aif.ru counter
615

«Бугульдейка hall». Петербуржец хочет создать театральную мекку на Байкале

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. «АиФ в Восточной Сибири» 16/07/2014
Лаборатория «Театрика» ломает привычные художественные представления.
Лаборатория «Театрика» ломает привычные художественные представления. © / Антон Климов / Из личного архива

В 2012 году члены театральной лаборатории «Театрика» в первый раз приехали на Байкал. Они настолько были поражены увиденным, что, не смотря на зиму и холод, остались здесь на несколько месяцев.  В старой Ангасолке прямо на замёршем озере они построили ледяной лабиринт. Для ледяного сооружения были привезены кубы льда из всех рек Москвы и Санкт-Петербурга. В день весеннего солнцестояния лабиринт вскрыли, и все воды «встретились» друг с другом. Нынешней весной несколько недель шёл арт-фестиваль «Табун Ветров» в Бугульдейке. В августе в центре деревянного Иркутска Пётр Немой с компанией открывает Центр культуры, в котором планируется активно заниматься не только творчеством, но и вести масштабные образовательные программы.

О том, что ещё интересного приготовила «Театрика» и почему заштатная деревушка Бугульдейка на берегу Байкала должна стать одной из мировых театральных столиц, он рассказал «АиФ-Иркутск».

Оригинальная выставка, уоторую Петр сотоварищи оганизовали в заброшенных домах Бугульдейки. Фото: АиФ / Роман Сизых

Театральная Бугульдейка

- Мы в первую очередь - театрально-исследовательская лаборатория и занимаемся изучением древнейших видов театров. В мире сейчас существует пять крутых «земляных» театральных центров. Центр Тадаши Сузуки и Мина Танаки в Японии, центр Эмира Кустурицы в горах Сербии, центры Ежи Гротовского в Польше и Италии, - рассказывает Пётр Немой.

Пётр Немой. Фото: Из личного архива / Юлия Гринёва

Ольга Андреева, «АиФ-Иркутск»: - Шестой вы собираетесь сделать на Ольхоне?

- Здесь, но не на Ольхоне. Важно, чтобы цивилизация была недалеко, но турпоток проходил мимо. Нам очень понравилась Бугульдейка. Совершенно сумасшедшее место по красоте, энергии и людям. Но, во-первых, надо понять, хочет ли нас это место, во-вторых - строительство театрального центра с Домом игры, с репетиционными залами, с местами для проживания - довольно сложная задача. Такой театральный центр сам по себе работает больше как исследовательский, туда приезжают иностранные группы по 20-30 человек для углублённой работы. Это не театральная площадка, к которой мы привыкли.

Ресторан запахов в доме Артюшкова. Фото: Из личного архива / Марина Рихванова

- На культурной карте Иркутска появилось ещё одно место - по улице Халтурина, 21, бывший дом известного архитектора Артюшкова. Правда, ещё в январе нынешнего года он встретил вас перемороженными трубами и отсутствием окон и дверей. Теперь здесь кипит жизнь. Что в итоге будет?

- Уникальное место не только для Иркутска, но и для России в целом. Место, где власть, культура, бизнес, наука и простые люди могут встретиться на независимой, не принадлежащей никому из них территории. Важнее этого сейчас нет ничего. Это центр культуры, где проходят выставки и спектакли. Это образовательное учреждение, потому что мы стремимся к тому, чтобы он стал посольством лучших брендов в образовании: московской школы нового кино, ВГИКа, ГИТИСа, Лондонской школы искусств, Токийской школы дизайна. Часть дома станет детским развивающим центром. У нас собственная вертолётная студия съёмок. Всё, что сейчас снимают в России: Кавказ, вулканы на Курилах и прочее, это наша работа. Сейчас мы аккумулируем всё здесь. На Байкале много интересных тем, которые нужно популяризировать.

Зимой члены театрики стали бугульдеями со своей особой культурой и костюмами. Фото: АиФ / Роман Сизых

- Пётр, может, это просто бизнес? В Москве и Санкт-Петербурге достаточно сильная конкуренция, а в Иркутске, как говорится, ещё «поле не пахано».

- С точки зрения бизнеса конкуренцию Москве ни один город в стране не составит. Москва прекрасна, потому что крайне конкретна. Если ты пришёл с реальной идеей, за 15 минут получишь ответ: да или нет. В Иркутске предлагаешь что-то, тебе понимающе машут головой и говорят: «Знаете, приходите в четверг: может, будет тот человек, который знает того человека, который, может быть, через месяц вернётся откуда-то и тогда, возможно…» Мы хотим построить здесь театральный центр, который стоит очень больших денег. Можно поставить под ружьё друзей и мир, чтобы сбросились деньгами. Но это мелочи. Этот театральный центр должен дальше за счёт чего-то жить, а когда начнётся исследовательский процесс, выезжать куда-то и делать праздники возможности не будет. Значит, надо построить мощную коммерческую структуру, которая будет стопроцентно кормить этот центр. Вот это уже драйвовая задачка.

Огненный спектакль в доме Артюшкова. Фото: Из личного архива / Михаил Неустроев

Про талантливых коровушек и менталитет

- За три года активной работы на иркутской земле вы столько сделали, трети чего иным и за всю жизнь не сделать. Надо же понимать такую вещь, как сопротивление среды, тем более - профессиональной среды. Как вас приняли представители иркутской культуры?

- Год назад, приехав из Франции, мой учитель Анатолий Васильев сказал: «В жизни я не терпел больших обид, непонимания и унижения, чем от товарищей по цеху». Это печально, но это факт. Когда мы делали «Табун Ветров», противодействие было мощнейшее, прямо лобовое. Причём не в открытой форме. У Оскара Уальда есть прекрасная фраза: «Слышал о вас много плохого. Судя по всему, вы крутой человек». Поскольку по природе своей я ледокол, то просто двигаюсь по маршруту и за последние 20 лет ни разу не свернул. И сейчас не собираюсь. Когда ты приезжаешь куда-то, начинаешь делать что-то, постепенно всё меняется. За спиной появляется караван. Сейчас такая ситуация уже происходит и здесь.

Пётр уже успел прослыть в городе оригиналом. Однако каждый, кто с ним знакомится, моментально переходит на его сторону. Фото: Из личного архива / Антон Климов

- Говорят, что у иркутян особая ментальность. Это миф или вам как человеку со стороны всё же есть что сказать по этому поводу.

- Когда мы только приехали в Иркутск, меня потрясло количество мастеров мирового уровня в керамике, ювелирке, в изготовлении костюмов и многих других областях. И полное незнание людьми друг друга и мировых трендов. Мы делали выставку Саши Алсаткина. Приходят разные люди и хвалят нас, какие мы молодцы, такого мастера привезли. Многим даже невдомёк, что это ваш крутейший ювелир. Такое ощущение, что всё поделено по каким-то дворикам и группкам, а между ними информационных связей вообще нет. Никто никого не знает.

Шоу и показ костюмов Анжелики и Александра Алсаткиных на отпускании ледяных табунов. Фото: Из личного архива / Юлия Гринёва

- Принято считать, что творчество и деньги не очень совместимы, особенно в провинции. И если творческая жизнь не особо удалась, годам к 50 такие творцы имеют не очень приглядный вид. Реально ли, посвятив себя искусству, быть обеспеченным самодостаточным человеком?

- Есть «коровушки» - талантливые художники, актёры и музыканты. Их надо пасти, кормить, доить и уже из того, что надоено, делать коммерческий продукт. Но есть пример Вячеслава Полунина, который всю жизнь создаёт самые крутые клоунские и карнавальные проекты. И всегда говорит, что чем дальше ты одной рукой хочешь залезть в чистое творчество, тем дальше второй рукой ты должен залезть в администрирование, деньги и управление. Везде, включая Иркутск, есть огромное количество прекрасных и беспомощных творческих объединений. Меня это очень веселит всегда. Потому что когда речь идёт о качестве, получается местного «разлива» позитивная «какашка». Сказать: «Я художник, я ничего не знаю про деньги» - очень удобная форма ухода от ответственности. Это и бизнеса касается. «Вы построили дом. А какая у вас художественная концепция влияния этого здания на ребёнка, который здесь вырастает?» - «Ну, мы не художники, мы не знаем». Такое же враньё. Просто и те, и другие не желают брать на себя ответственность за то, что они делают.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах