aif.ru counter
301

Заповедники для людей. Татьяна Калихман о сохранении природы Сибири

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. «АиФ в Восточной Сибири» 20/11/2014
За Лебединые озера ученые боролись 5 лет.
За Лебединые озера ученые боролись 5 лет. © / Из личного архива

Золотой медали имени Бородина удостоены всего четверо российских учёных, и среди них единственная женщина - научный сотрудник института географии им. В. Сочавы СО РАН Татьяна Калихман.

«Природоохранительница» - так можно назвать нашу героиню, если интерпретировать по отношению к ней значение имени Татьяна - «устроительница». Ведь она много лет занимается проблемами особо охраняемых природных территорий Иркутской области - заповедников, национальных парков, заказников, памятников природы. И именно за эту работу на съезде РГО, который состоялся в начале ноября, президент России Владимир Путин лично вручил редкую награду.

Почва для коррупции

Татьяна Калихман

Беседа с Татьяной Петровной, конечно же, началась с вопроса о защите Байкала и недавних поправках в закон об охране озера, согласно которым 80% Иркутской области попали в зону Байкальской природной территории. Сейчас эти поправки критикуют представители всех отраслей экономики и даже региональные власти. К примеру, строители упирают на то, что теперь им надо проходить экологическую экспертизу даже на строительство социальных объектов, которые будут находиться почти за 300 км от берегов озера - а это очень долгий процесс. И в конечном итоге он повлияет на социально-экономическое развитие региона в целом.

- При этом карьер для добычи общераспространённых природных ископаемых, например для строительства дороги, вообще без всякой экологической экспертизы делают, что лично мне кажется очень странным, - комментирует моя собеседница. - Это иногда заканчивается митингами возмущённых людей, как, например, два года назад, когда иркутяне протестовали по поводу распила скальников на Олхинском плато.

Наталья Горбань, «АиФ»: - Но у нас все ужесточения чаще всего заканчиваются тем, что если кто-то чего-то не может быстро получить законным путём, то начинает разрабатывать различные коррупционные схемы.

Татьяна Калихман: - Наша страна с петровских времён предрасположена к взяткам и коррупции. Например, общественность Иркутской области не знает, что не так давно в Слюдянке прошли общественные слушания по строительству объездной автомобильной магистрали. Среди нескольких вариантов строительства трассы один был собственно по берегу озера, где находятся два уникальных памятника природы, зона отдыха Шаманский мыс. И утвердили именно такой вариант. Я сама о том узнала буквально на прошлой неделе: председатель природоохранительной комиссии РГО прислал мне письмо женщины, которая обратилась по этому поводу к председателю общества Сергею Шойгу, рассказав, как незаконно провели слушания и что на них никто не мог попасть. А ведь обойти Слюдянку возможно с южной стороны - по более горной части. Конечно, это будет дороже, но неужели всем будет лучше, если по берегу озера сделают высокую насыпь, которая уничтожит природу Байкала?

- Татьяна Петровна, а насколько сложно сейчас охранять и защищать природу, в частности организовать заповедник?

- К моему большому сожалению, в Иркутской области с 1987 года не было создано ни одной новой охраняемой территории. На 2012 год по этому показателю мы занимали одно из последних мест в Сибирском федеральном округе -3,1% от всей площади региона. При этом на Алтае охраняется четверть территории, Кемеровской области - 14%, Бурятии - 9. Наш институт составил большой атлас всех охраняемых территорий в СФО, и хочу надеяться, что именно этот труд стал толчком к созданию новой такой территории в нашей области: в начале этого года в Казачинско-Ленском районе учредили заказник Окунайский, или «Лебединые озёра», к обоснованию которого я имела непосредственное отношение.

Сделать это было очень сложно, потому что такой процесс требует много согласований, то есть каждое министерство должно поставить подпись, что оно согласно с созданием подобной охранной территории. А на уровне региона все были категорически против: финансисты, представители горнодобывающей промышленности, лесного комплекса - а лес там, кстати, рубили просто нещадно. Поэтому всё тянулось очень долго (учёные добивались создания заказника 15 лет, и наш еженедельник неоднократно писал об этом. - прим. «АиФ»). Так что это - сложный процесс, в отличие от добычи общераспространённых полезных ископаемых.

Чем скромнее бюджет…

- Получается, этому процессу противостоит и власть, и бизнес?

- В тех регионах, где промышленность развита слабее, охраняемые территории создать легче. На той же Камчатке, и в Горном Алтае, где нет промышленности, газопроводов и так далее. Несмотря на то, что бюджет у них гораздо скромнее, чем в Иркутской области, там власть охотнее создаёт заказники и природные парки. А ведь у нас уникальная территория и не хотелось бы быть позади всех.

-Есть ещё какие-то планы по созданию заказников в Приангарье?

- Существует утверждённая схема развития охраняемых территорий в Иркутской области. Один из приоритетных в ней - заказник «Удинский» в верховьях реки Уда, а также Тофолария - совершенно потрясающее место, тем более там стали отмечать случаи захода снежного барса, чего не было очень давно. Предлагается создать несколько природных парков - на Шаманском мысе в Слюдянском районе, пике Черского, парк «Витязь» на Олхинском нагорье, на Тёплых озёрах на границе с Бурятией. Таких парков набирается 13, в плане они стоят, но воз и ныне там. Всё дело упирается в финансирование актуальных обоснований по каждой территории и в нежелание администрации Иркутской области проводить такие работы. Правда, кое-что всё же делается: по крайней мере, министерство природных ресурсов области сейчас проводит инвентаризацию природных памятников, чего не происходило уже очень давно.

- А как это отразится на туризме: послужит его развитию или наоборот?

- Возьмём Шаманский мыс. В пик сезона это просто Черноморское побережье. Но из-за дикого туризма он неоднократно пройден пожарами, и там уже нет той растительности, которая была изначально, - соснового леса с подлеском из багульника. Природный парк, с одной стороны, нацелен на то, чтобы развивать отдых и туризм, а с другой - чтобы всё было под контролем. У парков есть штат, дирекция, то есть люди, которые отвечают за состояние территории и организуют отдых людей - делают стоянки, оборудуют тропы в труднопроходимых местах и т.д. Но пока не будет создан природный парк, никто не станет это делать.

- Но в России всегда сложное финансовое положение, мы постоянно находимся в каких-то кризисах. Может, поэтому у нас не хватает денег на создание таких парков? Или, может, воли?

- Кризисы у нас происходят, как и во всём мире. Но Вы правильно сказали - не хватает воли. А деньги в нашей стране есть, мы не самые бедные. К тому же, такие парки тоже могут зарабатывать средства на свою деятельность. Люди, конечно, возмущаются, как это они будут платить за то, чем всегда пользовались бесплатно. Но ведь в этих местах станут поддерживать порядок, и, может быть, видя, что вокруг чисто, наши туристы перестанут загаживать те места, где они отдыхают.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах