aif.ru counter
5636

«У Байкала нет проблем». Правда ли, что Россия может потерять «жемчужину»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. «АиФ в Восточной Сибири» 27/07/2016
Антон Андреев / АиФ

В  конце июля окончательный диагноз Байкалу  поставил Всемирный фонд дикой природы (WWF), включив Байкал и Ангару в «чёрный» список мест, которые Россия может потерять в ближайшие годы. Виной тому якобы БЦБК, десятилетиями накапливавший отходы, и гидроэнергетики, из-за работы которых в озере падает уровень воды.

Корреспондент «АиФ в ВС» поговорил с Андреем Федотовым, директором Лимнологического института СО РАН, который не совсем согласен с мнением фонда.

Нечаянно навредили?

Дарья Галеева, «АиФ в ВС»:  Многие иркутяне, вернувшись с Байкала, пребывают в лёгком шоке: такого числа туристов они никогда не видели. На берегу просто яблоку негде упасть. Может ли такой турпоток навредить озеру?

Андрей Федотов: Отдыхающие могут повлиять на состояние Байкала, но не по своей вине. К примеру, есть проблема - корабли. Их количество увеличивается вместе с ростом турпотока, и многие бизнесмены, чтобы взять на борт больше отдыхающих, изменяют конструкцию судна, в том числе убирают фекальные цистерны. Естественно, после такой «модернизации» все отходы летят напрямую в Байкал. В итоге во время экспедиций мы регистрируем фекальные загрязнения уже и по центру озера.

К тому же, у нас практически некуда эти отходы сдать, даже если на судне их собирают нормально: пункты по приёму корабельных стоков и подсланевых сточных вод есть только в Листвянке и Северобайкальске. Из-за этого в июле природоохранная прокуратура подала иск к региональному минприроды с требованием построить эти пункты хотя бы в больших прибрежных посёлках.

По Байкалу ходят 114 судов класса «Ярославец», двигатель одного по нормативу может продуцировать до 1,2 «куба» подсланевых вод (они содержат нефтепродукты), то есть всего - до 139 тонн. Однако за навигацию 2014 года в Листвянке сдано всего 12,2 тонны таких вод.

Фото: АиФ/ Антон Андреев

- Значит, если турист хочет отдохнуть, не навредив Байкалу, ему стоит отказаться от путешествий на кораблике?

Досье:
Андрей Федотов родился в 1971 г. в Кемеровской области. Окончил Иркутский политехнический институт. Должность директора Лимнологического института СО РАН занимает с декабря 2015 года. Доктор геолого-минералогических наук.

- Почему? Турист может кататься по озеру, сколько захочет, - ему этого не запрещают. Думать об «экологичности» отдыха - не его задача. Если он садится на корабль или селится на турбазе, они должны отвечать всем санитарным нормам. Я уже предлагал идею добровольной сертификации: турбаза доказывает, что у неё нет вредных выбросов, и получает сертификат, на который уже и смотрят туристы. Хотя для многих это пока не так важно, наши ищут, чтобы было подешевле.

- Такое ощущение, что и власти смотрят, чтобы было «подешевле» охранять озеро. Хотя для перечисления всех проблем уже не хватает пальцев. Какие из них действительно важные? То говорят - маловодье, потом - «заболачивание»…

- Слово «заболачивание» к Байкалу вообще нельзя применять, потому что размер и глубины озера не такие, чтобы образовалось болото - то есть бескислородная среда. Знаете, у самого Байкала нет проблем. То же маловодье… Если посмотреть в прошлое, то в период последнего оледенения, когда Селенга бежала еле-еле, уровень озера оказался на 30-40 метров ниже современного, а биологическая жизнь едва теплилась. И Байкал пережил эту проблему, да для него это даже и не проблема была. От этого всего плохо человеку становится, а не озеру. Сейчас главное разобраться, где идут природные процессы, а где как раз человек виноват.

СпирогираБерег, полраженный остатками гниения спорогиры. Фото: Из личного архива

- Как в разрастании спирогиры?

- Да, здесь прослеживается антропогенный фактор, хотя до сих пор много вопросов. Спирогира - это обобщённое название, которое легко выговаривают чиновники. На самом деле это целый комплекс макрофитов, и вся загадка в том, что они появляются не только там, где люди ведут некультурный образ жизни, но и в тех местах, где людей нет вообще, например - на восточном побережье.

- Почему эти водоросли вызывают такой ажиотаж? Из-за них гибнут губки?

- Эта водоросль всегда жила вокруг Байкала, но в самом озере ей было некомфортно. Это всё равно, если бы у нас здесь, к примеру, слоны стали жить, появилась бы такая же проблема.

Гибель губок - по-прежнему загадка, они погибают и в тех местах, где никакой спирогиры нет. Представьте - такой чистый идиллический пейзаж, а губки чёрные. Мы пытаемся понять, почему это происходит, но денег не хватает. Сейчас смотреть в микроскоп уже недостаточно, нужно подкреплять свою работу молекулярно-генетическими исследованиями. Есть гипотеза: что-то воздействует не на саму губку, а на те микроорганизмы, которые живут у неё внутри, грубо говоря - у губки начинается «дисбактериоз» и она отмирает. И это страшно, так как эндемик - фильтрат, за день его организм диаметром 5 см  может пропускать через себя до 20 литров воды. И никто не знает, что произойдёт с озером, если губки исчезнут.

«Вот тебе, товарищ, очистные»

- Многие иностранцы, наслышанные о «байкальском кризисе», считают, что озеро у нашей страны надо забрать: оно находится под защитой ЮНЕСКО, а значит, принадлежит всему миру, тем более - мы с его защитой якобы не справляемся.

- Тогда получается, все объекты ЮНЕСКО надо изъять и отдать под управление данной организации. Это ерунда. Естественно, я такие мнения не разделяю. Хотя те, кто должен защищать озеро, и вправду не справляются со своей задачей. Взять ту же федеральную целевую программу по охране Байкала: где у нас строят очистные? В Иркутске, Качуге, Шелехове. Напрашивается вопрос: при чём тут Байкал? А минприроды даёт ответ, якобы эти территории подготовили проектные документы. А они дорогущие, и у маленьких посёлков на берегу такой возможности нет: в Больших Котах постоянно живёт всего 70 человек, откуда они возьмут миллионы? Должна быть государственная программа, которая скажет муниципалитету: «Вот тебе, товарищ, очистное сооружение, а если ты им пользоваться не будешь, мы с тебя спросим». А сейчас главе проще «напроситься» на штраф, за то что стоки не соответствуют нормам, и получить субсидию на его погашение, потому что денег и так нет.

Сейчас у нас система работает не на предупреждение, а на наказание, вот и получается: на Байкале 29 очистных, и ни одно нормально не работает.

- И всё-таки есть ли на Байкале сейчас большой кризис, который может уничтожить наш «колодец»?

- Сейчас большинство проблем видно в прибрежной зоне - это узенькая полосочка вдоль озера. Весь Байкал - это глубинная зона. Вот если в этой глубинной части начнутся изменения, которые мы сейчас, слава богу, ещё не регистрируем, вот тогда это будет кризис. Пока же кризис только у людей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах