aif.ru counter
78

Жизнь на чемоданах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. «АиФ в Восточной Сибири» 20/07/2011

Чемоданы, ящики собрали и сидим ждём, как на мыльном пузыре, который вот-вот лопнет. Примерно так жители села Кеуль Усть-Илимского района описывают своё нынешнее существование. В конце 80-х, когда развернулось активное строительство Богучанской ГЭС, из небольших деревень на берегах Ангары, оказавшихся в зоне затопления, сюда перебрались многие переселенцы. И начали жизнь с чистого листа: обустроили дома, завели скот, разбили огороды. В общем, обосновались основательно.

Разве мог тогда кто-то подумать, что спустя каких-то три десятилетия придётся вновь пережить все ужасы глобального переезда. Какие страхи и опасения распространены сегодня среди местного населения? Ответ на этот вопрос искала корреспондент «АиФ в ВС» во время командировки по территориям, которые вскоре должны уйти под воду.

«Шутка» с переселением затянулась

- Ой, да ничего у нас здесь нет. Хоть бы работёнка какая была, чтобы молодёжь пристроить. Мы-то хоть пенсию регулярно получаем, живём за счёт подсобных хозяйств. Кто поздоровее, тот корову держит, а у меня вот только огородик маленький. А детям нашим что делать? Вот и уезжают: кто в лесу трудится, кто на пилораме. Если остаются молодые, так пьют все. Раньше совхоз у нас какой был, сколько мест рабочих давал! Сама там дояркой 22 года трудилась, - запричитала местная жительница Екатерина Сергеевна, как только я подошла к ней и представилась.

Но тут же в разговор включилась её соседка, сидящая рядом на лавочке.

- Если бы не затопление, разве мы бы уехали отсюда? Конечно, нет. Нам посёлок очень нравится: замечательные школы - обычная и музыкальная, хорошие учителя, талантливые ребятишки, - попыталась сгладить негативный отзыв приятельницы Надежда Михайловна.

- Нет, ну по сравнению с другими деревнями мы ещё очень хорошо живём, - тут же «исправилась» первая выступающая. - У нас и котельная есть, и отопление (все дома подключены к централизованному энергоснабжению. - Авт.), вода горячая из крана бежит. Вот выселят нас в какое-нибудь село, где дровами печь топить придётся да воду с речки во­зить, так что тогда?

- У меня вот квартира 72 «квадрата», а мне взамен её «кутушку» дадут, вдвое меньшей площади, хоть сразу копай могилу и ложись, - подключилась к нашей беседе Мария Генриховна, уроженка деревни Ёдарма, для которой предстоящее переселение будет уже вторым по счёту. - Тут и хозяйство своё, свежий воздух, соседки рядом, всех знаешь, сядем - поговорим. А там кого найдёшь?

В очень красочных образах обрисовал сегодняшнее положение селян пенсионер Валерий Кузнецов:

- Я здесь уже 10 лет живу. Как приехал, мне сказали, будто скоро переселять будут. Подумал, что шутка. Ан нет. Сколько лет уже люди как на мыльном пузыре живут и ждут, когда он лопнет. Чемоданы и ящики давно собраны. Между тем сроки переезда постоянно переносят: то первый квартал, то второй, то третий. Мы даже не знаем, сажать картошку или уже не успеем. Я не хочу быть бомжем каким-то. Уж лучше здесь останусь, пускай меня затопит.

Вот так эмоционально на вопрос о далеко не добровольной миграции реагирует большинство кеульчан. И это понятно: каждый потеряет свой дом, родной клочок земли и собственноручно возведённые надворные постройки. Человека, как какое-то растение, вырвут с корнями из привычной среды и пересадят в другую, чуждую, почву. Приживётся ли он на новом месте - Бог знает.

Им песня жить помогает

Хотя, нужно признать, что первые переселенцы, перебравшиеся из подлежащих затоплению ангарских деревень в село Кеуль, которое начали строить в 73-74 годах специально для приёма «гостей», со временем обжились, нашли общий язык и сроднились.

- Вообще, новый посёлок появился очень быстро: сначала жильё, потом объекты совхоза, в середине 80-х стали сдавать в эксплуатацию социальные учреждения, административные здания, отделения связи, - рассказала Галина Жмурова, директор сельского Дома культуры. - Когда в новый Кеуль стали приезжать жители из соседних деревень, мы задумались над тем, как сплотить народ, сделать так, чтобы люди друг друга не чуждались. Сначала решили объединить фольклорные группы из Ёдармы и Тушамы, но получилось не сразу. На репетициях разгорались настоящие споры: одни запевают, другие мотив подхватить не могут. Оказалось, что одни и те же песни в деревнях по-разному поют. Договорились так: кто вступает, под того и подстраиваемся. Вот и стали петь то по-ёдармински, то по-тушамски.

В 1984 году в Кеуле открылось новое здание Дома культуры, и с тех пор творческая жизнь закипела с новой силой: стали регулярно проводить «вечера у самовара» и совместные дни рождения, создали народный хор, а также детский и молодёжный фольклорные ансамбли - ныне известные далеко за пределами села «Теремок» и «Горенка». Но главный конёк кеульчан - это народные праздники, организованные строго по старинным обычаям.

- О них мы подробно беседовали со своими бабушками, когда те ещё были живы, записывали на плёнку их рассказы и песни, - говорит Галина Михайловна. - Один из самых ярких и любимых праздников - Троица, которую мы уже более 20 лет отмечаем всем селом. А в нынешнем году она прошла с особым размахом. Как будто чувствовали, что, быть может, это в последний раз.

Частички древней культуры хранятся в кеульской библиотеке-музее, где на сегодняшний день насчитывается более тысячи экспонатов. Часть из них перевезли из покидаемых населённых пунктов, а потом местные жители стали сами приносить в хранилище старинные вещи, завалявшиеся у них дома. Тут и домашняя утварь, и рыболовные да охотничьи принадлежности, и чучела редких птиц, и иконы. О дальнейшей судьбе уникальной коллекции Галина Жмурова рассуждает осторожно:

- Поговаривают, что в Усть-Илимске появится усадьба под открытым небом. Может, туда и наши экспонаты перекочуют. А что касается нашего музыкального коллектива, то даже страшно подумать, что с ним станет. Мы же не знаем ещё, кто куда поедет, вдруг все в разных местах окажемся. И если материальные культурные ценности можем передать следующим поколениям, то что делать с духовными?

Первый раз не обманули

Особенно болезненно люди воспринимают тему переноса местного кладбища, поскольку память предков для них священна. По словам главы Кеульского муниципального образования Николая Штанько, никаких гарантий, что могилы не затопят, пока нет. Хотя, по официальной информации, участок, рассчитанный на 500 мест погребений, уже отведён в пригородном посёлке Невон.

- Сейчас принят областной закон о компенсациях для переселенцев, но до сих пор нет реестра переселяемых территорий, - вздыхает сельский голова. - Может случиться так, что для кого-то переезд станет полной неожиданностью. Мы не знаем, включат ли осенью в зону затопления или его воздействия всю территорию села или нет, но ясно одно: всех жителей необходимо переселять. Ведь произойдёт резкая потеря жизненного пространства, на суше останется маленький пятачок 900 метров в ширину и километр-полтора в длину. Возникнет и экологический дискомфорт: сброс воды с ГЭС будет приносить к Кеулю стоки от Усть-Илимского ЛПК, в результате чего вокруг села образуется зловонное болото.

Хочется надеяться, что к приходу «большой воды» из села успеют выехать все местные жители. И получат достойную компенсацию за имущество. По крайней мере многие участники первой волны переселения заверили меня, что в 80-е годы их не обманули: выплатили полагающиеся деньги, дали квартиры, да ещё и машины совхоз предоставлял для перевозки личных вещей. Проще было и с трудоустройством - хоть на ферму иди работай, хоть в проектно-монтажную компанию. Сейчас кеульчанам на новой родине обещают лишь пособия по безработице да бесплатные курсы переобучения. Не приходится им рассчитывать и на полное возмещение изымаемых «квадратов».

Справка:

По предварительным данным органов местного самоуправления, с территорий, которые подлежат затоплению, необходимо переселить 476 семей или 1670 человек, в том числе из села Кеуль - 410 семей (1395 человек), из посёлка Невон - 44 семьи (212 человек), из города Усть-Илимска - 22 семьи (63 человека). В апреле 2012 года планируется пуск первых агрегатов БоГЭС и затопление водохранилища вначале до отметки подпорного уровня 185 м (коснётся лишь Красноярского края), а затем, в 2013-м, до отметки 208 м.

Старый Кеуль ведёт свою историю с 1687 года, он считался центром, в который постепенно стягивались жители соседних ангарских деревень: Берёзово, Черново, Ёдарма, Ката и Тушама. Среди ныне живущих в селе есть те, кому предстоит сыграть новоселье уже в третий раз.

Подробнее о том, какие меры поддержки готовы предоставить власти Иркутской области, удовлетворяют ли они кеульчан и почему заказчики строительства БоГЭС не принимают ни малейшего финансового участия в процессе принудительного переселения граждан, читайте в следующих номерах «АиФ в ВС». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах