aif.ru counter
307

Неудобная тема. Почему в Приангарье не любят говорить о наркотиках?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. «АиФ в Восточной Сибири» 19/03/2014
За январь-февраль 2014 года в Иркутской области изъято 128 кг наркотических, психотропных и сильнодействующих средств.
За январь-февраль 2014 года в Иркутской области изъято 128 кг наркотических, психотропных и сильнодействующих средств. © / www.russianlook.com

В Сибирском федеральном округе уровень наркотизации населения на 30% превышает общероссийский, а среди субъектов СФО Приангарье по этому показателю стоит на одной из самых «высоких» позиций.

- Общество очень сложно повернуть лицом к проблеме наркомании. Когда мы только открыли нашу общественную организацию, то стали выходить на митинги со свечами и фотографиями детей, которые погибли от наркотиков… - говорит президент общественных объединений Иркутской области «Матери против наркотиков» Валентина ЧЕРВИЧЕНКО. – Но это всё бесполезно. Чаще всего люди присоединяются к нашей миссии только после того, как беда приходит в их дом.

Никогда не говори «никогда»

- В лето перед поступлением в вуз сын поехал жить на дачу. Как позже выяснилось, тогда он впервые попробовал покурить марихуану, - рассказывает жительница Усолья-Сибирского Алла ЧЕРНЯВСКАЯ.

Сейчас марихуану можно вырастить даже в шкафу. Фото: АиФ / Сергей Юрьев

Языком цифр:
За январь-февраль 2014 года в Иркутской области изъято 128 кг наркотических, психотропных и сильнодействующих средств, в том числе 44 кг героина, 82,5 кг марихуаны, 500 г сильнодействующих веществ. К административной ответственности за нахождение в состоянии наркотического опьянения в общественных местах привлечено 215 человек. В суд направлено 151 уголовное дело, 119 из них – по яжким и особо тяжким преступлениям. Закрыто 9 наркопритонов. В 2013 году в Иркутской области было выявлено 56 случаев распространения спайсов.
Это был первый раз, когда Алла Александровна оставила сына одного на длительное время без контроля. До этого она всегда сама принимала все решения в его жизни, вплоть до выбора кружков и секций, которые будет посещать ребёнок. В то, что выращенный в тепличных условиях, обласканный в семье сын может принимать наркотики, не верилось. Не раскрывали материнские глаза даже факты.

- Как-то раз я обнаружила на кухне закопчённые ложки. Сын мне сказал, что это к нему приходит друг и курит траву. В гневе я заставляла бросить дружбу с этим парнем, но даже не подумала, что мой ребёнок тоже курит, - признаётся женщина.

Потом были вызовы в институт и разговоры с руководством вуза. Вопросы, употребляет ли сын наркотики, оскорбляли Аллу Александровну. «Никогда», - с уверенностью отвечала она.

Подтвердились опасения замдекана, когда парень проходил практику в родном Усолье и был на глазах родителей. Они стали замечать, что он находится в каком-то затуманенном состоянии. Думали, что перебарщивает с алкоголем, но запаха не было.

- Как-то он переполошенный заскочил домой, побежал к себе в комнату и попросил его разбудить через 15 минут, а когда я зашла в комнату, он уже сделал себе передозировку. Специально, потому что не мог с этим жить, - вспоминает Алла Александровна.

Тогда молодого человека спасли. Выяснилось, что он впервые попробовал героин на вечеринке. Друг предложил, и отказаться он не смог, потому что уже был в состоянии опьянения от травы. С первой дозы прошёл год.

- Во-первых, нам было стыдно открыться друзьям и близким. Во-вторых, мы просто не знали, куда обратиться. Сводили в наркологическое отделение в больницу, потом отправляли в тайгу, в религиозную общину.

В Иркутских школах детей добровольно  тестируют на наркотики. Фото: АиФ-Иркутск / Анастасия МИХЕЛЬСОН

Пять лет искали возможность лечить нашего ребёнка. Потом была вторая попытка суицида, - рассказывает Алла Александровна. - После этого я открылась друзьям, потому что одна наша семья справиться с этим уже не могла…

Только, подняв на уши всех друзей, они случайно узнали, что в Иркутске есть центры реабилитации.

- Ни один нарколог не говорил о том, что нам надо в центр реабилитации! Мы попали в какой-то информационный вакуум, - говорит женщина. – После я открыла в Усолье-Сибирском организацию «Родители без наркотиков» и стала трубить о том, что в одиночку никому не под силу справиться с этой бедой.

Крайние меры

- Сейчас мы стали умнее. Поняли, что бороться с этой проблемой поверхностно, просто выявляя потребителей, не имеет смысла. Корни трагедии лежат в семье, и если родителю удастся правильно воспитывать своего ребёнка, спрос на наркотики будет снижаться, дети не захотят употреблять их, - продолжает Валентина Червиченко.

Оставив надежды достучаться до общественности через публичные выступления, организация «Матери без наркотиков» привлекла в свои ряды психологов.

- Родитель в силу своей занятости мало обращает внимания на ребёнка. Это способствует тому, что тот уходит на улицу, в Интернет, приобретает зависимости. Чтобы заставить матерей и отцов трезво оценивать общество, в котором они живут, и понимать, что может угрожать их детям, мы разработали тренинг, суть которого заключается в развитии психолого-педагогической компетентности родителей, - рассказывает кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной педагогики и психологии ВСГАО Виктория РЕРКЕ. - Мы задействовали в занятиях 866 человек - это родители и учителя детей шестых-седьмых классов. Тренинг провели в 19 населённых пунктах. На первом этапе людям предлагали ответить на вопрос, допускают ли они, что их семья может столкнуться с наркоманией. 46% ответили, что это не коснётся их никогда, ещё 28% признались, что проблема наркотизации общества есть, но им она не грозит. Остальные сказали, что несчастье может постигнуть любого.

Зачастую оказывать помощь зависимым мешают их родные. Фото: АиФ / Александра Горбунова

Кстати:
С 17 по 28 марта в Иркутской области проходит акция «Сообщи, где торгуют смертью». О фактах распространения наркотиков можно сообщить анонимно по бесплатным телефонам: (3952) 20-00-49, (3952) 28-13-13, 8-800-350-00-95. Оперативную информацию граждане смогут оставить на сайте ФСКН по Иркутской области www.ufskn38.ru или отправить на электронный адрес info@ufskn38.ru. Также в ФСКН постоянно работает телефон доверия (3952) 200-049.
- Мы спрашивали педагогов, как они поступают с теми детьми, которые пойманы на употреблении наркотиков, - рассказывает Валентина Червиченко. – Сначала об этом говорят родителям. Одни категорически не верят, но некоторые идут проводить тест и здесь сталкиваются с другой проблемой: если растительные наркотики тест выявляет, то синтетические, которые сейчас в большей степени распространены среди подростков, - нет. И семья закрывается для какой-либо помощи. В одной из школ нам рассказали, что директору пришлось ждать, пока у подростка началась ломка, чтобы призвать родителей к мерам…

Опасный сосед

По словам начальника областного управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков Алексея ЗЯБЛИЦКОГО, борьба с синтетическими наркотиками, которые, по мнению общественников, главный бич современного общества, осложняется их гибким составом.

- Стоит изменить одну лишь молекулу - и формула вещества становится совершенно другой, а значит - оно уже не входит в перечень запрещённых. При этом в год появляется около 40 видов таких наркотиков! - говорит наркополицейский. - Чтобы так называемый спайс включили в список запрещённых, нужно минимум три месяца! Это же огромный срок.

И сейчас мы добиваемся, чтобы у ФСКН было право временно запрещать предположительно наркотическое вещество, пока оно не пройдёт все необходимые процедуры для окончательного запрета. Но нужно понимать: сколько бы мы ни работали, одна служба не справится с проблемой.

К примеру, в Иркутске практически нет спортивных сооружений, работающих бесплатно, при этом доза героина стоит меньше, чем поход в бассейн.

- Воспитанием и профилактикой детской наркомании, конечно, должна заниматься семья. Наша работа заключается в том, чтобы найти и изъять наркотические вещества. В борьбе с наркотиками не можем отдавать преимущество какому-то одному из них. Они все опасны, - говорит начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУ МВД России по региону Максим БЕЛОЗЕРЦЕВ. - Сейчас с нами активно сотрудничают гражда- не. Если раньше они боялись «сдать» соседа-наркомана, то теперь понимают - этот человек может угрожать безопасности их и их детей. К тому же у нас работают анонимные горячие линии, куда можно сообщить о точках наркоторговли. Отрабатываем все звонки. Как правило, данные подтверждаются.

Комментарий

Антон ВЕПРЕВ, заместитель директора областного центра реабилитации наркозависимых «Воля»

- По закону, мы можем работать только с совершеннолетними. Что касается подростков - это то, с чем нам предстоит столкнуться. Тех немногих, которых приводят родители, берём в амбулаторное отделение, где они находятся несколько часов в день. В остальное время ребята живут обычной жизнью, ходят в школу, потому что полностью забирать подростков из общества нельзя. Самое страшное то, что чаще всего школьники употребляют синтетические наркотики, и в этом случае программы, написанные, скажем, под героиновых наркоманов, не работают. Да и в общем примерно 30% людей, которые сейчас находятся у нас на лечении, зависят от «синтетики». Мы вынуждены заново готовить персонал, методы лечения и реабилитации. Но, несмотря на это, максимум наших усилий направлено на то, чтобы люди знали: в Иркутской области есть возможность лечиться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах