aif.ru counter
957

Мал сучок, да дорог. Как заготовить валежник и не нарваться на штраф?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. «АиФ в Восточной Сибири» 30/01/2019
Считают валежником упавшие на землю обломки стволов и сучья деревьев длиной не более 1,5 метров.
Считают валежником упавшие на землю обломки стволов и сучья деревьев длиной не более 1,5 метров. © / pixabay.com

С 1 января 2019 года россиянам разрешили беспрепятственно собирать в лесу валежник, который Госдума приравняла к недревесным ресурсам. Федеральный закон депутаты приняли весной 2018 года.

Тогда в соцсетях это вызвало множество шуток: мол, XXI век на дворе, а люди рады тому, что им теперь не нужно получать разрешение, чтобы собирать в лесу сухие палки. Однако, как говорят жители посёлков Иркутской области, им этот юмор смешным не кажется: дрова стоят дорого, и многие домовладельцы суровыми сибирскими зимами буквально спасаются этим сухостоем.

Чем дальше в лес…

«Если валежник в лесу хороший, не гнилой, им можно и без дров печь протопить», – замечает житель одного из сёл в Иркутском районе Николай Николаевич. Мужчина рассказывает, что заготавливает сухостой практически круглый год уже много лет.

«И до января 2019 года в лес ходили за валежником – не без этого, – говорит сельский житель. – По старому закону, чтобы его собирать, требовалось разрешение. Для этого приходилось побегать, пошлину заплатить. А действовал документ всего 10 дней. Кто валежником печку топит, столько времени мог терять на этих бумажках! Я такие разрешения брал, но, честно скажу, не всегда. Теперь проще, конечно, стало: захотел, поехал и собрал, сколько тебе надо».

Раньше за сбор сухих веток без разрешения могли оштрафовать. Теперь на вопрос лесного инспектора «Откуда дровишки?» никаких бумаг показывать не надо.

Однако не всё так просто. В каждом субъекте страны после изменений в Лесном кодексе РФ следовало принять документы региональные, притом в них можно было прописать более жёсткие правила по сбору упавших веток, стволов деревьев и мха. И чем дальше в лес, тем больше, казалось бы, излишне строгих и даже нелепых норм стали предусматривать законодатели на местах.

К примеру, в Ханты-Мансийском автономном округе собирать валежник можно не по всему лесу, а только там, где разрешат лесничества. Информацию об этих участках публикуют на сайте госорганов Югры и на стендах в зданиях лесничеств. Придумали это для того, чтобы «обеспечить пожарную и санитарную безопасность в лесах». В Пензенской и Тверской областях, республике Марий Эл и некоторых других регионах при сборе сухостоя можно использовать только так называемый ручной способ. Если гражданин возьмётся за пилу, топор или сучкорез, то будет считаться нарушителем закона. В Алтайском крае запретили хранить заготовленный валежник в лесу и оставлять там отходы, которые образовались после заготовки веток. Их нужно вынести из тайги вместе с валежником. Особенности «выноса» тоже кое-где прописали: в Липецкой области нельзя перемещать сухостой волоком, впрочем, как и использовать транспорт. Машины под запретом в Ярославской области и Пермском крае.

Дальше всех пошли парламентарии Кубани. Жителей Краснодарского края, перед тем как отправиться за валежником, обязали сообщить об этом чиновникам. Притом власти должны уведомление гражданина рассмотреть, и более того – указать ему на участок леса, который он может очистить от сухих веток. И даже это ещё не всё: региональному ведомству предписали собранный валежник учитывать до того, как селянин вывезет его из леса.

Заготовка особого режима

В Иркутской области, кстати, уведомительный порядок сначала тоже был – таким вышел первый законопроект. Правда, его всё же отклонили, так как посчитали, что эта норма нарушает права граждан. В министерстве лесного комплекса Иркутской области корреспонденту «АиФ в ВС» рассказали, что с 9 по 23 января 2019 года в их ведомство всё же поступило два уведомления от жителей Приангарья, которые сообщали, что собираются в поход за валежником. Им ответили, что чиновников об этом можно и не оповещать.

По нашему весьма либеральному закону жители региона могут беспрепятственно заготавливать остатки стволов деревьев, сучьев, веток и древесину, непригодную для промышленной переработки, хоть круглый год. Но ограничения всё же есть. И самое главное из них касается термина: валежником не считаются круглые и колотые лесоматериалы и порубочные остатки, которые можно встретить в местах, где рубили лесосеки. За их сбор можно схлопотать штраф.

Ещё одна норма ограничивает длину валежника: если она превышает полтора метра, то дерево необходимо, как написано в законе, раскряжевать – то есть разделить на части.

«Для этого жители региона могут воспользоваться бензопилами, ножовками, топорами», – пояснили в минлеса области.

В целом закон прост для понимания, однако вопросы к нему всё же появились. Так, до сих пор неясно, можно ли заготавливать валежник на землях, которые относятся к национальному парку. Как рассказали нашему изданию в лесничестве Листвянки, потребность в валежнике у сельчан есть, и они приходят к лесникам с вопросами. Однако точного ответа, можно или нет заготавливать сухостой в местном лесу, им пока дать не могут.

За разъяснениями мы обратились в минлеса области, нам ответили ссылкой на статью 11 Лесного кодекса РФ, в которой сказано, что пребывание граждан может быть запрещено или ограничено в лесах, расположенных в том числе на землях особо охраняемых природных территорий.

Вопрос переадресовали и в «Заповедное Прибайкалье» – дирекцию Байкало-Ленского заповедника и Прибайкальского нацпарка. Заместитель директора по лесохозяйственной деятельности учреждения Сергей Кочнев сказал, что пока в заповедных лесах собирать ничего нельзя.

«Сейчас мы разрабатываем порядок заготовки валежника, это связано с тем, что посещение территории национального парка должно быть подконтрольным», – отметил Кочнев, уточнив, что документ собираются разработать к началу февраля, о новом порядке обещают рассказать людям, живущим в территориях, на которые распространяется охранный режим. Он добавил, что в целом сбор сухих веток полезен для леса, однако весь заповедник разделён на зоны и в некоторых из них очистка от сухостоя запрещена.

Личный опыт

Жительница села Максимовщина Иркутского района Наталья Семёнова:

«В нашем доме есть только печное отопление, и за зиму дров уходит довольно много. В семье четыре человека, в том числе двое маленьких ребятишек. Приходится постоянно топить. Раньше мы покупали готовые дрова, но последние два года муж ездит в лес за ними сам: взял в администрации справку о том, что у нас дом с печным отоплением, выписал лесобилет (его стоимость символическая – 116 рублей, а действует он год), ему выделили деляну. За зиму у нас уходит четыре машины дров, они обходятся примерно в 20 тыс. рублей. Вместе с дровами мы используем и валежник, хорошо, что теперь хотя бы на его сбор никакие документы выписывать не нужно.

Мои родственники живут в частном доме в Забайкальском крае, и у них ситуация с дровами обстоит намного сложнее, чем у нас: леса почти нет – преимущественно степи, поэтому и древесина сильно дороже. За одну машину моя тётя платит минимум 8 тыс. рублей. Говорит, что всё чаще народ топит печки не дровами, а углём, так получается дешевле. Мы были у них в гостях в начале этого года, и родня шутила: «Надо было в чемодан закинуть пару полешек в подарок».

У нас в Иркутском районе проблема одна – делян почти не осталось, для заготовки дров выделяют участки где-то за селом Никольск, для нас это довольно далеко. Раскошеливаемся ещё и на бензин».

Комментарий

Председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС Иркутской области Роман Габов:

«Федеральный закон не касался лесов с особым статусом, в том числе тех, которые относятся к особо охраняемым природным территориям, поэтому однозначного толкования, можно или нет заготавливать валежник в лесах у Байкала, сейчас нет. Я так понимаю, пока запрещено, так как в особо охраняемых природных территориях помимо валежника есть и другие недревесные ресурсы: кора, мох, травы и так далее. Ситуация действительно непростая, нам необходимо получить разъяснения и от федеральной власти – инициаторов этого закона.

Думаю, областной закон в целом получился довольно удобным для людей. Единственное, нас критиковали за то, что мы ограничили длину валежника, но это было сделано и для безопасности самих лесов, чтобы люди под видом сухостоя не начали заготавливать деловую древесину. Обязанность контролировать исполнение закона лежит на лесхозах на местах».

Кстати:
Каких-то ограничений по количеству, объёму валежника, который могут заготавливать жители Приангарья, нет. Как нет и статистики, скольких людей в регионе вообще коснулся новый закон и сколько сухостоя они могут собрать за год. Как отметили чиновники, такие расчёты никто не проводил.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах