aif.ru counter
415

Искусство без виньеток. Зачем нужен провинциальный театр?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. «АиФ в Восточной Сибири» 22/03/2017
Режиссер Сергей Кирилочкин.
Режиссер Сергей Кирилочкин. © / Дарья Галеева / АиФ

«Папа! Ты рехнулся? Чтобы я пошла за этого чумазого? Ты ещё скажи, что кухаркин сын может королевством управлять!» - читает с листа свою роль принцессы артистка Черемховского драматического театра Полина Ширяева. Её перебивает режиссёр Сергей Кирилочкин: «Ну ты сакцентируй - любая кухарка может управлять государством. Не помнишь что ли? В.И. Ленин».

Десяток артистов в маленькой комнате отчитывает сказку «Настоящая принцесса». Каждую реплику повторяют по несколько раз в поисках правильной интонации. Режиссёр строго наблюдает за процессом поверх очков. История детская, но всё по-взрослому: аллюзии на цитаты известных людей должны сделать сказку интересной и для тех, чей возраст давно перевалил за десять лет.

Голод по культуре

Он рассказывает, что в 2009-м, после увольнения из Екатеринбургского театра, стал искать новую работу и разослал резюме по всей стране.

- Пришло несколько вежливых ответов, в том числе из родного Омска, однако выбрал я Черемхово, - делится режиссёр. - У меня остался осадок от пафосного Екатеринбурга, где все гнут пальцы и что-то из себя изображают. Мне действительно захотелось уехать в маленький городок, где ещё сохранились элементы деревенской жизни. Представьте: я иду по улице, а со мной здороваются прохожие. Где ещё это осталось?

Черемховский театр
Черемховский театр. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

Досье:
Сергей Кирилочкин родился в Омске в 1958 году. Окончил филфак Омского педагогического института, актёрский факультет Тюменского училища искусств и режиссёрский факультет Екатеринбургского государственного театрального института. Работал актёром и режиссёром в театрах Прокопьевска, Владивостока, Улан-Удэ, Екатеринбурга, Кемерово.
Режиссёр не стесняется назвать свой театр провинциальным. Даже фестиваль имени Владимира Гуркина, который в прошлом году прошёл во второй раз, черемховцы назвали «Театральная провинция».

Труппу из Черемхово любят и ждут во всех городах и посёлках области, а билеты на её спектакли разлетаются, как горячие пирожки, в первый же час продаж. Не зря Черемховский - единственный из театров за пределами Иркутска - носит статус областного.

Дарья Галеева, «АиФ в ВС»: В Приангарье 10 театров, из них всего три находятся за пределами областного центра: В Братске, Усть-Илимске и Черемхово. В других населённых пунктах, особенно на севере региона, людям приходится месяцами ждать спектаклей. Чувствуете ли вы этакий голод по культуре, когда приезжаете в небольшие города?

У здания театра установлен памятник троим режиссерам-землякам.
У здания театра установлен памятник троим драматургам-землякам. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

Сергей Кирилочкин: Думаю, да. Однажды меня кто-то из журналистов спросил: «Нужен ли профессиональный театр в маленьких городах?» Ну давайте уберём из них театры, библиотеки, кинотеатры, спортивные площадки, закроем дома культуры. А что останется? Чем человек, живущий, скажем, в Черемхово, хуже столичного жителя? Я уже слышал от людей, которых уважаю в профессии, что надо закрывать провинциальные театры типа нашего. Мол, даже не все областные достойны того, чтобы государство тратило на них свои деньги, якобы они не окупаются. Но если мы всё будем рассматривать с точки зрения окупаемости, то вообще без искусства останемся: академические государственные театры Питера и Москвы - «МХАТ», «Ленком», «Сатирикон» в Усть-Кут или Вихоревку не поедут, - в лучшем случае доберутся до Иркутска.

В названии же нашего театра, как мне кажется, пропущено одно слово - «разъездной»: мы добираемся до таких населённых пунктов, где нас даже принять толком негде. Я считаю, что гастроли по области, если говорить высоким «штилем», пусть не миссия, но наша задача - точно. Мы, кстати, очень серьёзно относимся к детским спектаклям, чтобы у ребятишек, которые сейчас ходят к нам смотреть сказки, осталась привычка к театру.

Чтение пьесы.
Чтение пьесы. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

Без рококо и «тюзятины»

- У современного ребёнка есть интерес к театральным постановкам? Ведь всё чаще учителя и родители ругаются, что подростков больше волнует то, что происходит у них в смартфонах, а не на сцене.

- Всё зависит от того, как сделать спектакль. Есть такая банальная поговорка: «Для детей делай так же, как для взрослых, только гораздо лучше». Это взрослый, благодаря воспитанию, может тихо сидеть и смотреть то, что ему не нравится, вежливо дождаться антракта и уйти. Ребёнку же не объяснишь, что надо сидеть. Если ему не интересно, он будет заниматься своими делами. К сожалению, я видел много детских постановок, где зритель сам по себе, актёры на сцене - сами по себе. Причём видел в хорошем театре - полный зал народу, всё красиво, идёт замечательная сказка «Снежная королева», но дети на сцену не смотрят: кто в телефоне играет, кто просто разговаривает. Это значит, что театр «не попал» в современного ребёнка. Но сам зритель в этом не виноват.

Я проверял на молодёжи: чем проще и яснее в спектакле высказана мысль, тем им интереснее. Для подростков нужно ставить без виньеток, без барокко, без рококо - пафос и высокий штиль не прокатят. Так же, как и сюсюканья. Раньше даже был термин - «тюзятина», когда вырабатывается такой стиль общения с залом: «Усенька-пусенька, деточка моя…» С ребёнком нужно разговаривать по-взрослому.

Черемховский театр
Репетиция спектакля.Фото: АиФ/ Дарья Галеева

- В вашем репертуаре много спектаклей современных драматургов. Неужели зрителя перестали волновать Гамлет и Онегин?

- Нет, просто классика требует больше ресурсов. Чтобы поставить, простите, Шекспира или Чехова, нужно количество, а у нас малочисленная труппа. Хотя есть и великая драматургия с небольшим числом персонажей, и мы к ней обращаемся.

Современную пьесу многие считают несерьёзной, и в этом виноват сам театр - эпоха новой драмы, когда на сцену пошёл откровенный мат. У нас идёт спектакль-эксперимент «Наташина мечта». Из литературного источника мы всю нецензурную лексику убрали, но сленг молодёжный оставили. Ещё и артистки молодцы - ухватили правильные интонации, стиль общения. Эту постановку мы часто подросткам показываем (рейтинг спектакля 14+ - Прим. ред.), они приходят с учителями, и последние воспринимают сленг как мат. Дошло до того, что одна учительница встала и говорит: «Как же так можно? Я раньше так уважала наш театр, с его сцены никогда не звучали какие-то идиомы!», не понимая, что это - современная драматургия и ей тоже есть место на сцене.

В репертуаре театра спектакли для взрослых и детей.
В репертуаре театра спектакли для взрослых и детей. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

«И насмеялась, и наплакалась»

- А со взрослыми как? Какие жанры и постановки сейчас нравятся публике больше всего?

- Самый востребованный, самый «съедобный» жанр сегодня - комедия. Может быть, оттого, что люди устают от постоянных забот, проблем, не хотят ещё больше «загружаться». Только мы забыли о понятии катарсиса, с которого театр и начался. От слёз и переживаний за героя, наоборот, легче становится. Самая высокая благодарность от зрителя, когда слышишь: «Ой, спасибо, и насмеялась, и наплакалась».

Хотя театр не даёт рецептов, он не должен указывать. Менторство здесь категорически запрещено. Искусство лишь задаёт вопросы.

- Какой вопрос должен задать театр современному зрителю?

- На Руси всегда было два вопроса: кто виноват и что делать? А я бы сегодня задал другой: «Ты зачем живёшь? Ради чего?» Театр может помочь расставить приоритеты в ценностях. С нами произошла страшная вещь: нас лишили точки опоры. Сначала была вера, потом коммунизм. А теперь ради чего жизнь класть? Ради денег? Как говорит молодёжь, не айс.

Мы сейчас «Настоящую принцессу» репетируем, там есть такой персонаж Король-людоед: замок его товарища пошёл с молотка за долги, он его выкупил и говорит: «Ничего личного, просто бизнес». Сегодня мы нашли себе такое оправдание. Человека доводят до ручки, лишают его работы, а его же друг, с которым он начинал, говорит: мол, ничего личного. Исчезают нормальные человеческие отношения.

Черемховский театр
 Фото: АиФ/ Дарья Галеева

Меня как режиссёра интересует, как в экстремальных, страшных ситуациях человек продолжает оставаться человеком, откуда он берёт силы. У нас идёт спектакль «Мамочки». Там по сюжету первая чеченская война, во время которой по полям битвы уже два года ходят мамочки и ищут своих сыновей: «Ой, мальчики, сколько я вас перекопала, мне б своего найти, и уже неважно - живым или мёртвым, лишь бы найти и похоронить». Они могут погибнуть, но как-то поддерживают, пытаются спасти друг друга, даже в страшное время оставаясь людьми. Хотя для меня они уже не просто люди - их можно на икону, они уже там. Я думаю, для этого театр и нужен - показывать настоящие ценности через судьбы людей.

Кстати:

Нередко Черемховский театр приглашает режиссёров из других городов. Частой гостьей стала заслуженная артистка России Татьяна Уфимцева, она родом из Ангарска, но сейчас живёт в Москве. В мае в Черемхово приедет московский режиссёр Виктор Стрельченко, он будет ставить «Музыканта» Владимира Гуркина.

А 25 марта в театре состоится премьера «Утиной охоты» Александра Вампилова, поставленной краснодарцем Даниилом Безносовым. Сергей Кирилочкин говорит, что на удивление у «Утиной охоты» очень мало поклонников - эта пьеса собрала уже много плохих постановок, и даже фильм с Олегом Далем Кирилочкин называет неудачным, отмечая, что не зря Вампилова окрестили новым Чеховым, ставить его так же сложно.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах