aif.ru counter
184

Женщина спасает от забвения затерянные в архивах имена и судьбы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. «АиФ - В Восточной Сибири» 04/05/2011

Не героически-иконных, залакированных до неузнаваемости - о докторах, учителях, лётчиках - прабабушках и прадедах тех, кто живёт в двух шагах.

Екатерина Владиславовна - директор музея природы из Тангуя, что в Братском районе. Кажется, у неё внутри - нерождённый роман, подобие «Войны и мира». Только война - не с французами, а с фашистами, и все герои - родом из Сибири. Женщина восстанавливает погребённые в архивах имена солдат и находит живых людей, которых многие давно считали погибшими. Благодаря ей кто-то смог взглянуть на лица не вернувшихся с войны родственников, которых никогда до этого не видел…

После двухчасового разговора с этой женщиной возникает такое чувство, будто вы только что перечитали «А зори здесь тихие». Или посмотрели какой-нибудь очень хороший фильм о войне, где на экране не показано ни одной смерти, но от этого боль ещё сильнее.

Фотография с историей

- Сейчас я готовлю для будущей книги о воинах Братского района историю одной довоенной фотографии, - Екатерина Владиславовна держит в руках ксерокопию карточки, на которой изображена группа молодых людей. - Снимок нам передал ветеран Василий Семёнович Дорошенко, на нём он изображён с братом Николаем и группой довоенных друзей. Сказал, что в живых никого из этих людей уже нет, многих фамилий так и не смог вспомнить. Фотография долго провисела в музее, вместо части фамилий стояли прочерки.

Сегодня по истории одной этой фотокарточки можно писать целую книгу - так неожиданно находились истории тех, кто на ней изображён. Если бы не это везение и интерес нашей гостьи, племянники Степана Иванова, возможно, так и не узнали бы, как выглядел их дядя. А знакомые и сослуживцы Бориса Степанца считали бы, что того давно нет в живых.

- Я начала искать в архивах, книгах памяти, что же стало с людьми на этом снимке, - вспоминает Екатерина Вячеславовна. - Время идёт, а ничего не получается. И тут я вспомнила, что в соседнем посёлке Зарбь живёт много Степанцов. Я приехала туда и стала интересоваться у местных:

- А Борис Антонович Степанец давно умер?

- Как умер? Он жив, и сейчас находится в Тулуне. Ничего не понимает, не разговаривает, но живой!

…Приехать домой к ветерану удалось только вечером.

- Может, из-за позднего визита меня сначала приняли за доктора, - делится женщина. - Захожу в дом, а ветеран лежит на диване, такой безразличный. Я показываю ему карточку и спрашиваю: кто это? - И тут, не поверите, ведь говорили, что не разговаривает, - он отвечает басом:

- Я.

- А это кто?

- Колька Дорошенко.

- А это?

- Васька.

И тут его жена приносит точно такую же фотографию, на которой подписаны все фамилии!

После удалось найти родственников Николая Дорошенко: оказалось, что они живут на станции Батарейная под Ангарском. В Тангуйском музее сегодня лежат фотографии, которые боец отправлял родным с фронта. Вот снимок 43-го: солдат с фотографии вырвался из фашистского окружения. Вот карточка из 44-го: привет из Болгарии. А вот фото, сделанное незадолго до Победы: «Любимой мамаше от сына Николая. Помни сына, который не страшится никаких угроз противника, прошёл почти всю Европу и сегодня-завтра вернётся в родной Тангуй. Готовьте достойную встречу. Дорошенко Николай».

Не так давно из соседнего посёлка к сыну в Тангуй переехала пожилая учительница Вера Степановна Царенкова, в девичестве Дынникова. Екатерина Чуднова знала, что когда-то эта женщина начинала работать в Тангуе.

Наудачу наша героиня решила спросить, не знакомы ли ей фамилии людей на фотокарточке.

- Оказалось, что человек на фотографии, чью фамилию мы так и не могли разобрать - не то Буранов, не то Бураков - её первая любовь, Николай Буранов. Он очень хорошо рисовал, обещал ей, что станет лётчиком и будет летать над её домом. Когда он погиб на войне, Веру не могла видеть его мать - постоянно плакала.

А ещё одного парня с фотографии, которого никто не мог вспомнить, звали Степан Иванов. Оказалось, что его родственники живут в соседней деревне Худобок.

- Рассказывают, он работал в местном отделе культуры. И говорил, уходя на войну, что свою калитку закрывает в последний раз. Он погиб быстро, в самом начале войны, мы нашли информацию на сайте «Мемориал». Оказалось, что у родных не осталось ни одной его фотографии. Они потом долго благодарили, что смогли увидеть дядю.

Милые, да вы живы!

Екатерина Владиславовна много говорит о людях и почти ничего о себе. Рассказала только, что в Тангуй она приехала после окончания педагогического института: как отличнице ей первой дали право выбрать, в какую из школ района отправиться. Если бы не она, родившаяся за много километров отсюда, в Тангуе, возможно, так и не начали бы отмечать праздник села. В ту пору, когда женщина была главой села (а проработала она на этой должности 14 лет), передачи местного радио выходили три раза в неделю и рассказывали об историях улиц и домов.

- Люди слушали и начинали приходить: а вот этого вы не сказали, а я ещё помню такого-то. А мне только этого и надо! - смеётся краевед.

Благодаря её любви к истории, люди, например, узнали, что Тангуй основан на сто лет раньше, чем все считали - в 1625 году. И что в Жигалово есть школа, которая носит имя тангуйского учителя и воина - Григория Галактионовича Малкова, который прошёл всю войну и оставил надпись на здании Рейхстага: «Здесь был сибиряк Малков»…

- Когда мы стали общаться с директором жигаловской школы, мне прислали фотографии Малкова. На одной из них он стоит с молоденькой девушкой. Оказалось, что это Сушкина, снайпер из соседнего села Илир. Сейчас её уже нет в живых. Родственники рассказали, что она всю жизнь вспоминала этого человека. Малков, командир бригады, был значительно старше неё и всем бойцам говорил: «Только троньте! Это моя дочь».

Как удавалось найти стольких людей, когда кто-то всю жизнь может искать и не найти своих давних друзей или сослуживцев? Екатерина Владиславовна рассказывает, что многие «ориентировки» ей давал тангуйский ветеран Алексей Яковлевич Швидко.

- А сам он часто вспоминал бывшую одноклассницу, Тоню Выборову. Такая, говорит, была девка! Связистка, всю войну прошла, вернулась на костылях… Жалко, что её уже нет. Представляете, мне удалось её найти, живую, в Иркутске! Буквально вчера с ней разговаривали… Оказалось, что жива и её старшая сестра Анастасия - бывший военный доктор, ей 97 лет, сейчас она в Подмосковье. Представляете, каково было моё удивление? Милые, вас же всех похоронили, а вы живы!

Сейчас директор музея вместе с местными детьми восстанавливает памятники на могилах ветеранов. А в двух окрестных сёлах за последние несколько лет появились новые обелиски - без исторических ошибок. Чтобы помнили. Своих, не придуманных героев.

Кстати:

1941 год. Первый ряд: Михаил Некипелов, Василий Дорошенко, Николай Буранов. Второй ряд, сверху, слева направо: Степан Иванов, Александр Пищулин, Борис Степанец, Николай Дорошенко.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах