aif.ru counter
61

Несвобода выбора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. "АиФ - В Восточной Сибири" 27/01/2010

Психологи – большие мастера рассказывать, что у людей на уме, проанализировав их мимику, жесты, позы. А психолингвисты могут по написанному или произнесённому тексту раскрыть истинные мотивы поведения человека, его попытки управлять и навязать свою точку зрения. Как распознать, что нас подталкивают к определённому выбору, и научиться противостоять манипулятору, выяснила корреспондент «АиФ в ВС».

«АиФ»:- Ольга Леонидовна, сейчас в моде нейро-лингвистическое программирование. Оно и вправду действенный способ управлять сознанием людей?

О.М.: - НЛП - странная штука. В этом методе есть и ненаучное, шапкозакидательское, нечто похожее на то, что используют цыгане, когда выманивают деньги у жертвы. Если человек сам по себе харизматичный, он, немного почитав специальную литературу по НЛП, начинает размахивать руками, говорить красивые слова и думать, что производит впечатление. На самом деле, на таком поверхностном уровне он может воздействовать только на очень внушаемых людей.

«АиФ»: - То есть НЛП – фикция?

О.М.: - Не совсем. Там есть некоторые крупицы истины, которые можно использовать, например, в рекламе. Мы с одним из моих студентов несколько лет работали над проблемой разных модальностей восприятия, над тем, как можно это использовать в рекламе. Все люди по способу своего восприятия окружающего мира подразделяются на визуалов (кто легче воспринимает картинку), аудиалов (для них важнее звучание) и кинестетиков (определяющим являются ощущения). И в зависимости от типажа можно на человека определённым образом воздействовать.

Но, в целом, к НЛП я отношусь скептически. У нас принято модные слова вворачивать. Вот, мол, я – НЛП-ёр, НЛП-ист, и сейчас тебя зачарую, и определю твой психологический тип и быстро смогу тобой управлять. Но всё это скорее такая красивая игрушка, чтобы заворожить слушателя, нежели действенный инструмент.

«АиФ»: - Ваша диссертация посвящена исследованию манипуляций в политической сфере. Насколько часто разные способы психолингвистического воздействия используются в выборных кампаниях?

О.М.: - Не знаю, к сожалению или к счастью, но манипулятивные техники применяются всегда, будь то сфера политики, рекламы или бизнеса. Воздействие на сознание адресата присутствует и там, и тут. Возникает другой вопрос: манипуляция – это хорошо или плохо?

Когда я читаю студентам курс лекций по теории коммуникации, то в течение семестра объясняю, как работают технологии манипулирования сознаниям. Некоторые могут даже меня упрекнуть: как, мол, тебе не стыдно учить людей плохому. И я так отвечаю на подобные вопросы. Манипуляция как топор. Можно, к примеру, топором дров наколоть, потом печку растопить, кашу сварить и ребёнка голодного накормить. Или можно этим же топором старушку стукнуть по голове, тогда он из полезного инструмента превращается в орудие убийства. Так и с манипуляцией: все зависит от того, во благо или во зло она применяется.

«АиФ»: - Какие типы манипуляторов вы можете назвать?

О.М.: - В плохой (поверхностной, популярной) психологии есть понятие «психологический вампир», оно используется, в том числе, и для описания определённого типа манипуляторов. Это люди, которые постоянно ноют, жалуются на жизнь, требуют к себе внимания, исполнения своих капризов. Чудесным примером такого вампира была барыня в «Муму». Ей захотелось, чтоб Герасим утопил собачку, и она этого с успехом добилась. Но барыня применяла свою манипулятивную силу неосознанно.

«АиФ»: - А есть манипуляторы, которые управляют другими людьми, даже не отдавая себе в этом отчёта, а есть специалисты, использующие манипуляцию вполне рационально?

О.М.: - Да. К последнему типу манипуляторов относятся первоклассные пиарщики и профессиональные политики. Они просчитывают каждый шаг, чётко представляют себе, какое слово, фраза, действие повлияют на разные группы и типы людей. В политических битвах всегда участвуют манипуляторы и побеждают не обязательно те, у кого денег больше, а те, у кого продуманы способы воздействия на сознание избирателей.

«АиФ»: - Можете привести примеры, где подобные технологии были блестяще реализованы?

О.М.: - Таких примеров много. Удивительный Владимир Вольфович Жириновский, его так часто анализируют, что некоторым он, наверное, поднадоел. Он занял удачную нишу, избрав роль клоуна, и эксплуатирует это последние 20 лет.

Посмотрите на политическую жизнь России: вот один политик пытался провести реформу, но ему не удалось, а другой, напротив, осуществил преобразования и достаточно успешно. Про Жириновского мы ничего конкретного сказать не сможем, и не припомним ничего, кроме каких-то безумных акций с его участием. Но на протяжении пары десятилетий он стабильно имеет больше 5% голосов избирателей, а всего-то надо было занять нишу клоуна. Роль отца большого семейства, немного самодура, которого боится и уважает вся семья, была у Бориса Ельцина: в соответствии с ролью он рюмочку выпил – и по столу кулаком, и всех разогнал, а потом наутро проспался, голова перестала болеть, и он всех обратно вернул. Совсем другой типаж у Путина, у него роль супер-героя, мужчины-защитника.

А Жириновский, надев на себя однажды клоунский наряд, с успехом его применяет, то женщин за волосы таскает, то обещает вымыть сапоги в Индийском океане. При этом он прекрасный манипулятор.

«АиФ»: - Это вы про историю с обливанием политического оппонента соком?

О.М.: - Это другой эффектный ход в его исполнении. В 1999 году Евгений Киселёв пригласил к себе на передачу Владимира Жириновского и Бориса Немцова, напомню, трюк с соком был к тому моменту уже разыгран. Поэтому пиарщики настроили Немцова на игнорирование всех провокаций, на спокойное и ровное продавливание собственной позиции. Жириновский кричал так, что у него вены на шее вздулись, эпатировал публику, но вывести оппонента из себя не мог и тогда он использовал следующий манипулятивный приём. Немцов предложил установить пенсии для депутатов среднероссийскими. Так, чтобы если депутаты себе индексируют пенсии, то чтобы и для пенсионеров российских тоже автоматически была индексация.

На что Жириновский ответил: «Мы сегодня получаем большую зарплату, я согласен, десять тысяч рублей. Но не мы, Борис Ефимыч, её устанавливаем. Мы даём только законы. Указом президента это де-ла-ет-ся, дорогой мой радиотехник! Ну! Учите Конституцию! Мы не можем! Мы не можем отменять Указ президента (последние слова выкрикивает)». Вот она – манипуляция. Слово радиотехник, называющее лицо по профессии, в данном контексте употребляется оценочно, хотя вне контекста нейтрально, не несёт оценку. Толковый словарь даёт следующие значения этого слова: 1. ‘Специалист по радиотехнике’. 2. ‘Специалист, занимающийся установкой и ремонтом радиоаппаратуры’.

Обращение радиотехник используется манипулятором для выражения пренебрежительного отношения к противнику, для понижения его статуса в профессиональной политической иерархии. Жириновский, называя своего оппонента радиотехником, подчёркивает его несостоятельность в сфере политики, тем самым оценивая высоко собственный статус как профессионала-политика. Использование при обращении прилагательного и притяжательного местоимения дорогой мой усиливает отрицательную оценочность. Появляется оттенок саркастического отношения к адресату, осмеяния его профессиональных качеств. Жириновский пытается внушить слушающим, потенциальным избирателям, идею своего превосходства. Определённую роль играет и интонация (см. произношение слова де-ла-ет-ся). Она способствует созданию иерархических отношений «сверху – вниз», «старший – младшему», так как проговаривание по слогам ассоциируется у слушающих, прежде всего, с ситуацией растолковывания чего-то непонимающим детям.

Таким образом, употребление обращения радиотехник вызывает сильный прагматический эффект. Адресат-наблюдатель начинает оценивать оппонента говорящего как непрофессионального политика, члена такой партии, которая ассоциируется с негативными качествами.

«АиФ»: - Я правильно понимаю, что первая задача манипулятора - вывести свою жертву из эмоционального равновесия?

О.М.: - Это одно из условий получения превосходства над оппонентом. Главная же задача манипулятора, чтобы человек, на которого оказывается воздействие, совершил необходимый шаг(купил рекламируемый товар, избрал определённого политика и т.п.) и даже не осознал факт принуждения. Марионетка не должна догадаться, что ею управлял кукловод.

«АиФ»: - А как выглядит манипуляция во благо?

О.М.: - Помните историю Малыша и Карлсона? Был несчастный Малыш, которого не взяли в кино, ему не купили собаку, по сути это ребёнок ненужный родителям. Он стоял у окна, грустил и вдруг увидел, как летит мимо забавный человечек. Мы сейчас не анализируем тот аспект, что Карлсон – самолюбующийся персонаж, который «умный, красивый» (последнее для него явно важнее), ещё значимей «в меру упитанный, в самом расцвете сил». А далее апофеоз – «больше я тебе ничего не могу сказать». Карлсон вводит элемент тайны, подталкивает Малыша к желанию попасть в круг избранных, знающих некий секрет. Чистая манипуляция, но она даёт позитивный результат, ребёнок перестаёт быть одиноким, находит друга. То есть манипуляции – это не исключительное зло.

«АиФ»: - И всё же нередко нами манипулируют в корыстных целях, как этому можно противостоять?

О.М.: - Нужно анализировать, включать рациональное. Как только человек начинает осмысливать ситуацию, оставляя в стороне эмоции, он становится менее уязвим для манипуляции.

«АиФ»: - Иркутянам в марте предстоит выбирать нового мэра. А есть некие заманухи, на которые клюёт наш местный избиратель? На чём могут сыграть манипуляторы?

О.М.: - Иркутский избиратель ловится на апелляции к сибирским корням, когда к нему обращаются как к сибиряку, земляку, иркутянину. Я проводила психолингвистический эксперимент и выясняла у иркутян, что для них является важным в понятиях СИБИРЬ и СИБИРЯК. Психолингвистический эксперимент проводился для того, чтобы выявить ассоциации, возникающие в сознании носителей русского языка при актуализации стереотипов СИБИРЬ и СИБИРЯК. Это был первый этап исследования.  А потом проанализировала предвыборные листовки, которые распространяли разные кандидаты. Затем с помощью дискурс-анализа выявлялись приёмы воздействия, с помощью которых авторы текстов листовок актуализировали определённые ассоциации, связанные со стереотипами СИБИРЬ и СИБИРЯК».

Среди использованных приёмов воздействия самыми частотными оказались приёмы, работающие не открыто, явно, а скрыто, т.е. на семантическом уровне.

Например. Недопустимо считать Сибирь сырьевым придатком страны. Это опорный край державы, обладающий могучим интеллектуальным и промышленным потенциалом (Здесь использованы следующие приёмы: ассерция, маскирующаяся под пресуппозицию, использование метафоры как способа структурирования сознания, использование слов, обозначающих реалии, положительно оцениваемые социумом).

Авторы листовки апеллируют к следующим ассоциациям: отсталость, самобытная природа, предмет гордости, основательность, трудолюбие, обладает позитивной энергией, мощь, особые люди, самостоятельный, умный.

«АиФ»: - Кто наиболее подвержен манипулятивному воздействию?

О.М.: - На самом деле сыграть можно на слабостях любого человека. Это как в отношениях мужчины и женщины - игра на недолюбленности. Девочке в детстве говорили, что у неё некрасивый нос или глаза, она выросла и стоит какому-то мужчине обратить внимание на её внешность, как она поведётся. Манипуляция - всегда штучная работа, она рассчитана на определённый пол, возраст, уровень образования и т.п.

«АиФ»: - А встречались вам попытки манипуляции, которые заканчивались грандиозным провалом?

О.М.: - Таких немало. В рекламе должны грамотно сочетаться визуальный и вербальный компоненты, проще говоря, текст и картинка. Представьте, висит баннер. На нём написано: «Ударные цены». Предполагается, что цены должны поразить покупателя своей доступностью. И к такому слогану добавлена картинка, когда человеку в лицо летит кулак, этакий хук справа. Получается при расшифровке подобного послания, что потребитель побит, он получает удар. Такой рекламой можно только отпугнуть, а не привлечь клиентов.

«АиФ»: - В предвыборных кампаниях нередко оппоненты очерняют друг друга, озвучивают нелицеприятные факты из биографии противника. Это тоже манипуляция?

О.М.: - Нет. Это наоборот демонстрация неспособности использовать манипулятивные технологии. Манипуляция – очень искусная вещь и одним из её признаков является скрытость воздействия. Как только твой оппонент почувствовал, что им помыкают, можно считать, что манипуляция не удалась. Следовательно, ты топорно сработал, это уже несостоявшаяся попытка манипуляции, и твой оппонент немедленно выставляет блок, защищается. Такому горе-манипулятору ничего не остаётся ничего не остаётся, как идти на обман, ложь, очернение. Такие избирательные технологии говорят об интеллектуальной бедности и непрофессионализме пиарщиков.

«АиФ»: - Нынешнюю выборную кампанию будете анализировать?

О.М.: - Честно сказать, сейчас политика для меня отодвинулась на второй план. Сегодня я занимаюсь проблемами атрибуции текста, с коллегами – сотрудниками кафедры русского языка и общего языкознания ИГУ – мы работаем на лингвистическими экспертизами, которые выполняем по просьбе представителей следственного комитета при Прокуратуре РФ, а со студентами, помимо всего прочего, разбираем на занятиях примеры манипуляции в глянцевых журналах. Например, анализируем, как оказывается воздействие на сознание читателя в женском и мужском глянце.

«АиФ»: - И как же нас «разводят» эти красочные здания?

О.М.: - В женских изданиях преобладает такой подход: «Мужчины все дурачки, но главное они деньги дают. Ты его приголубь, в ушко подуй, в глазки загляни, и он тебе шубку купит». Аналогично ведется повествование и в мужском глянце: «Женщины глупенькие, на их выкрутасы внимания не обращай. Ты же главный, просто деньги им иногда давай, и они будут делать так, как ты хочешь». Я, конечно, несколько утрирую, но в основном, суть статей сводится к этому.

«АиФ»: - А наши местные глянцевые издания тоже манипулируют читателем?

О.М.: - Они пытаются, но не дотягивают до качественной манипуляции. Местные журналы демонстрируют потуги к глянцу, хотя в последние годы качество статей постепенно изменяется (иногда – и в лучшую сторону).

Досье:

Ольга Леонидовна Михалёва родилась 27 июля 1969 года в посёлке Сангары(Якутия).  В 1991 году закончила филологический факультет Иркутского государственного университета. В 2004 году защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Политический дискурс как cфера реализации манипулятивного воздействия». В настоящее время доцент кафедры русского языка и общего языкознания ИГУ. Сферу её научных интересов составляют теория коммуникации, психолингвистика и социолингвистика.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах