aif.ru counter
220

Жизнь заставила крутиться. Какое будущее у моногородов Иркутской области?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. «АиФ в Восточной Сибири» 24/07/2019
В Байкальской ОЭЗ зарегистрировано восемь резидентов.
В Байкальской ОЭЗ зарегистрировано восемь резидентов. © / Дарья Галеева / АиФ

Этим летом стало известно, что в многострадальном Байкальске, который до сих пор не может оправиться после закрытия градообразующего предприятия, собираются создать территорию опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР).

Как сообщили корреспонденту «АиФ в ВС» в минэкономразвития Иркутской области, региональные чиновники сейчас готовят пакет документов, чтобы подать заявку на создание новой ТОСЭР в федеральное ведомство. Таким образом, Байкальск может стать четвёртым моногородом Приангарья, экономику которого власти берутся спасать налоговыми льготами. Преференции в теории должны заманить на территорию бизнес, большой и маленький.

А что происходит в городах с «моносудьбой» сейчас?

«Как пройти к туристическому раю?» 

Житель Байкальска Борис Брисюк два десятка лет трудился инженером автоматизации. Несложно догадаться, что местом его работы всё это время был ЦБК. Когда в 2013 году комбинат закрыли, байкальчанину пришлось, как он сам говорит, «крутиться».

Мужчина решил податься в бизнес, и вот сейчас он - владелец предприятия, которое пока даже малым не назовёшь. Бывший инженер придумал и запатентовал соковыжималку, с помощью которой получает из таёжных и садовых ягод «байкальский изюм» (вяленую землянику, чернику, клюкву, бруснику) и натуральные концентрированные соки. Реализует продукцию по знакомым, на продовольственных выставках и в сувенирных лавках. Там, кстати, охотно принимают таёжные лакомства, однако дело по-прежнему едва кормит семью байкальчанина. Тем не менее, отказываться от предпринимательства он не намерен. Следующая цель местного Кулибина - создать сеть мобильных мини-цехов по всему региону, которые можно ставить прямо в лесу, чтобы не везти ягоду на переработку в город за сотни километров.

В туристической сфере в Байкальске до сих пор работает не так много народу, как хотелось бы властям. «АиФ в ВС» писал про будущее моногородов  области девять лет назад, в 2010-м, и уже тогда Байкальску пророчили уход от «моноуклада» в пятилетней перспективе и настоящий туристический рай.

Он, правда, не наступил до сих пор, хотя 12 лет назад чиновники правительства РФ создали здесь особую экономическую зону туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала». Весной прошлого года в Байкальске заложили «первый камень», который ознаменовал начало строительства инфраструктуры, необходимой для нынешних и будущих резидентов ОЭЗ. Ну и пусть десяток лет прошёл, поднимать экономику с колен никогда не поздно.

«Камень», кстати, помог: уже в феврале 2019-го премьер Дмитрий Медведев подписал бумагу, благодаря которой в Байкальск польётся федеральное финансирование - всего 856 млн руб., большая их часть (580 млн руб.) должна поступить в 2021 году. Все деньги пойдут на инфраструктуру.

Как нам рассказали в администрации ОЭЗ, сейчас в ней зарегистрировано восемь резидентов, один из них - известный всем горнолыжный курорт, он работает давно, остальные - находятся в стадии строительства. 

«Монопринцип» устарел?

О Байкальске всегда говорят много, между тем в Иркутской области статус «моногород» есть ещё у семи населённых пунктов.

В федеральном перечне они разделены на три категории в зависимости от перспектив.

Байкальск и Усолье-Сибирское относятся к первой категории с наиболее  сложным социально-экономическим положением  из-за того, что потеряли градообразующие предприятия.

В этот список входит и Тулун, чьё положение после разрушительного паводка ещё больше осложнилось.  Ещё до стихийного бедствия специалисты минэкономразвития области сообщали нам, что в городе планируют развивать три производства, якорным должен был стать завод по изготовлению стекловолокна, который мог бы открыть больше тысячи вакансий. В Тулуне, отмечали региональные чиновники, достаточно высокий уровень безработицы - 2,6% (в начале 2019-го он был ещё больше - 3%). Но эти данные  тоже «допаводковые». Что с безработицей и будущим проектов сейчас - пока не берётся  говорить никто.

Высокий уровень безработицы (2,1%) регистрируют и в Черемхово. Правда, этот моногород вместе с Саянском, Усть-Илимском и Железногорском Илимским относят ко второй категории, где вроде бы всё не так уж и плохо, но «имеются риски ухудшения социально-экономического положения».

Жительница Железногорска Татьяна Петрова говорит, что город уже чувствует это «ухудшение» и началось оно не вчера. Народ из населённого пункта уезжает.

«У нас ограниченный выбор места работы:  горно-обогатительный комбинат да «железка». Из-за того что работать больше по сути негде, молодёжь из города   уезжает. К тому же, здесь практически нет мест отдыха, досуга, развлечений, это тоже влияет   на отток.

Я работаю в школе и вижу это собственными глазами: ребятишек с каждым учебным годом приходит всё меньше, притом ученики не переводятся из одного учреждения в другое, они уезжают вместе с родителями из Железногорска насовсем. Ну а что? Состояние дорог у нас оставляет желать лучшего, хотя город очень маленький и привести асфальт в порядок - не такая уж и непосильная задача. Но всё, чем мы довольствуемся, - ямочный ремонт, который переделывают каждый год.  Нового жилья практически не строят, если и возводят раз в год какую-нибудь трёхэтажку, то в основном для переселения людей из ветхого и аварийного фонда. Бизнес тоже не особо развивается - превалирует торговля, да и то в основном неместные сетевые магазины, - рассказывает женщина. - Думаю, чтобы город окончательно не «состарился», а начал более активно жить, нужно создавать условия для молодых семей - строить для них жильё, инфраструктуру, помогать открывать предприятия: принцип моногородов в наше время уже устарел, людям нужно разнообразие".

Тем не менее в Приангарье есть одно монопрофильное поселение, чью социально-экономическую ситуацию власти считают стабильной, поэтому относят его к третьей, самой благополучной, категории. Это Шелехов.

Комментарий

Мэр Саянска Олег Боровский:

«Я всегда говорю, что Саянск - «дважды моногород». Благополучие как минимум 3,5 тыс. семей зависит от местного химпроизводства, которое в 2015 году уже останавливалось на полгода. Мы были в вынужденном простое из-за аварии на заводе Ангарска, откуда к нам идёт сырьё. Получается, что зависим не только от своего предприятия, но и от чужого тоже.  У нас создана ТОСЭР, в ней сейчас четыре резидента, самый крупный уже действует, он занимается глубокой переработкой древесины. Компания создала уже более 150 рабочих мест, а по плану - около 400.

Сегодня столько инструментов предоставляется, столько льгот: и по налогу на прибыль, и на имущество, и по социальному страхованию! Возможностей работать очень много, по сути ТОСЭР - это легальная «офшорная зона» прямо внутри России. Но проблема в том, что бизнес у нас немного инертный - он не очень охотно вкладывается в производство. В моногородах, таких как Саянск, Черемхово, Тулун, особое развитие получает торговля, ну и сфера услуг: парикмахерские, кафе. И этому есть объяснение: у нас в стране с 90-х годов убивали производство, вот люди и «перепрофилировались» на торговлю. Нужно возвращать их обратно. Экономическая ситуация изменится, только когда бизнес начнёт уходить от схемы «купи - продай». То, что можем делать мы, - зазывать, увлекать, уговаривать. Другого пути я не вижу». 

Позиция власти

Замминистра экономического развития Иркутской области Владимир Гордеев:

«В 2019 году по региональным госпрограммам моногородам Приангарья выделяется порядка двух миллиардов рублей, наибольший объём этого финансирования идёт на нацпроекты, в т. ч. на ремонт дорог, благоустройство дворов и общественных пространств, переселение из непригод ного жилищного фонда, поддержку малого и среднего бизнеса, а также на «Народные инициативы».

В регионе действует программа «Комплексное развитие моногородов», с помощью которой мы поддерживаем развитие предпринимательства и содействуем  реализации новых инвестпроектов. Так, в прошлом году два инвестпроекта получили статус региональных. Один из них - глубокая переработка древесины в Железногорске-Илимском, второй - производство топливных гранул в Усть-Илимске. Если говорить в целом, то за 2018 год и пять месяцев 2019-го в моногородах Иркутской области удалось создать более 2,5 тыс. новых постоянных и временных рабочих мест».

Точка зрения

Научный директор Центра независимых социальных исследований (Иркутск) историк Михаил Рожанский:

«К сожалению, пять лет из всех наших моногородов бываю только в Байкальске, а о том, что в них происходит, нельзя судить лишь по статистике и публичной информации. Надо наблюдать жизнь и разговаривать с людьми.

Поэтому только общие замечания: происходит закономерный процесс старения таких городов.

Речь не только о демографии. «Стареет» социальное самочувствие. Те, кто помнит золотой век города, программируют юных уже в школе на то, что всё будет ещё хуже. Стареет инфраструктура городов, созданная 40-50 лет назад. И здесь мы утыкаемся в ключевую проблему страны в целом – сверхцентрализацию, и моногорода – одна из главных её жертв. Сейчас они страдают от того, что задачи органов местного самоуправления не подкреплены ресурсами.

Ещё одна проблема, связанная со сверхцентрализацией – образование. В борьбе с производством дипломов закрыли филиалы вузов, а значит, перекрыли возможности для развития на местах. Есть два сильных примера: когда искали альтернативы при закрытии БЦБК, в том числе рассматривали проект создания образовательного кластера. Обычная мировая модель. Но «университетский Байкальск» неосуществим в условиях нашей системы образования, когда возможности вуза зависят от размеров и статуса города. От этого и Иркутск страдает. Другой пример- Усть-Илимск, где закрыли филиал иркутского педуниверситета с качественным преподавательским составом, хорошей репутацией. И это один из самых серьёзных ударов по перспективам города».  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах