aif.ru counter
389

Бодайбинский район обобрала областная власть и предала - федеральная

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. "АиФ - В Восточной Сибири" 24/11/2009

Но справедливо ли? Чем сегодня живут горняки Привитимья, мы выяснили в рамках проекта «АиФ. Точка на карте - Бодайбинский район».

Неестественная убыль

Скучая в приёмной мэра города Бодайбо и района Евгения Юмашева, довелось полистать местную газету «Ленский шахтёр». А поскольку задерживался глава территории порядком (как сам потом объяснил - не мне, правда, а другому посетителю, - «…был в прокуратуре, а оттуда просто так не уйдёшь»), то добрался я и до раздела с частными объявлениями:

«Продаётся автомобиль «Хонда-Фит» - 300 тыс. рублей, 2-комнатная квартира в деревянном доме - 700 тыс. рублей, коляска-трансформер с колыбелью (синяя), коляска трёхколесная (красная)»...

- Каждый год мы теряем 2% населения, - говорит Евгений Юмашев об одной из главных проблем территории. - Сегодня в районе проживают 25 тысяч человек, 938 уехали в прошлом году, 810 - только за девять месяцев этого года. Если так дальше пойдёт, через 20-30 лет на севере вообще никого не останется. Только за прошлый год на «материк» уехало 8 врачей, теперь в ЦРБ работает 42 специалиста - почти вдвое меньше норматива. Стоматолог один на весь район! Завлечь сюда молодых медиков не получается, даже квартиры для них обещаем снимать, относительно высокую зарплату предлагаем - врачи здесь получают в среднем 48 тысяч рублей - бесполезно.

- Соответственно, на приём к узким специалистам люди в Иркутск ездят?

- Чаще наоборот - периодически приглашаем врачей к себе, предоставляем им транспорт, они ездят по посёлкам. Чем болеют бодайбинцы? К сожалению, много онкологии. Ведь где золото, там и уран - об этом мало говорят, но у нас даже экспедиции работают - ищут месторождения ядерного топлива.

- Нам читательница пожаловалась из посёлка Маракан: тела умерших в морг, а потом и обратно родственники вынуждены возить на личных машинах…

- Да ещё не каждая преодолеет эти 140 км бездорожья. У нас внутри района примерно 600 километров дорог - все гравийные. По нормативу на содержание каждого километра требуется 629 тысяч рублей, а область как собственник выделяет всего 27 тысяч. Это уже стало традицией - аварийные участки у нас безвозмездно ремонтируют золотодобывающие предприятия. Сейчас ведём переговоры с региональным правительством о том, чтобы некоторые дороги отдали в наше ведение и тем мизером, что всё-таки выделяется, мы могли бы компенсировать компаниям хотя бы затраты на горючее. Но область говорит: «Хорошо, забирайте, но вообще без финансирования». В общем, пока не договорились. А что касается вашего вопроса - скорее всего, речь идёт о временной проблеме - в Маракане сгорел автомобиль «скорой помощи». Вообще хочу подчеркнуть: мы остаёмся, пожалуй, единственным муниципалитетом, который вопреки нормативам обеспечивает круглосуточное дежурство бригад «неотложки» в отдалённых посёлках.

«Обезжирили», забыв накормить

Иначе как абсурдной экономическую ситуацию в Бодайбинском районе не назовёшь. Местные золотодобывающие предприятия в этом году перевыполнили план, цена на золото достигла своего исторического максимума, но при распределении налоговых благ территория-донор осталась в положении бедной родственницы. Дело в том, что с 1 января этого года муниципалитет лишился четырёх налогов, в том числе на добычу полезных ископаемых (НДПИ) - они были переведены на областной уровень.

- Нас ограбили, - заявляет Евгений Юмашев. - В связи с изменениями бюджетного законодательства мы потеряли 327 миллионов рублей - только НДПИ должен был принести в казну района 270 миллионов. Когда этот вопрос обсуждался в Законодательном Собрании, в ответ на мои возражения представители команды прежнего губернатора поспешили успокоить, что своими непопулярными действиями они хотят «обезжирить» такие крупные города, как Иркутск, Ангарск и Братск. Всем северным территориям обещали возместить потери дотациями и субсидиями. Но нам вернули только 129 миллионов - то есть правительство не сдержало своё слово. И сегодня я в таком положении, что не знаю, воспитателям какого детсадика в первую очередь зарплату перечислять. Нам пришлось сворачивать муниципальные программы, закрывать некоторые фельдшерско-акушерские пункты, молочную кухню, сокращать зарплаты бюджетникам. И хотя сегодня мы числимся в шестёрке лучших территорий региона по оптимизации расходов, кому от этого легче? Через два с половиной года будем отмечать столетие Ленского расстрела, могу сказать, настроения в обществе сейчас ничем не лучше…

Ещё одним примером отношения областных и федеральных властей к отдалённой территории мэр называет бассейн в Бодайбо - бездействующий более трёх лет:

- Чинить аварийную крышу объекта область предложила нам напополам с федеральным центром, а это порядка 30 миллионов рублей - сумма для нас неподъёмная, особенно сейчас. Единственная федеральная программа, в которой фигурирует Бодайбо, предусматривает реконструкцию взлётно-посадочной полосы. Так уж вышло, заместитель министра транспорта РФ Андрей Недосеков, наш земляк, лоббирует этот вопрос. Но финансирование начнётся только в 2014 году.

Транспортная доступность северного города - вообще отдельная тема. Три месяца в году Бодайбо отрезан от «большой земли», в результате золотодобывающие компании вынуждены покупать те же запчасти с запасом - соответственно, брать кредиты в банке, а потребители - довольствоваться консервированными или откровенно просроченными продуктами. Дело в том, что мост через реку Витим, который должен был связать город с трассой на железнодорожную станцию Таксимо (Республика Бурятия), построенный почти наполовину, брошен с началом конца советской эпохи.

- Самое обидное, что все конструкции уже были закуплены и лежали на станции в Усть-Куте. Продержись советская власть ещё год и была бы у нас постоянная наземная связь, - сокрушается глава территории. - Возможно ли достроить мост сейчас - конечно, вопрос спорный, ведь переправу просто бросили, не законсервировав. Но чтобы предпринимать какие-то шаги, мы должны получить долгострой в муниципальную собственность. С просьбой о безвозмездной передаче объекта обращались в Москву - в компанию «Полюс Золото», но получили категорический отказ: «Только через публичные торги, первоначальная цена будет определена независимым оценщиком».

Коммунальные катаклизмы

В прошлом номере «АиФ в ВС» мы сообщали, что областное правительство включило Бодайбинский район в программу модернизации ЖКХ. Почему северная территория попала в число авангардных, объяснил генеральный директор МУП «Водоканал» Владимир Орлюк:

- Во-первых, мы относимся к территориям с ограниченным сроком завоза энергоносителей. Кроме того, в районе находятся теплоисточники, которые работают на разных видах топлива, в том числе таких дорогих, как нефть и мазут. С учётом постоянного роста на энергоносители - например, уголь с 2006 года вырос в цене в два раза, до 3 тыс. рублей за тонну - областные власти стремятся сократить расходы на северный завоз. На средства, выделенные из областного бюджета, наше предприятие проводило плановую замену сетей в городе, в результате избавились от больших утечек, а это уже колоссальная экономия - за три года потребление угля снизилось с 35 до 25 тысяч тонн.

В 2008 году на базе самой крупной котельной в Бодайбо начали строить центральный тепловой пункт, с вводом которого можно будет закрыть две мазутные котельные. В общей сложности, по словам главного коммунальщика города, в Бодайбо планируется закрыть 7 жидкотопливных теплоисточников.

- Нас выбрали ещё и потому, что мы имели утверждённый проект модернизации, - продолжает Владимир Орлюк. - Но желательно, чтобы региональное правительство не затягивало с финансированием работ. Ведь из 45 миллионов, запланированных на этот год, 9 не поступило. А это значит, что объект не будет введён в срок - уже начинаются трения с подрядчиками.

Срок окупаемости инвестиций в ЖКХ - два-три года, экономия бюджетных средств, полагает Владимир Орлюк, должна отразиться и на снижении тарифа для населения, но «это по идее»:

- С нового года ожидается рост стоимости одной гигакалории более чем на 40% - до 1200 рублей. Это значит, что за трёхкомнатную квартиру люди будут платить пять тысяч рублей. Понятно, что не все понесут такие деньги в кассу, а эффективных рычагов взыскания нет, даже к зажиточным горожанам служба судебных приставов, я считаю, слишком лояльна. Не хотят портить отношения - сказывается эффект маленького города.

Прокомментировал директор МУП «Водоканал» и самую злободневную проблему города:

- В 1997 году в городе была построена плавучая насосная станция «Роса», которая качает воду прямо из Витима. В чём минусы этой временной (!) схемы? Вода не отстаивается, бывает мутной, особенно в период таяния снегов. Ну и дважды в год у нас катаклизм - баржу сносит во время ледохода и ледостава. На какое-то время население и система отопления остаются без воды.

- Так всё-таки вашу воду можно пить? - уточняю уже вовсе не из праздного интереса.

- Ну а почему нет? Вода в Витиме мягкая не в пример артезианской…

Вымерли, как мамонты

- Пить нельзя, - уверен пенсионер из посёлка Мамакан Юрий Казанцев. - Лет десять назад случайно узнал от приятеля, как некоторые браконьеры лёгкую рыбу добывают. Загораживают сетями заездок, поднимаются выше по течению и высыпают в воду пачку порошка… У нас этот, образно говоря, порошок в Витим сливают тоннами, ведь очистные сооружения не работают толком ни в Таксимо, ни в Северомуйске, ни в Бодайбо. Выше железнодорожного моста рыба есть, а в наши уловы не то что осётр, таймень, сиги и ленки - даже широколобки не заходят. Ведь Витим быстроводный, в отличие от той же Лены в нём нет водорослей, которые съедали бы химию.

Юрий Александрович проработал охотником-промысловиком 33 года, однако ориентируется не только в вопросах экологии. Например, зашёл у нас разговор о коренных жителях севера - якутах и эвенках.

- Вымерли наши «нацмены», как мамонты. Ведь когда советская власть запретила им заниматься оленеводством, они потеряли смысл в жизни, а что получили взамен? Приведу такой пример. Летом 1963 года в посёлок Светлый с населением 450 человек пришли две баржи: продукты и 1200 ящиков с выпивкой. Ровно через три месяца ни капли спирт­ного в посёлке уже не было - я посчитал, получилось по две бутылки на каждого мужика в день! В результате сейчас в Светлом из двадцати эвенкийских семейств осталась одна. Когда я там работал, 63 аборигена промысловиками числились, сейчас - трое.

- Но ведь существовали государственные программы по сохранению коренного населения севера…

- Ну а как же! Они-то народ и погубили. Например, работали у нас в крупных посёлках школы-интернаты для ребятишек «нацменов» - чем не способ избавиться от лишнего рта? У меня жена работала учительницей, привезли ей на вертолёте двух сестёр - эвенкиек Зою и Олю - как потом выяснилось, пятилетних, но не в этом суть. Выучила жена девочек, а в живых сегодня нет ни той, ни другой. Что с ними конкретно случилось, я не знаю, но большинство трагедий связано с алкоголем: застрелился, подрался, уснул на снегу - привычная хроника тех лет. Это было потерянное поколение - от привычного уклада жизни их оторвали, а в новом для себя обществе они не прижились. Нельзя целый народ за уши в цивилизацию тянуть - так и голову оторвать недолго!

Надежда - наш компас земной

И всё же, при всех своих проблемах территория не кажется депрессивной.

…То объявление о продаже движимого и недвижимого имущества - в конце командировки я позвонил по указанному в газете телефону, поинтересовался, куда уезжает эта молодая по всей видимости семья. Однако без всякого удивления услышал: «Мы дом здесь купили, и машину меняем - хотим побольше». Прожив в Бодайбо всего четыре дня, я внутренне настроился, что ответ будет именно таким.

Рискну предположить, в суровых климатических условиях особенно велика сила надежды.

Вот, например, пенсионер Юрий Казанцев ратует за возвращение к сталинской практике вольноприносительства. Понимает, что вряд ли чего-то добьётся, однако петиции президенту, премьеру и спикеру пишет исправно, подписи собирает.

- В военные годы местным жителям разрешалось мыть золото и сдавать его в золотоскуп за боны, на которые можно было выменять продукты. Сегодня это было бы хорошим подспорьем, особенно для пожилых людей, ведь пенсии даже на севере мизерные, - говорит бывший охотник. - Нас не хотят пускать на прииски, боясь, что начнём воровать золото, но ведь и сейчас воруют, при этом сдают не государству, а бандитам (неслучайно же Бодайбо лидирует среди российских городов по количеству «Ленд-Крузёров» на душу населения, многие из владельцев джипов официально нигде не трудоустроены. - Ред.).

Надеются на победу и уверены в правоте (правда, каждый в своей) участники публичного конфликта: мэр Евгений Юмашев и трижды уволенная им, но восстановленная судом директор МУП «Бодайбоинформпечать», по-совместительству редактор «Ленского шахтёра» Лариса Кузнецова. Точка в этом споре не поставлена, но за интригой в городе следят, некоторые даже пророчат отчаянной оппозиционерке победу на следующих муниципальных выборах, однако на работу принимать не хотят.

Недюжинный энтузиазм движет и группой предпринимателей, которые купили этим летом всего за миллион рублей чудом уцелевшую наземную станцию космической связи. Выяснилось, что 12-метровая тарелка, способная отслеживать сигнал с высокоэлептических орбит, не устарела. Спутники, на которые она ориентирована, ещё в строю, более того - принимать их сигнал гораздо дешевле, чем с современных. Смекнув это, бодайбинцы тянут от станции к каждому дому оптоволоконный кабель (утверждают, что такими технологиями может похвастать далеко не каждый областной центр). Большой пакет услуг - 40 каналов аналогового и цифрового ТВ, телефонию и скоростной доступ в Интернет без пяти минут медиамагнаты собираются продавать населению за 200 рублей в месяц.

Языком цифр:

Выручка от реализации добытого золота на территории Бодайбинского района в 2009 году должна составить 13,2 млрд рублей. В виде налогов муниципалитет не получил из этой суммы ни копейки, лишь 24,8 млн рублей - в рамках заключённых соглашений о социально-экономическом сотрудничестве с золотодобывающими предприятиями.

Комментарий:

Настоятель бодайбинского храма Рождества Христова отец Георгий (Белов):

- Бодайбинцы - особенный народ. Земля-то суровая: кто попало здесь не приживается.

И я заметил: чем менее комфортны условия для проживания, тем чище народ. Здесь летом нужно побывать, тогда многое станет понятно. Например, мне частенько приходится общаться с охотниками, видя величие природы, они-то знают, что Бог есть, что он их защищает. Вообще люди потихоньку возвращаются к вере свои отцов, хотя это дело не одного дня. Взять фотографию 1904 года - на приходской площади тогда 500 семей собралось, сейчас приход скромнее 150 - 200 человек, если всех собрать. С чем идут? Было дело, отговорил я женщину от аборта - тяжёлая у неё ситуация складывалась: муж бросил, жить ей со старшим ребёнком было особо негде, с деньгами проблема. Недавно крестил её ребёночка - с его рождением как-то всё у неё в жизни устроилось.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах