aif.ru counter
41

Выпрашивать «президентскую» квартиру фронтовик из Зимы не собирается

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ - В Восточной Сибири» 24/02/2010

Именно поэтому, подходя к небольшому приземистому домику Николая Андреевича Липского, подумала, что меня ждёт ещё одна грустная история жизни ветерана Великой Отечественной войны. В тот момент я и предположить не могла, как сильно ошибаюсь.

Встречать меня вышел сам хозяин, пригласил в дом, предложил чай. Видно было, что Николай Андреевич смущён проявленным к нему вниманием журналиста из Иркутска. Моё же внимание привлекли фотографии военных лет, развешенные на стенах: со снимков на меня смотрел красивый молодой человек…

Из окопов - в авиацию

В армию Николая Андреевича призвали в 1942 году семнадцатилетним мальчишкой. Пока учился в снайперской школе, пока формировалась дивизия, в которой молодому бойцу предстояло воевать, прошло больше года, так что на фронт - под Ленинград - он попал уже в 44-м. Дивизию сразу же бросили в бой за железнодорожную станцию Медведево, которая имела стратегическое значение в битве за блокадный город как для наших, так и для немецких войск.

- Там вокруг - болота непроходимые, заросли берёзовые, снаряды во время боя нам не подтаскивали, и немцы за два дня 25 тысяч человек «растрепали» как нечего делать, - вспоминает ветеран. - До сих пор как наяву вижу картину - по всему полю после наступления как снопы лежат наши убитые солдаты в маскхалатах.

Не слаще приходилось бойцам и в перерывах между атаками. Постоянно мучило чувство голода - полевая кухня до передовой добиралась редко, а в вещмешке были только кусок хлеба, который быстро съедался, да кусок сахара. «Вот его по­грызёшь, и вроде сыт», - улыбается Николай Андреевич.

А ещё солдатам приходилось постоянно находиться в воде, даже зимой окопы были заполнены болотной жижей.

- Шкура потом в госпитале слазила, как при ожоге, но только от воды да грязи, - вспоминает ветеран.

Под Ленинградом Липский получил два ранения и, закончив после лечения школу военных стрелков, попал служить в штурмовую авиацию. На его счету - 76 боевых вылетов, не один сбитый фашистский самолёт.

- Авиация - это, конечно, не пехота, условия здесь были совершенно другие, - продолжает Николай Андреевич. - Аэродром всегда находился километров за 50 от передовой, кормили в столовой, после вылета - 100 граммов спирта обязательно. Ночью не летали, в плохую погоду тоже, на один самолёт - 17 человек обслуживающего персонала. Перед лётчиком и его стрелком стояла только одна задача - уничтожать противника с воздуха. Но вот если собьют, помощи ждать было абсолютно неоткуда.

Страшно погибать в конце войны

- Страшно было? - не удержавшись, прервала я его рассказ.

- В первые дни войны - нет, молодой был, не понимал ещё ничего. Страшно было погибнуть уже в конце войны. Как-то из Будапешта полетели мы в Чехословакию. Нас подбили, и мы в Карпатах «плюхнулись». В горах шли бои, но немцы ещё чувствовали себя там хозяевами и легко могли нас найти с помощью собак. К счастью, встречи с немцами избежать удалось, зато когда к нашим попали, вот тут началось: и в особый отдел таскали, и в полит­отдел, выясняли с пристрастием, как да что. Слава богу, всё решилось благополучно, иначе мы бы с вами сейчас здесь не сидели и не беседовали.

День Победы застал Николая Андреевича под Веной. Он не очень хорошо его запомнил, врезался в память только «салют» из штурмовых пулемётов. Но конец войны не стал для него окончанием военной службы. В армии он провёл ещё целых пять лет: три года в Румынии и ещё два на Родине в Одессе. В Зиму фронтовик вернулся только в 1950 году.

Может, найдётся ещё невеста

…Домик на Коммунистической улице, в котором Липский живёт с 1952 года, он построил сам. А вот права на благоустроенное жильё «не заслужил»: был когда-то прописан в квартире своей мамы. После её смерти квартиру продал, чтобы купить жильё сыну в Саянске.

- Мне давно ещё сказали, что я квартиру получу и тоже её продам, - без обиды в голосе говорит ветеран. - Поэтому сейчас не стал с этим делом возиться. Не имею права, и не надо. Да и не могу я в квартире жить, хоть там и ванна есть, и отопление, и туалет. Ведь здесь у меня - мастерская, станки, инструмент.

Николай Андреевич считает себя счастливым человеком: честно работал на железной дороге, много ездил по стране, достойно воспитал троих детей, да и городу о себе оставил память - музей зиминского железнодорожного депо сделан его руками. Несмотря на 85-летний возраст, здоровье ещё позволяет заниматься любимым столярным делом. У него 6 внуков и 4 правнука.

- Вот только замуж никто не идёт, - смеётся он. - Может, после вашей статьи сыщется для меня хорошая невеста?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах