aif.ru counter
548

«Наша позиция становится примером». Кто идет в современные волонтеры?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ в Восточной Сибири» 09/12/2015
Александр Деев
Александр Деев © / Из личного архива

Когда в Театре юного зрителя прошло мероприятие, приуроченное к Международному дню добровольца,  присутствовали далеко не все волонтёры-пожарные, которые попали в список награждаемых. Волонтёры находили время на выезды в горящий лес, но не пришли получать награды.

О том, что движет современными волонтерами и какова в их деятельности роль патриотизма кореспондент «АиФ-Иркутск» поговорил с членом штаба добровольческого движения «Отряд 15.08» Александром Деевым.

«Накалённая» подготовка

«Отряд 15.08» появился, буквально говоря, в два дня. Рупором стали социальные сети в Интернете.

- Сергей Перевозников выложил пост: мол, мужики, давайте что-нибудь делать с пожарами! - рассказывает Александр Деев. - Сразу человек пятнадцать собралось, потом ещё восемь присоединились. Я тоже кинул клич, но мне удалось собрать лишь несколько человек: видимо, мои друзья воспринимали события вокруг Байкала не так эмоционально, как я. Не проснулась в них та активная гражданская… В общем, мы с другом были в составе группе уже во второй её выезд, а позже и другие мои друзья присоединились. Потом ещё какие-то люди, и ещё… Уже через неделю нас было сто двадцать шесть!

Андрей Москов «АиФ-Иркутск»: - Александр, в общих списках награждаемых 7 декабря было 620 волонтёров, сколько из них «ваших»?

Александр Деев: - Мы подали списки на награждение трёхсот человек, на мероприятие пришло меньше сотни. Просто кто-то считает, что - да, не лишне будет показать «потомству» свидетельство того, что твоё дело было замечено. Другие сказали, что им это не нужно. Съездили, увидели, что это такое - лесной пожар, сделали, что могли, и всё. Но ни те, ни другие тогда даже не задумывались о каких-то наградах.

Фото: Из личного архива

- А о чём думали? Вот, например, вам зачем понадобилось лезть в пекло?

- Просто поехал отдыхать на Байкал и увидел, что там творится, что ничего не делается, чтобы это остановить. Уже на пароме некий Антон Волков - такой же, как я, отдыхающий, причём не местный - москвич, рассказал, что каждый день пытается собрать людей и с группкой таких же, как он, ездит тушить пожары, а власти практически бездействуют… И я проникся! Высокопарно? А я вот проникся! Проснулось: если власти и местные жители не хотят, то, кто, если не я! Пока несколько дней с семьёй были на Ольхоне, это росло внутри, и как только вернулся в город, поехал в ВДПО - Всероссийское добровольное пожарное общество. Пришёл туда с предложением - я собираю людей, а ВДПО берёт нас под своё крыло, и мы начинаем тушить. Но поддержки не нашёл. Энтузиазм с их стороны вроде бы был, но подкреплять его действиями не спешили. «Лопаты и палатки есть?» - «Есть, но мало.  Дадите?» - «Не получится, волонтёры - это не члены ВДПО. Вот, если бы вступили…»

А нам некогда было вступать, да ещё и –платить три тысячи рублей за медицинское свидетельство. Сами собрались и пошли. И ни на одном нашем выезде, а они продолжались полтора месяца, мы не встретили представителей ВДПО, не удалось нам посотрудничать, хотя у них есть и оборудование, и инструкторы. Нам пришлось всех и вся «на коленке готовить», но мы сумели сами сформировать базу и быстро расшириться.

Фото: Из личного архива

Без расписки в бессилии

- Откуда у стольких людей вдруг появилось желание принять активную гражданскую позицию?

- Все люди любят Байкал, а тут увидели, что он в беде. Отреагировали ведь не только мы - откликнулись многие регионы. Просто у всех появилось ощущение, что мы теряем что-то своё и очень важное. И если станем сидеть, ничего не делать и только винить власти, то потом будем винить за это себя.

- И люди решили продемонстрировать власти, что уже устали на неё надеяться?

- Нет. Просто собрались деятельные ребята, в основном предприниматели, которые привыкли всё делать сами. Встающие во главе волонтёрских движений - не бунтари. Это скорее люди, сильнее других любящие свою землю, сограждан и жизнь вообще. Для бунта нужны, наверное, другие. Но не нам. В нашем штабе нет ни одного «бунтаря». И мы никого не хотим ни в чём упрекать, все, кто виноват, сами себя уже упрекнули.

- Это тоже позиция - говорить: «Мы не хотим вас ни в чём упрекать, но знайте - мы это сделали, а вы расписались в собственном бессилии!»

Фото: Из личного архива

- Я бы не стал говорить, что это бессилие. Скорее, это результаты десятилетий разваливания Советского Союза и череды перевёрстываний Лесного кодекса. В итоге получилось, что не осталось ни институтов, ни людей, ни техники, ни средств. Поэтому уже несколько лет наблюдается тенденция замещения государственных структур некоммерческими организациями. Сейчас целые программы под это пишутся. На Западе те же добровольные пожарные дружины - распространённая практика в маленьких городах: там нет официальных пожарных, только местные жители, подготовленные, оснащённые. Кстати, мы накануне встречались с нашим губернатором, обсуждали совместную работу в комплексе.

- Эффективность «Отряда 15.08» была как раз в независимости, мобильности, работе «с колен». Не боитесь превратиться в госструктуру и потерять свою силу?

- По поводу госструктуры - исключено, а вот бюрократия, к сожалению, неизбежна. Но мы постараемся сделать так, чтобы оперативный штаб, отвечающий за выезды, оставался независимым от формальной организации. Сейчас готовим около тридцати человек бригадиров - это наши ребята, которые не раз выезжали на пожары и учились тушить не понаслышке. Сейчас они обучатся теории: будут проходить подготовку в МЧС, Авиалесоохране и Агентстве лесного хозяйства. И вот им определённой бюрократии не миновать - должны будут стать членами официальной организации, иметь действующий медосмотр, отвечать за шансовый инструмент и что-то там ещё в том же духе.

Фото: Из личного архива

Не дурной пример

- А как часто в волонтёры идут, чтобы «постить» свои «деяния» и пиарить свою персону в Интернете?

- Не исключаю, что в отряде были люди, которые хотели вызвать какой-то резонанс «репортажами» с места событий, но когда они приехали туда и получили инструмент, им стало просто не до этого. Не было времени проверять - кто есть кто. Самопиарщики сами и отсеивались: если человек один раз съездил, потом пять постов написал, видео выложил и к следующему выезду не появился, значит, он уже никогда не поедет.

- Такая гражданская сознательность больше присуща какому поколению, какому возрасту?

- Большинство - из поколения «до тридцати». И я думаю, что нас будет ещё больше. В этом возрасте пробуждается понимание того, что, если не ты сам, то кто?! Был период, когда людям приходилось просто выживать, им было не до гражданской активности. А сейчас мы в том периоде, когда можем что-то менять не только у себя в «огороде». Просто стали жить лучше, думаем теперь не только о насущных потребностях. И мне кажется, тут есть ещё такой момент: если ты не скрываешь свою активную жизненную позицию, это становится примером. Тем более что в Интернете в соцсетях можно легко себя позиционировать. В данном случае не дурной, а положительный пример становится заразительным. Не знаю, уместно ли в данном случае говорить о моде, скорее… Просто кому-то это нужно, а кому-то - нет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах