aif.ru counter
100

В зоне «отторжения». Чем недовольны предприниматели из затопленных районов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. «АиФ в Восточной Сибири» 09/01/2020
Ущерб бизнесу от летнего паводка власти Иркутской области оценили в 1,6 миллиарда рублей.
Ущерб бизнесу от летнего паводка власти Иркутской области оценили в 1,6 миллиарда рублей. © / Олеся Тугутова / Коллаж АиФ

Нарабатывали годами – потеряли в одну ночь. Ущерб бизнесу от летнего паводка власти Иркутской области оценили в 1,6 миллиарда рублей. В подтопленных районах пострадали свыше 400 предпринимателей, больше половины из них – тулунчане.

Начинаем всё с нуля

Татьяна Саркулова уже 20 лет работает «на себя». До наводнения у неё в Тулуне был свой салон красоты и ещё одно здание, которое женщина сдавала в аренду как коммерческую недвижимость. Когда пришла большая вода, предпринимательница почти ничего не успела спасти. Удалось лишь вывезти часть дорогостоящего косметологического оборудования. Всё остальное утонуло – оба здания были полностью под водой выше крыши. Сейчас эта территория признана зоной ЧС, на ней могут располагаться только общественные пространства, жить и строиться там нельзя.

«Теперь мы в зоне отчуждения. Мало того что нам никто не возместил понесённый ущерб – федеральное законодательство этого не предусматривает, так ещё предлагают бросить своё имущество – здания и землю, которые мы когда-то покупали, строили, платили за них налоги, при этом взамен ничего не обещают. Новые участки дают на общих основаниях через торги, – рассказывает предпринимательница. – Несколько месяцев назад мы переехали в другой район, снимаем помещение и начинаем всё с нуля. Хорошо, что в нашем виде бизнеса клиенты идут вслед за мастером, но спад всё-таки чувствуется: и из-за смены местоположения, и из-за серьёзного оттока населения очень многие, получив жилищные сертификаты, уехали из Тулуна».

По словам Татьяны, стоимость аренды в городе взлетела в два раза. Если раньше «квадрат» сдавали за 500 рублей, то сейчас за тысячу. Покупать недвижимость тоже дорого. Собственник, у которого предпринимательница арендует здание в 80 кв. м, продаёт его за 5 млн руб., хотя до наводнения отдавал за 3 млн. Строиться ещё затратнее: стройматериалы и все работы выросли в цене в 2-3 раза.

Совсем без помощи Татьяна Саркулова, конечно, не осталась. Она получила субсидию – 200 тысяч рублей на возмещение недополученных доходов, а также 1,5 млн рублей – на возобновление предпринимательской деятельности (эти деньги можно направить на покупку или ремонт оборудования, ремонт нежилых помещений, зданий, сооружений, принадлежащих предпринимателям на праве собственности, а также на аренду коммерческой недвижимости).

Как рассказали в минэкономразвития Иркутской области, на выплату субсидии в 200 тыс. руб. было одобрено 830 заявлений. Бюджету эта мера поддержки обошлась в 158,6 млн руб. Выплату выдавали даже тем ИП, которые не потеряли никакого имущества, а только понесли убытки из-за простоя. Например, многие арендовали торговые площади на вторых этажах, куда вода не добралась. Вообще, писать заявление на субсидию кинулись абсолютно все: и те, кто имеет долги по налогам, и те, кто вёл бизнес вне зоны затопления, и даже те, кто работал «втёмную», – они умудрялись быстро зарегистрировать ИП и подать документы на выплату. Конечно, таких «ловкачей» ждал отказ. И это вполне справедливо: хочешь помощи от государства – веди легальный бизнес.

Рухнула бизнес-империя

По 1,5 млн руб. получили 273 предпринимателя (данные на 27 декабря 2019 года), хотя претендовало их гораздо больше.

Степан Лейченко до сих пор не может оправиться от трагедии. Наводнение в одночасье уничтожило его бизнес-империю, которую он строил 23 года и мечтал передать в наследство детям. У мужчины было несколько видов бизнеса в Тулуне: пункт приёма и переработки древесины, цех по ремонту и заточке пил, гостиница для дальнобойщиков, пекарня, магазин строительных материалов плюс готовилась к открытию автомойка и СТО. Уплыло всё, несмотря на то что объекты расположены на разных участках. Не пощадило наводнение и дом семьи Лейченко – коттедж затопило по второй этаж, баню и гараж – полностью.

«Когда пришла вода, я не знал, за что хвататься, – вспоминает мужчина. – На пилораме лежало около 300 кубов леса и 100 кубов пиломатериалов, в гаражах стояла техника, успели выкатить только три КАМАЗа и трактор. Все деревообрабатывающие станки пришли в негодность, оборудование пекарни тоже. По самым грубым подсчётам, ущерб составил 17 млн руб».

Конечно, как только минэкономразвития начало принимать документы на оформление субсидий, предприниматель тут же подал заявление. 200 тысяч рублей дали без задержки и проволочек, а вот в выплате 1,5 млн отказали без объяснения причин. На эти деньги бизнесмен собирался докупить оборудование для СТО и автомойки и всё-таки запустить их.

«Я работал официально, исправно платил налоги, обеспечивал 15 рабочих мест, реализовывал пиломатериалы только для нужд населения, а не в Китай, как это делают многие. В итоге помощи никакой, все только сочувствуют. При этом те, кто торговал в арендованных павильонах в 10 «квадратов» и имел товара на 300 тыс. руб., получили по 1,5 млн, а я с ущербом в два десятка миллионов остался с носом», – сетует Степан Лейченко.

Сам он грешит на то, что отказ получил из-за мизерной задолженности по налогам в 500 руб., которую тут же погасил, либо из-за того, что станция техобслуживания расположена в зоне ЧС, где не приветствуется открывать новый бизнес.

Возможно, Степан чего-то не договаривает, но его обиду понять можно. Сейчас его заявление находится на повторном рассмотрении, если снова придёт отказ, бизнесмен намерен обращаться с жалобой в прокуратуру.

Нет ИП – нет субсидии

Другой тулунчанин – Дмитрий Сандухадзе и вовсе готов дойти до президента, чтобы восстановить справедливость. Во время визита Владимира Путина в Тулун с главой государства Дмитрий уже разговаривал, но тогда он был озабочен судьбой своей семьи, которая осталась без крова, ни про что другое даже не думал. Дмитрий Сандухадзе – не предприниматель, он известный в городе врач. В наследство от родителей ему досталось четыре объекта коммерческой недвижимости площадью от 100 до 250 кв. м. Доктор официально сдавал их в аренду как физическое лицо и исправно платил налог на доход, а также земельный налог, коммунальные платежи. Во время наводнения все здания пострадали, но по закону помощь от государства Сандухадзе не положена, так как у него не зарегистрировано ИП. Случай неординарный, но не единичный – таких физлиц, имеющих нежилую недвижимость, только в Тулуне 8-10 человек.

Так велит закон

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Иркутской области Андрей Капитонов:

«Бизнесменов из затопленных территорий по-прежнему волнует тема компенсации понесённых ими убытков. Для этого нужно менять федеральное законодательство. Я надеюсь, власти хотя бы на будущее сделают выводы и разработают соответствующие правовые механизмы.

В аппарат уполномоченного поступает много обращений от предпринимателей. В основном они касаются выплаты субсидий в 200 тыс. и 1,5 млн руб. Каждый случай индивидуальный - разбираемся, консультируем, помогаем отстаивать свои права. К сожалению, часто бизнесменам отказывают в выплате обоснованно. Да, с моральной, человеческой точки зрения это неправильно, но так велит закон. Например, предпринимателю из Тулуна отказали в разовой компенсации 200 тыс. руб., так как ИП у него зарегистрировано в Красноярске, а бизнес он вёл в Тулуне.

Или обращение из Нижнеудинска: женщина держала торговую точку на первом этаже многоэтажного дома. Бывшая квартира давно переведена из жилого в нежилое помещение. После наводнения дом признали аварийным, все соседи получили жилищные сертификаты, а предпринимательница осталась ни с чем. К сожалению, федеральным законом возмещение ущерба предусмотрено только для населения.

Есть случай, когда с предприятием из Братска, которое в период наводнения поставляло питьевую воду в зону ЧС, до сих пор не рассчитались. Люди откликнулись на беду, помогали, в итоге сейчас «догоняют» свои деньги.

Также предпринимателей очень волнует земельный вопрос: многие участки, где находилась их недвижимость, объявляются зоной затопления - теперь там запрещено любое капитальное строительство. Мы настаиваем, чтобы муниципалитет выкупил у бизнесменов землю в зоне затопления (причём по рыночной цене) и взамен выделил без конкурса другую. Либо - чтобы к участию в торгах допускались только такие же пострадавшие от паводка коллеги. Если муниципалитет не пойдёт навстречу бизнесменам, придётся добиваться справедливости в судах. Аппарат уполномоченного готов подключиться к этой работе».

Кстати

Как сообщили в пресс-службе прокуратуры Иркутской области, от предпринимателей из затопленных территорий в ведомство поступили единичные жалобы. Несколько бизнесменов настаивают на возмещении реального ущерба, всем им направили ответ с разъяснениями о том, что данная компенсация не предусмотрена законодательством.

По выплате субсидии в 1,5 млн руб. жалоб нет, а вот отказ минэкономразвития области в предоставлении субсидии в 200 тыс. руб. обжалуют шесть предпринимателей. Сейчас по каждому обращению проводится прокурорская проверка.

Справка

Помощь предпринимателям не ограничивается одними субсидиями. Бизнесменов также освободили от уплаты налогов на транспорт и на имущество организации и предприятия. «Налоговые каникулы» действовали до конца 2019 года.

Кроме того, предприниматели могут получить льготные займы под 1% годовых на возобновление своей деятельности. Этой мерой поддержки уже воспользовались 48 предпринимателей из Тулуна, 18 – из Нижнеудинска, 5 – из Тайшетского района, 4 – из Чуны и 4 – из Тулунского района.

Микрозаймы для моногородв под 3,25-4,55% годовых получили 8 бизнесменов в Тулуне, по три предпринимателя из Усолья-Сибирского, Байкальска и Шелехова, по одному – из Усть-Илимска, Черемхово, Железногорска-Илимского, Саянска. Общая сумма всех займов составила более 59 млн руб.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах