aif.ru counter
237

На крючке. Браконьеры испугались двойных такс за незаконную рыбу?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. «АиФ в Восточной Сибири» 10/07/2019
Нарушительниц, которые торговали омулем без документов, поймали в Бурятии.
Нарушительниц, которые торговали омулем без документов, поймали в Бурятии. © / Управление Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия

С 25 апреля по 25 июня в водоёмах Иркутской области нерестилась рыба. Это время, когда «на крючок» попадались не лещ или хариус, а браконьеры, решившие нарушить запрет на рыбалку. Но таких, как говорят специалисты, становится с годами всё меньше.

Почему? На этот вопрос в пресс-центре «АиФ в ВС» ответил главный государственный инспектор Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Иван Тириков.

Семь тысяч - за хвост

По словам специалиста, за два месяца в Приангарье выявили больше 700 нарушений запрета на рыбалку. В числе тех, кто пренебрёг законом, 14 юридических и должностных лиц. На них составили протоколы об административной ответственности. У браконьеров изъяли 13 моторных и 50 резиновых лодок, 18,5 км сетей и 566 кг добытой рыбы. Нарушителей оштрафовали на 1,1 млн рублей и ещё более 600 тыс. руб. - сумма ущерба. Кроме того, 12 дел о нелегальной рыбалке передали следственным органам, нарушителям грозит уголовная ответственность.

«В период весеннего нереста этого года браконьеров стало значительно меньше, - уточнил Иван Тириков. - Скорее всего, причина этому - повышенные таксы за каждую незаконно пойманную рыбу, которые вступили в силу осенью прошлого года. По ним, к примеру, только за одного незаконно пойманного в период нереста леща нужно выплачивать тысячу рублей, за щуку и того больше - почти 2 тыс. руб».

Самые большие штрафы накладывают за незаконно пойманного омуля - за один хвост придётся раскошелиться как минимум на 7,2 тыс. руб.

Несмотря на окончание нерестового периода, в Иркутском водохранилище и Ангаре нельзя ловить тайменя и ленка. Также ни для кого не секрет, что круглый год запрещено добывать байкальского омуля. Этот запрет действует с осени 2017 года. 

Узаконенное беззаконье?

Между тем байкальский деликатес по-прежнему встречается на прилавках. Можно увидеть его и на торговых площадках Иркутска, и на рыбном рынке в Листвянке. У обывателей возникает вопрос: «Неужели надзорные органы закрывают глаза на свободную продажу запрещённой рыбы?»

Как поясняет заместитель руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Ринат Енин, это не так. На прилавках есть легально добытый омуль. Дело в том, что, вводя запрет, федеральные власти сделали исключение для коренных малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока (КМНС), которые живут в том числе на севере Байкала в Бурятии. Они могут использовать главную байкальскую рыбу не только для личных нужд, но и продавать излишки. Правда, объёмы вылова ограничены квотами, в этом году эвенкам разрешили добыть 55 тонн деликатеса.

«Вся рыба, которую продают малочисленные народы, должна быть зарегистрирована в системе «Меркурий», у такой продукции есть все необходимые сертификаты. К примеру, в Улан-Удэ работает крупная торговая сеть, которая реализует пресервы и другие продукты из байкальского омуля. Он поступает как раз от малочисленных народов, зарегистрирован в системе, сомневаться в его происхождении не приходится», - говорит Ринат Енин.

Правда, нерадивые продавцы рынков всё-таки могут использовать исключение, сделанное для представителей КМНС, как лазейку в законе, чтобы продавать продукцию, добытую браконьерами. Схема простая: они приобретают у эвенков, к примеру, 50 кг омуля, а продают его весь год, добавляя на прилавки незаконный улов, но сопровождая его легальными документами.

Как с этим бороться, пока не придумали. Иван Тириков называет это «узаконенным браконьерством» и говорит, что Росрыболовство предлагает либо ввести полный запрет на вылов эндемика, а малочисленным народам компенсировать ущерб деньгами (власти Бурятии вроде бы не против такого варианта), либо хотя бы исключить из нормативных актов пункт о возможности продажи излишков ценной рыбы.

Штраф за один хвост омуля – минимум на 7,2 тыс. рублей.
Штраф за один хвост омуля – минимум на 7,2 тыс. рублей. Фото: Управление Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия

Ещё одна уловка, которой пользуются некоторые торговцы, - они выдают за омуля пелядь - другую рыбу семейства сиговых. Простой житель не всегда сможет отличить два вида рыбы, они очень похожи, разве что пелядь считают менее вкусной. Также за байкальского омуля могут выдавать его ленского собрата, не сообщая потребителям о северной «прописке» деликатеса. 

Кстати
3 июля у дороги рядом с селом Клюевка Кабанского района Бурятии три жительницы окрестных населённых пунктов торговали омулем и хариусом. Их проверили полицейские и специалисты Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Бурятии. Документов на рыбу, общий вес которой составил почти 9 кило, у женщин не оказалось. Теперь продавцам грозит административная ответственность, а весь свой товар им пришлось уничтожить.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах