aif.ru counter
691

Турзоны не будет? Почему «Ворота Байкала» так и не открылись

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ в Восточной Сибири» 05/11/2015
11 млрд рублей для реализации в проекте до сих пор лежат на счетах. Их даже не украли.
11 млрд рублей для реализации в проекте до сих пор лежат на счетах. Их даже не украли. © / Коллаж АиФ

Уютный туристический посёлок среди девственного сибирского леса прямо на берегу чистейшего Байкала, который манит путешественников со всего света. Современные гостиницы, атмосферные ресторанчики, всевозможные активные развлечения и спорт. Видимо, именно так представляли себе Большое Голоустное восемь лет назад создатели проекта «Ворота Байкала», которые хотели организовать в этом месте особую экономическую зону.

Однако спустя восемь лет планы так и остались лишь в красивых презентациях на мониторе компьютеров. Сейчас от Иркутска до прибрежного посёлка даже доехать нормально нельзя. Вместо современной автомагистрали в «зону развития» - почти 90 километров разбитой «гравийки», по которой не так давно отказался отправлять пассажирские автобусы единственный здесь частный перевозчик. Какие уж тут туристы, если сами жители Большого Голоустного добираются до своей «опорной территории» с трудом.

Удивительно, но дело даже не в деньгах. Федеральные и региональные власти не поскупились: на развитие особой экономической зоны было выделено 9 миллиардов рублей (сумма сравнимая на тот момент с годовым бюджетом Иркутска). Однако сегодня на вопрос, заметили ли жители посёлка хоть какое-то развитие, глава муниципалитета Татьяна Липская отвечает однозначно:

Татьяна Липская

- Нет, конечно. Кроме документов и плана будущей застройки в трёх вариантах, по поводу которых у нас проходили общественные слушания, больше ничего нет.

Зато планы у чиновников были, мягко говоря, амбициозные. По проекту помимо бюджетных денег резиденты должны были инвестировать в этот участок «Ворот Байкала» ещё 8,6 млрд руб., что позволило бы привлечь как минимум 70 тысяч туристов в год и создать 2390 рабочих мест.

Как говорит Татьяна Липская, последнее оказалось бы особенно кстати - сегодня в посёлке живут больше двух тысяч человек и работы на всех не хватает. Молодёжь и квалифицированные специалисты уезжают из Голоустного в города побольше и побогаче, а те, что остаются, вынуждены добывать себе работу самостоятельно, например - придумывая развлечения для диких туристов, которые всё-таки добираются до посёлка по подобию дороги.

Деньги в никуда

Найти ответ на вопрос, почему ожидания так сильно разошлись с реальностью, решили активисты Общероссийского народного фронта, которые в конце октября заявили о провале проекта особой экономической зоны «Ворота Байкала». Они выяснили, что за четыре года (с 2007-го по 2011-й) власти даже не начали создавать обещанную инфраструктуру, однако более 100 миллионов бюджетных рублей всё же потратили: на разработку концепции, проекта планировки и схемы электроснабжения будущей особой зоны. А когда эти документы были готовы, чиновники признали выбранный участок… бесперспективным, объясняя это тем, что посёлок находится на заболоченной территории в зоне сильных ветров. Получается, миллионы рублей в прямом смысле выкинули на ветер.

В 2011 году проект по посёлку «заморозили», время шло, министры менялись. В итоге в нынешнем областном минэкономразвития объяснить, почему в 2007 году особой «точкой» стало именно Большое Голоустное, не могут. Говорят, нужно разбираться. На это «фронтовики» дали чиновникам 3 недели.

Результаты восьми лет реализации проекта «Ворота Байкала». Фото: Коллаж АиФ

Между тем у представителей Сибирской байкальской ассоциации туризма, которые 8 лет назад наблюдали за созданием «Ворот», есть своё мнение по этому вопросу.

Сергей Перевозников

- Сначала в качестве крупной международной площадки для проекта рассматривали Листвянку, но потом эту идею почему-то забраковали, - рассказывает один из них Сергей Перевозников. - Однако в постановлении правительства на тот момент уже был указан Иркутский район. Начали искать, куда «приземлить» зону, и выбор пал на единственное условно свободное место - Голоустное. В результате сегодня этот проект можно сравнить с невестой, которой уже 108 лет и которая должна не сидеть на месте, а бегать и кричать: «Ребята! У нас ничего не получилось! Что мы должны сделать, чтобы хоть как-то выйти замуж?» Время уже упущено, а «бесплатные» федеральные деньги закончились, поэтому нужно решать не кто виноват, а что делать.

Сегодня эксперты считают, что грамотное решение только одно: как бы ни было обидно за потраченные время и деньги, признать, что развивать Большое Голоустное не перспективно, и переключиться на второй участок «зоны». О нём позже.

Наверное, теперь обиднее всего жителям самого посёлка, которые возлагали большие на-дежды на проект, считали, что он помог бы им решить вопросы и с ужасной дорогой, и с вывозом отходов, которые нельзя хранить возле «колодца планеты», а вывозить дорого и толком некуда, и с рабочими местами. Однако «Ворота Байкала» для них, похоже, уже закрылись.

Лес, трасса, тупик

В 2010 году, когда сквозняк с Голоустного уже начал долетать до иркутских управленцев, они решили включить в особую экономическую зону ещё один участок - Гору Соболиную в Байкальске. Прошло уже пять лет, но этот курорт с видом на великое озеро до сих пор считается довольно перспективным местом для развития туризма, однако помогать пяти резидентам современной инфраструктурой власти пока не торопятся. В управляющей компании, которую чиновники создали, чтобы та с помощью бюджетных денег открывала «Ворота», объясняют - развивать территорию они не могут из-за пробелов в федеральных законах.

Сергей Иванов

- Наша самая главная проблема - закон об освоении лесов, - заявляет Сергей Иванов, генеральный директор управляющей компании АО ОЭЗ «Ворота Байкала», добавляя, что в этой должности он работает всего 3 месяца. - Земли, включённые в особую экономическую зону, выведены из лесного фонда, и ими управляет Минэкономразвития РФ. Но регламента освоения таких лесов до сих пор не существует. Грубо говоря, на горе есть лес, но что с ним делать, никто не знает: строить объекты инфраструктуры нужно, только вырубать деревья нельзя. В итоге, если наш резидент - директор курорта «Гора Соболиная» Алексей Альмухомедов приходит к нам и пишет заявление с просьбой согласовать вырубку, к примеру, под новую трассу, я встаю в тупик. Ведь если я как представитель управляющей компании такое разрешение ему выдам, то на следующий день придёт прокуратура и начнёт в отношении меня производство за незаконную рубку лесов.

По словам Сергея Иванова, чтобы разрешить этот путаный бюрократический вопрос, он уже сам обращался и в областную прокуратуру, и в Росприроднадзор, и минприроды, но понял, что помочь может только корректировка самого закона.

- Мы связались с нашими коллегами из особой экономической зоны «Курорты Северного Кавказа», - продолжает Иванов. - Они столкнулись с такими же трудностями и на федеральном уровне пытались вносить поправки, касающиеся освоения лесов, в закон об ОЭЗ, но в июне этого года их отклонили.
Упорные предприниматели

Если верить директору управляющей компании, помимо пяти нынешних резидентов в «Ворота Байкала» хотят «зайти» ещё шесть новых, кандидатуры двух из них уже проходят согласование в федеральном Минэкономразвития. А это процедура долгая - может длиться хоть полгода.

Галина Бабученко

И, как показывает практика, не для всех она заканчивается успешно. К примеру, директору одного из байкальских предприятий и представителю общественной организации предпринимателей «Опора России» Галине Бабученко статус резидента так и не дали, хотя женщина уверяет, что была готова инвестировать в проект около 70 миллионов рублей.

- Мы не смогли защититься в Москве, - поясняет она. - Но желание стать резидентами особой экономической зоны у нас до сих пор осталось: на нашем предприятии трудятся около 400 человек, и нам важно не столько создать новые рабочие места, сколько сохранить те, что уже есть.

Сохранить попытаются и весь проект турзоны «Ворота Байкала», но, скорее всего, уже без Голоустного. Как говорят активисты Общероссийского народного фронта, затеявшие «большую стирку» таких проектов по всей России, их цель не заставлять власть «сворачивать» особые зоны, и даже не критиковать чиновников за ошибки, а попытаться вместе с бизнесом найти «барьеры», которые тормозят всю работу, и рассказать о них Владимиру Путину - лидеру «фронтовиков».

Между тем среди таких «барьеров» точно нет недостатка финансирования - все те миллиарды рублей, которые регион и Федерация выделили на развитие Байкальской экономической зоны, восемь лет спокойно пролежали на счетах управляющей компании (за исключением 100 млн, бесполезно потраченных на проектирование в Голоустном). Более того - они находятся там до сих пор. Их даже никто не украл! Однако за это время рубль пережил уже два больших кризиса и серьёзно потерял в весе, поэтому если годы назад этих денег хватило бы на весь проект, то сегодня уже возникают вопросы, на которые, пока не готовы отвечать ни Сергей Иванов, ни минэкономразвития.

Комментарий:

Антон Гетта, руководитель проекта ОНФ «ЗА честные закупки»:

Антон Гетта

- Наша главная задача - не критиковать, а найти выход из ситуации. Но в том, что виновные понесут наказание, если речь будет идти о растрате бюджетных денег, неэффективном их вложении, либо о банальном воровстве, можете не сомневаться. Работу параллельно с нами будут вести следственные органы.

Мы начали разбираться в проблеме с Иркутска, но это ещё не говорит о том, что в Приангарье - самый плохой проект. На «Ворота Байкала» было выделено много денег, но потрачено чуть более 100 миллионов - небольшая цифра, если рассматривать её в вопросе общего финансирования.

Однако уже сейчас можно сказать, что эти средства выкинуты в никуда: почему нельзя было проанализировать перспективы Большого Голоустного в самом начале, не проводить работу «в корзину» и не тратить зря бюджетные рубли? Найти ответ на этот вопрос, а также узнать, кто должен понести ответственность, нам ещё предстоит.

Все остальные выделенные средства зарезервированы на счетах, на проценты от этих сумм уже несколько лет безбедно живёт иркутский филиал «особых экономических зон». Миллиарды нельзя считать растраченными, но это тот случай, когда простота хуже воровства. Из-за того что нет чёткого плана, деньги уже много лет бездействуют.

Мнение власти:

И.о. министра экономического развития Иркутской области Оксана Тетерина:

Оксана Тетерина

- Анализируя ситуацию, могу сказать, что проект реализовывали с нарушениями. Мне, например, непонятно, почему в 2015 году взаимодействие представителей ОЭЗ с минэкономразвития происходило в вялотекущем режиме, а с лета и вовсе прекратилось: к нам не обращались, да и мы свои претензии не высказывали. Вся работа была выстроена на том решении, что необходимо создать акционерное общество и передать ему управление проектом. И общество действительно создали, но чуть позже оно обратилось в министерство с вопросом, что ему делать дальше. Это доказывает то, что не все наши шаги были просчитаны наперёд.

Мы проводим внутренний аудит проекта, чтобы выявить все системные ошибки, которые привели к сложившейся ситуации. Думаю, чтобы не усугубить последствия, нам нужно в срочном порядке начинать взаимодействие с федеральными органами.

Невезучие названия?

Судьбу «Ворот Байкала», которые никак не откроются, повторяет проект нового иркутского аэропорта. Символично, что у нынешнего внутреннего терминала аэровокзала даже название похожее - «Хрустальные ворота».

О том, что аэропорт необходимо выносить за пределы города, говорят уже 40 лет, однако разрабатывать проект новой воздушной гавани начали только в 2008 году и до сих пор не закончили. Работу затормозил слишком широкий выбор площадок, в теории подходящих для строительства нового транспортного узла: сначала их было около 30. Одной из самых перспективных в первое время считали территорию в Ключевой Пади под Ангарском, потом деревню Позднякова у Хомутово. С каждым новым составом правительства выбирали новый участок, а потом и вовсе решили отказаться от идеи затратного строительства. Зачем возводить с нуля свежий объект, если можно просто хорошо «перекроить» старый?

Но и с этим не заладилось: сначала затянулись бюрократические процедуры, призванные передать авиаузел в собственность региона, а потом встал уже набивший оскомину вопрос: если переносить взлётную полосу, то в какую сторону? Вновь началось обсуждение площадок, которое длится до сих пор, и как заявляет новое правительство, сформированное нынешней осенью, «это вопрос десятилетней разработки». А ведь на разработку каждого проекта выделялся не один миллиард рублей бюджетных денег.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах