aif.ru counter
233

Обретение корней. Музей из Приангарья собирает информацию о сибиряках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. «АиФ в Восточной Сибири» 31/05/2017
Фотографии заларинцев-фронтовиков, которые удалось разыскать, Галина Макогон называет «Мой бессмертный полк».
Фотографии заларинцев-фронтовиков, которые удалось разыскать, Галина Макогон называет «Мой бессмертный полк». © / Дарья Галеева / АиФ

Жительница поселка Залари Иркутской области Галина Макагон уверена, что ни один народ не может жить без своих корней, поэтому 20 лет назад она основала в родном посёлке краеведческий музей и возглавляет его до сих пор. В четырех комнатах этого музея при местном Дому культуры Галина Николаевна хранит и представляет посетителям информацию о целых поколениях сибиряков, начиная с 16 века. Корреспондент «АиФ в ВС» побывал в сельском музее где нет модных интерактивных экспонатов и гаджетов, зато можно найти настоящие сокровища, касающиеся истории, жизни и быта сибиряков прошлого.

«Открыли глаза на прошлое»

«В 1981 году я после педагогического института пришла работать в свою родную школу, и мне, как молодой, дали очень тяжёлый класс - шесть человек стояли на учёте в милиции. Чтобы хоть как-то угомонить учеников, я начала водить их по походам. Надо сказать, сработало железно. Эти мальчишки стали для меня самыми надёжными, они были мои пажи, мои рыцари. Ребятишкам из интеллигентных семей тяжело походы давались, а эти всё выдерживали. Из каждого путешествия мы возвращались не с пустыми руками, отовсюду тащили экспонаты и натаскали в школу целый музей. Сделали русскую горницу, потом земляночку в память о Великой Отечественной войне. Так и родился музей на базе Заларинской средней школы №1».

Дарья Галеева, «АиФ-Иркутск»: Неужели в это время в посёлке не было своего музея?

Галина Макагон: Не было ни одного учреждения! Ну, кроме библиотеки - там частично стягивали к себе краеведческую информацию, но, конечно, пропагандировали больше книги, нежели историю. В 1994 году я предложила создать районный краеведческий музей, и мэрия меня поддержала. В итоге я со скандалом ушла из школы: не хотели отпускать. Сначала разрывалась между нею и музеем, но в итоге выбрала историю. За 20 лет на голом, ровном, пустом месте мы открыли Заларям глаза на прошлое

В музее бережно хранятся старые газеты.
В музее бережно хранятся старые газеты. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

- Как вы собираете информацию и экспонаты для музея?

- Конечно, сейчас, в эпоху Интернета, экспонаты искать стало проще. Часто привожу такой пример: 20 лет я собирала имена фронтовиков, которые ушли из посёлка на войну. Через Заларинский военкомат на фронт отправились около 8 тыс. солдат, однако мы никак не могли выйти на эту цифру - собрали только 3 тысячи имён. Но за два последних года на нас из Сети повалилось столько информации! Моя дочь собрала 5 тысяч имён за это время! А я 20 лет их искала - в каждой деревне, в каждой библиотеке шмыгала, постоянно обращалась к населению через газеты, просила поделиться воспоминаниями. В итоге мы даже приостановили выпуск книги с именами бойцов из-за того, что к нам повалился такой шквал информации.

Такая же история будет с фотографиями погибших героев. 20 лет я собираю их по крупицам, но сейчас люди, благодаря акции «Бессмертный полк», как-то встронулись, захлопотали, забеспокоились и тоже стали искать портреты своих родственников, которые не вернулись с войны.

В музее можно найти информацию о народах Сибири.
В музее можно найти информацию о народах Сибири. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

16 поколений Распутиных

- Знаю, что вы очень активно интересуетесь родословием. Сейчас это направление истории развивается? Почему-то об этом почти ничего не слышно.

- Интерес к своей личной истории у живых людей обязательно должен быть. Наверное, каждый задавался вопросами: кто я такой в этой жизни, чьи гены во мне и где был в прошлом в лице своих предков? Изучение родословных стало и моим личным «пунктиком», и всего музея. Родословие - отдельная тема, о которой сейчас СМИ почему-то молчат.

Начала этим активно заниматься, когда у нас шесть лет назад по глупейшему недоразумению сгорел музей, который мы 14 лет собирали. Для посёлка это была духовная трагедия, но я не позволила себе опустить руки. Тогда как раз Заларям исполнялось 300 лет, а точных доказательств этой цифры не было, и мы через архивные данные решили подтвердить возраст, а значит, понять, кто стоял у истоков. Поехала в архив Иркутской области - подняла 1700-е годы. Там - всего 13 метрических книг, и с каждой поработала досконально. Первый раз, когда открывала книги, не могла даже прочитать церковную вязь, но друзья, к примеру - Юрий Петрович Лыхин, помогали мне расшифровывать непонятные церковные написания, до чего-то сама дошла - переписывала буквы, а дома пыталась понять, в какие слова они складываются.

Фотографии из недавнего прошлого также хранятся в музее. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

Потом ко мне в руки попали метрические книги нашей церкви и другие источники. Соединяла всю полученную информацию, и у меня перед глазами открывались родословные заларинцев в 14-16 поколениях! К примеру, Распутины выстроились в 16 поколений - ими, как кровеносными сосудами в организме человека, оказался пронизан весь старожильческий край нашего района - вокруг Сибирского тракта. У нас даже одно село раньше называлось Распутиным. Кстати, их род пошёл с 1636 года, когда появился в наших краях охочий до пашни человек Распутка Потапов, от него и пошли все Распутины, в том числе и писатель Валентин Григорьевич.

- А людям самим интересно, кто были их предки, или эта информация, которую вы находите, только для музея? Сейчас в обществе есть стереотип, что большинство из нас этакие Иваны, не помнящие родства.

- Есть, конечно, и такая категория, но тем людям, которых я встречаю, - интересно. Вот у Распутиных есть своё землячество, у Выборовых и Сухаревых - своё. Я Выборовых уже дважды собирала, их в районе очень много. Кстати, мы выяснили, что все они - одна семья: в 1743 году в Залари определили ямщика Петра Выборова, который родил здесь 9 сыновей. От них все и пошли.

Вырезки хранят воспоминания о жизни в Сибири много лет назад. Фото: АиФ/ Дарья Галеева

Сохранить на века?

- Какой экспонат в музее дорог вам больше всего?

- У нас есть много замечательных вещей: вот, например, крест, исполненный эмалью, который принадлежал староверам - переселенцам из Витебской губернии. Это оригинал, мы выкупили его у потомка одного из староверов, он сам предложил - сказал, что хочет, чтобы крест сохранился на века. Староверы, кстати, тоже приехали к нам по столыпинской реформе, они попросились жить в самую тайгу.

- Вы покупаете экспонаты на свои деньги?

- Да, вся моя пенсия уходит на бензин для поездок по району, на какие-то вещи для музея. А что делать? У нас в Тагне филиал - уникальный госпиталь времён Русско-Японской и Великой Отечественной войн, состоящий из девяти деревянных корпусов. Директор «Тальцов» Владимир Тихонов говорит: такого места нет больше нигде в России. Этот госпиталь создали для тяжело увечных людей, от которых родные отказались, отправив их умирать в тайгу. Более 200 человек туда попало с 1942 по 1945 год. Нам по «Народным инициативам» мэр помог выхлопотать 200 тыс. руб., мы сделали ремонт, но мебели, шкафов, электричества, отопления нет. Там уже открыли экспозицию, и туда едут отовсюду. Но мы даже сторожа поставить не можем. В конце апреля, когда вся область горела, было особенно страшно - до этого уникального памятника пожар не дошёл всего 4 километра.

Особых денег на музей государство не выделяет, но мы за шесть лет больше миллиона заработали сами - на грантах, да и люди нам помогают, за время работы в музее у меня появилось много настоящих друзей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах