Примерное время чтения: 11 минут
946

«Фекалии просто золотые!» Обратная сторона дорогого отдыха на Байкале

Каждый турист тратит на острове Ольхон примерно 40 тысяч рублей за три дня, но почти вся эта сумма уходит на безопасное для природы содержание самого гостя.
Каждый турист тратит на острове Ольхон примерно 40 тысяч рублей за три дня, но почти вся эта сумма уходит на безопасное для природы содержание самого гостя. / Serguei Fomine / www.globallookpress.com

Каждый турист привозит на Ольхон 40 тысяч рублей и 5 кг мусора. Не очень много? Так это за три дня. А на содержание гостя при этом уходит 36 тысяч рублей, то есть у тех, кто его обслуживает, на руках остается всего 4 тысячи. В общем, бизнес на заповедном отдыхе чересчур доходным не назовёшь. А сами местные жители предпочитают ездить на Алтай или в Таиланд — это дешевле и комфортнее. Почему так, выяснял корреспондент irk.aif.ru.

«Цены, как в Сочи»

Ольхон — жемчужина Байкала, священный остров. А ещё здесь красиво. Сюда каждый год приезжает около 600 тыс. человек. Приезжает, делает селфи, за пару дней объезжает священные скалы, спускается в пещеры, жарится на пляже, окунается в воду, обедает омулем, посещает шамана, если повезёт. И отбывает дальше по маршруту. Впоследствии одни вспоминают первозданную природу, другие — отсутствие благоустройства и «цены, как в Сочи».

«Обычно турист живёт на остров трое суток, — говорит заместитель председателя Сибирской Байкальской ассоциации туризма Вадим Копылов. — Этого вполне хватает, чтобы надышаться „экзотикой“. Ведь всё путешествие на Байкал, как правило, занимает неделю, а увидеть хочется как можно больше. Сначала гостям показывают храмы и уникальные дома-памятники в Иркутске, потом везут в Листвянку, на катерах вдоль Кругобайкалки, оттуда на Ольхон. В среднем на отдых тратят 100 тысяч рублей (не считая 60 тысяч на перелёт и 10 — на развлечения мимо программы)».

Туристы платят за мусор

«Справедливости ради, рост цен по сравнению с летом прошлого года относительно небольшой, на 10-12%, — добавляет Вадим Копылов — Просто в прошлом году стоимость взлетела до максимума. Ещё подорожали перелёты в высокий сезон».

Почти половина потраченных на отдых на Байкале средств остаётся на Ольхоне. Но отдых туристов от этого более комфортным не становится. Деревянные гостиницы, неизбежное знакомство с туалетами системы «сортир», туры на север острова на «буханках» по бездорожью с видом на видавшие виды домики местных, фантастические цены на омуль. Это практически полный перечень жалоб туристов, которым «не очень понравилось».

Виды на Байкале впечатляют туристов порой  так же, ка ки бытовые условия.
Бытовые условия на Байкале порой впечатляют туристов так же сильно, как и виды. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

«Тут не всё так просто, — объясняет Вадим Копылов. — Скажем, из 40 тысяч рублей, что оставляет на острове средний турист, 36 уходит на его содержание. Очень много расходов, о которых никто не догадывается, из-за того, что остров заповедный. Я не встречал ещё ни одного бизнесмена, который бы вошел хоть в какой-то „список Форбс“ на организации ольхонского отдыха».

Главной статьей дополнительных расходов, из-за чего дорожают и сами туры, кроме цен на продукты, неожиданно оказывается...мусор.

«Гости острова понимают, куда приехали, и стараются бережно относиться к природе, — говорит Копылов. — Но есть ещё отходы при приготовлении пищи. Плюс каждый приём душа — это 30 литров воды. На всё про всё набегает 150 литров жидкости, которую надо утилизировать».

Суть в том, что все это по закону организаторы отдыха должны вывезти с острова. Поэтому раз в два дня каждая турбаза вызывает ассенизаторскую машину, которая за 10 тысяч рублей откачивает и вывозит отходы. Плюс ТБО — тут расходы тоже такие, что в других регионах и не снились.

Ради таких видов туристы преодолевают тысячи километров и тратят сотни тысяч рублей.
Ради таких видов туристы преодолевают тысячи километров и тратят сотни тысяч рублей. Фото: www.globallookpress.com/ Aleksey Smyshlyaev

«А представьте, с Ольхона или с бухты Песчаной (одна из красивейших, но трудно доступных бухт на Байкале — ред.) вытаскивать отходы, — говорит Вадим Копылов. — Это же невероятные суммы, эти фекалии и мусор, простите меня, просто золотые. Паром, рейс машины по 300 км! При нынешней-то стоимости ГСМ и запчастей. Поэтому поездки в эти места такие дорогие, это связано со сложностью обеспечения быта. А основной поток на остров — это жители Москвы или иностранцы. Много китайцев».

Это они -то и пожимают плечами, сравнивая местный быт с тем же Горным Алтаем. Казалось бы, в чем разница? А там — домики как с картинки и все условия. Здесь — проблема душ принять.

«Это потому, что на Алтае нет отдельного закона о его защите, который бы всё запрещал, — усмехаются представители турбизнеса. — А у нас есть. К нам инвесторы приходят и видят — строить ничего нельзя, удобств никаких, и деньги ничего не решают. И уходят. Но мы не против закона о Байкале».

В поисках выхода

Варианты сделать отдых доступнее ищут постоянно.

«Мы подсчитали, что практичнее полуфабрикаты для туристов на острове готовить в Иркутске — говорит иркутский эколог и общественница Елена Творогова. — В городе чистить овощи, например, что-то отваривать. Потом упаковывать в вакуум и везти на Ольхон. Но идея не нашла поддержки, владельцев бизнеса волнует только прибыль».

Так что пока туристы платят баснословные суммы, оплачивая в том числе вывоз мусора. Елена Творогова называет эту ситуацию «Байкальская правовая аномалия», уж слишком далека реальность от законов по охране природы.

«Ольхон относится к центральной экологической зоне Байкала и на него распространяются все природоохранные ограничения, — говорит она. — Запрещена всякая деятельность с отходами: их нельзя хранить, перерабатывать и захоранивать. Именно поэтому с острова их увозят паромом. А поскольку прессовать на месте запрещено, в огромную машину входит мало — мусорные пакеты и пластик хоть и лёгкие, но объёмные».

Пока туристы ловят на острове дзен, экологи ищут выходы, как минимизировать нагрузку на природу.
Пока туристы ловят на острове дзен, экологи ищут выходы, как минимизировать нагрузку на природу. Фото: www.globallookpress.com/ Aleksey Smyshlyaev

Что касается «запрещенки» на острове, то, по закону о «Защите озера Байкал», невозможно любое строительство. Поэтому комфортабельные гостиницы — только мечта. Новую дорогу построить так же невозможно, как и электроподстанцию. Из-за этого, к слову, прошлой зимой были отключения электричества.

«Ищем вариант с минимальным ущербом для природы, — говорит заместитель руководителя агентства по туризму Иркутской области Роман Пичугин. — Должно быть что-то, что позволит выравнивать нагрузку. Энергетики говорят, что летом отключений не будет. Нужно провести учёт всех потребителей и принять меры по энергоэффективности».

Была мысль подумать об альтернативных источниках энергии, но это опять тупик. Газа на Ольхоне нет, везти баллоны с пропаном через озеро — большой риск, солнечные панели зимой не спасут, дизель вредит природе.

И это не всё. Из-за запретов нельзя также построить очистные — не только на Ольхоне, но и в Еланцах, Байкальске и Усть-Баргузине. Нет возможности благоустроить не только дорогу на острове, но и федеральную трассу «Иркутск-Чита».

Решение проблем острову необходимо. Только какое? Предлагаются самые разные варианты, в том числе радикальные — выселить жителей и разобрать турбазы. Хорошо, если победит взвешенный подход.

Кстати. А почему такой дорогой омуль?
Ещё один популярный байкальский спор — насчёт омуля. Запрет на вылов рыбы действует с 2017 года, и пока точно неизвестно, когда его снимут. Не сказать, чтобы это новшество — табу на рыбалку вводили и в СССР, и длилось оно с 1969 по 1982 годы, пока популяция не восстановилась. По мнению директора Лимнологического института СО РАН Андрея Федотова, в этот раз процесс может занять те же 10 лет. Минсельхоз Бурятии готов начать промышленный поиск рыбы в 2025 году. Сейчас 1 кило деликатеса на рынке Иркутска продают за 1, 5-3 тысячи рублей. Везут его из Якутии самолётами. Вкус другой, но похожий.

Законы плохие?

Общественность приступает к обсуждению изменений в законы «Об охране озера Байкал» и «Об экологической экспертизе», которые подготовлены ко второму чтению. Работа над этим шла 2 года, проведено 50 экспертных, научных и общественных обсуждений проекта. В согласовании участвуют Минприроды, Рослесхоз, Росреестр, Росимущество.

И, похоже, появилось решение проблем жителей острова: если весь посёлок находится полностью или частично в границах лесного фонда, его территория должна стать землёй населенного пункта. А это меняет подход к собственности.

Вера Шлёнова, председатель Иркутского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы, считает, что экологические проблемы Байкала — не от того, что законы какие-то не такие.

«Надо учитывать, что в Центральной Байкальской природной территории запрещено любое производство, то есть говорить о каких-то заводах по переработке мусора нельзя ни на Ольхоне, ни на Малом море. Но, если мы хотим сохранить Байкал, надо вкладывать серьёзные средства в экологические проекты. Начинать с малого. Например, компания по вывозу мусора должна приобрести оборудование и прессовать его на месте. Достаточно компактной установки. А еще лучше всем нам не на словах а на деле следовать правилу „Байкал — без пластика!“ Что касается жидких бытовых отходов, то и здесь решение наверняка есть. Не стоит собственное нежелание тратить на это деньги прикрывать несовершенством закона „Об охране озера Байкал“. За время его существования в него внесли более 20 поправок, но в пользу озера не было ни одной».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах