужина»?- недоумённо вопрошает Федотов.

«Скорректируйте корректировку!»

Границы уменьшали для того, чтобы сделать жизнь людей в прибрежных населённых пунктах легче, однако, по словам учёных, водоохранная зона накладывает не так уж много ограничений.

«К примеру, нельзя использовать очистные воды для плодородия почв, устраивать скотомогильники, кладбища, складировать отходы радиационной, химической промышленности, хранить и использовать пестициды, добывать полезные и обычные ископаемые, мыть машины, ставить автозаправочные станции. Проще говоря, запрещено то, чего нельзя делать прямо перед водой. Но зачем размещать на берегу кладбища или скотомогильники? Про запрет строить очистные сооружения в Водном кодексе ничего не написано, - объясняет директор института».

По его словам, основные ограничения на прибрежные населённые пункты накладывает Постановление Правительства России № 643 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещённых в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории», согласно которому, как говорят учёные, нельзя строить вообще ничего нового, можно только поддерживать то, что уже есть.

«Согласно же Водному кодексу, в водоохранной зоне, наоборот, допускается проектирование, реконструкция объектов, ввод новых в эксплуатацию. Теперь это «разрешение» сместилось на 200-метровое расстояние от Байкала. Где гарантия, что бизнес не начнёт использовать такую лазейку в законе? Я считаю, что нагрузка на Байкал только увеличится: все пойдут в прибрежную зону», - поясняет Федотов.

Сотрудники Лимнологического института готовят в правительство РФ письмо о необходимости скорректировать обновлённые границы водоохранной зоны. Также учёный говорит, что в корректировке нуждается и 643-е Постановление, которое в большей степени ограничивает развитие прибайкальских территорий. Но и его изменять нужно грамотно.

Однако пока чиновники, видимо, не собираются ничего менять. На сайте Минприроды РФ указано, что «исключение населённых пунктов из водоохранной зоны Байкала не снижает режим охраны озера, снимая запрет лишь на использование на их территориях кладбищ и АЗС». Также чиновники пишут о том, что изменение границ не даст дополнительных преференций жителям, желающим приватизировать свои земельные участки, так как правовой режим водоохранной зоны не затрагивает такие правоотношения в принципе. Как это соотносится с изначальными целями документа «обеспечить жизнедеятельность населения и развивать туризм» - пока неясно.

Мнение власти

Министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков:

«Сокращение водоохранной зоны не нанесёт никакого вреда Байкалу. Тем, кто переживает за экосистему озера, важно пояснить: после того как сократили границы водоохранной зоны, никто не отменил Постановление Правительства РФ № 643, в котором заложено много запретов, а также закон об охране Байкала.

Корректировка границ основана на позиции правительств Иркутской области и Бурятии, которую полностью учло Министерство природных ресурсов и экологии России. Отмечу, что в нашу задачу не входило выгораживать объекты туристической инфраструктуры, главной целью было снизить нагрузку в населённых пунктах, где, например, были проблемы с захоронениями: кладбища запрещалось располагать в границах водоохранной зоны, поэтому люди были вынуждены хоронить своих близких достаточно далеко от того места, где живут. Понятно, что и сейчас никто не будет размещать захоронения прямо на берегу озера, но теперь можно обустраивать кладбища не за 100 километров от посёлка, а в самом населённом пункте.

Кроме того, за пределами водоохранной зоны появится возможность строить очистные сооружения, проводить централизованное водоснабжение и водоотведение, что послужит снижению нагрузки на экосистему озера».

Комментарий

Заведующая лабораторией гидрологии и климатологии Института географии СО РАН, один из разработчиков рекомендаций для Минприроды РФ Ольга Гагаринова:

«Приравнивание водоохраной зоны Байкала к центральной экологической с удалением границы на десятки километров от берега не имело научного обоснования. Но, с другой стороны, и сокращение ширины водоохранной зоны до 200 метров не обосновано ни научно, ни инженерно-технологически, ни законодательно. Получилось, что самые урбанизированные территории с наибольшими нагрузками на экосистему «открылись».

Какую-то роль, скорее всего, сыграла некая правовая безграмотность жителей, которые думали, что они смогут продавать землю, приватизировать свои дома. Но это не связано с водоохранной зоной. От того, к чему мы пришли, вряд ли выиграют и люди, и Байкал. Если местные жители уже сейчас не могут пользоваться водой из колодцев, опасаются брать воду из озера, то о каком соблюдении их интересов идёт речь?

Мы предлагаем всё же включить города и посёлки в границы зоны, но в каждом провести внутреннее водоохранное зонирование, чтобы разделить населённые пункты на участки с более строгим регламентом ведения хозяйственной деятельности и менее строгим. Эта работа может занять около двух лет, но она необходима».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах