aif.ru counter
530

Летчик Венедюхин: Наши внуки увидят в Иркутске аэропорт, как в Эмиратах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. «АиФ в Восточной Сибири» 09/10/2013 Сюжет АиФ-35!
Evgeny Kozyrev / flickr.com

Александр Венедюхин был гостем «АиФ в Восточной Сибири» ещё в 1995 году. Тогда он работал в одном из крупнейших авиаперевозчиков страны - авиакомпании «Байкал», которая находилась на грани банкротства. Он рассказывал об упадке гражданской авиации в Иркутской области и по России в целом.

Алесандр Венедюхин Фото: АиФ-Иркутск

Восточно-Сибирский учебно-тренировочный центр (ВС УТЦ), директором которого Александр Венедюхин работает сейчас, ведёт подготовку лётного и технического состава, бортпроводников и специалистов всех служб авиационно-транспортной системы (сотрудников перевозок, охраны аэропорта, авиационной безопасности и т.д.). Стоит отметить, что первоначальную подготовку человек получает в училище или институте, а в ВС УТЦ его учат работе на самолётах Ту-154 и Ан-24, Ан-26, Ан-26-100. То есть, по сути, это центр повышения квалификации лётного состава. Поэтому первый вопрос, который я задала Александру Ивановичу, касался громкого дела, связанного с авиационным учебным центром в Красноярске. Его начальник в начале октября приговорён судом к пяти годам условно. Следствие доказало, что он за денежное вознаграждение выдавал документы о повышении квалификации лётного и технического персонала воздушных судов без прохождения ими обучения. По мнению Венедюхина, если вина человека доказана, значит, он достоин наказания. Но уверен, что ажиотаж вокруг личности директора и его проступка излишне раздут.

Аэропорт Иркутск Фото: АиФ-Иркутск / Андрей Федоров

- В газетах проходила информация, что из-за таких, как он, случаются авиакатастрофы и гибнут люди. Понимаете, если врач или учитель не прошёл курсы повышения квалификации, он от этого не перестал быть врачом или учителем. Из-за того, что опытный лётчик не прошёл переподготовку, катастрофы не происходят, они происходят из-за большого количества причин. К примеру, если раньше вылет самолёта с базового аэропорта с любой неисправностью был категорически запрещён, то сейчас есть перечень неисправностей, с которыми разрешается эксплуатация воздушного судна. Человеческий фактор опять же. Нельзя сваливать всю вину на одного директора учебного центра, где обучался лётчик.

Вновь востребованы

- Александр Иванович, вы можете напомнить, из-за чего в 2001 году закрылась авиакомпания «Байкал»?

- «Байкал» была правопреемником советского иркутского авиапредприятия, третьего по величине в Союзе и России. Мы вторыми в стране начали осваивать Ту-104 и третьими - Ту-154. По количеству работников лётного состава и объёму перевозок находились на четвёртом месте в Союзе. Восемь лет компанию пытались обанкротить, ни одно предприятие так долго не проходило эту процедуру. Мы писали письма в российское правительство, не выводились из областной администрации, но всё без толку: никто не был заинтересован в её сохранении. Без работы остались порядка 2,5 тысячи лётчиков. Большинство из них уже не вернулись в профессию.

- Это подорвало престиж профессии?

- Конечно. Более того, улететь из Иркутска люди не могли. Был нанесён удар по экономике Иркутской области, огромные налоги стали уходить из региона.

Иркутский аэродром. Фото: АиФ-Иркутск / Андрей Федоров

- Как вы считаете, с тех пор профессия реабилитировалась в глазах общественности?

- В 90-х годах многие авиакомпании разорились, профессия стала невостребованной, а теперь в лётном составе большая потребность. Не менее 2,5 тысячи лётчиков необходимо ежегодно. А все виды училищ выпускают приблизительно 500 человек.

Профессия пилота романтичная, но при этом одна из самых тяжелых. Фото: АиФ-Иркутск / Андрей Федоров

 

Досье:
Александр Венедюхин родился в 1948 году в Украине. В 1967 году приехал в Иркутск, в 1970-м с отличием окончил Иркутское авиационно-техническое училище гражданской авиации. Работал инструктором на учебном аэродроме. В 1975 году ушёл на лётную работу. Прошёл путь от рядового бортинженера до старшего бортинженера лётного отряда. Шесть лет отлетал на Ил-14 и 24 года - на Ту-154. С 2001 года работает в Восточно-Сибирском учебно-тренировочном центре.

 

Профессия лётчика высокооплачиваемая, но вместе с тем тяжёлая и вредная. Воздушное пространство - это среда, непривычная для человеческого организма. Нарушение биологических ритмов, режима питания, пересечение часовых поясов, изменение климатических зон (сегодня он летит в Якутию, а завтра в Бангкок!) - всё это сказывается на здоровье. К тому же - она очень опасная: средств индивидуальной защиты у экипажа нет.

Не нам, так нашим внукам

- В начале этого года московский лётчик первого класса Андрей Литвинов написал обращение к президенту Путину, в котором заявил, что авиация нынче «влачит жалкое существование». Какие проблемы лётной инфраструктуры, на ваш взгляд, стоит решать в первую очередь?

- Действительно, в Иркутской области и в стране в целом много мест, куда кроме как самолётом не доберёшься. В Германии приблизительно 300 крупных, маленьких и международных аэропортов, а у нас в стране порядка 150. Раньше у нас только в регионе было около 30 аэропортов, в которые летали Ан-2, Ил-14 и так далее. Сейчас идёт возрождение местных аэропортов, и они рано или поздно заработают. Что касается иркутского аэропорта - я с 1967 года в Иркутске, и с тех самых пор его переносят. Решения принимались неоднократно, но на это нужны большие деньги. Чтобы принимать все типы самолётов, минимальная длина полосы должна быть четыре километра (сейчас длина составляет 3565 метров. - Прим. автора). Не мы, так наши дети или внуки доживут до того времени, когда у нас будут такие же аэропорты, как в Эмиратах.

Пока наш аэродром и аэропорт не додягивает до современных стандартов. Фото: flickr.com / Evgeny Kozyrev

- А в вашем центре проблемы есть?

- В этом году местная авиакомпания закупила три самолёта Ан-148, мы получили лицензию на обучение пилотов на этот лайнер, но решение о выделении тренажёра нет, потому что в регионе должно быть минимум 10 самолётов одного типа, чтобы он появился. Теперь авиакомпания должна отправлять пилотов в столицу на обучение. Это и для предприятия большие затраты, и мы клиентов теряем. Кроме того, авиакомпании постепенно стали отказываться от самолётов Ту-154, а это значит, что наш тренажёр становится невостребованным.

По-прежнему самой большой прблемой авиации является устаревающая техника. Фото: АиФ-Иркутск / Андрей Федоров

Ломоносов был не прав?

- Многие уверены, что слава Иркутска как родины высокопрофессиональных лётчиков уходит в прошлое. В том числе это связано и с закрытием ИВВАИУ. Что вы думаете на сей счёт?

- В ИВВАИУ готовили хороших инженеров. И теперь от Урала и до Дальнего Востока нет ни одного высшего учебного авиационного заведения, которое бы готовило специалистов для военной авиации. Недавно актёр и режиссёр Александр Калягин сказал, что большинство хороших театров сконцентрировано в Москве и, что самое плохое, они редко выезжают на периферию. С авиацией точно такая же история. Все училища в европейской части, авиазаводы - тоже, в общем-то, все крупные предприятия там. И ещё говорят, что Москва у нас не отдельное государство, а часть большой страны? Ломоносов был уверен, что Россия будет прирастать Сибирью, но пока это не так. Поэтому и отмечают отток населения из Сибири и Дальнего Востока. Люди едут туда, где есть работа и жить комфортно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах